Если друг отказался вдруг…

Вступлению России в ВТО в 2006 году вряд ли помешает даже особая позиция США, озабоченных открытием на российской территории филиалов своих банков. После саммита «восьмерки» Москва приступит к завершению процесса вхождения в крупнейший на планете экономический блок. С 2007 года в России будут уже ощутимо другие цены и тарифы, изменятся и цена поставок на внешние рынки основных российских товаров, прежде всего энергетических. Чем это грозит Беларуси – самой газифицированной стране Европы?

Если друг отказался вдруг…

Опять газ?


Если учесть, что белорусская экономика становится неконкурентоспособной даже на своем рынке при цене газа в 100 – 107 USD за 1000 куб. метров, а намеченная цена газа на 2007 год для нас составляет 125 USD, то вряд ли белорусский истэблишмент успокоит уверенность президента, высказанная им 10 февраля в поселке Елизово: «Переживем!». Он сам как лицо физическое, возможно, и не такое «переживет», но первой не «переживет» новые цены белорусская нефтехимия, затем «рухнет» энергетика, следом «посыплется» машиностроение, агросектор и ЖКХ.  Программа по сбору опилок и установке ветряков безусловно окажет свое благотворное влияние на похороны белорусской индустрии, выполняя роль музыкального сопровождения. Так что весь торфяно-опилочный бред можно смело поручить белорусскому телевидению, задыхающемуся от ласковых объятий и отеческой заботы власти. Пусть балуются.


Так что же делать? Эта власть может уже ничего не делать. Она уже все сделала – за 12 лет построила целую индустрию – 1(один) завод «Кока – Колы». Естественно, сейчас все соседи не могут спать спокойно от зависти к могучей белорусской экономике, получающей газ по цене, дешевле чем он добывается на Ямале. 12 лет убито на самолетики, хоккеи, библитечки, выяснение своей неземной божественной сущности и прозорливости, создание белорусских потемкинских деревень из домов, в которых жить никто не хочет, покраске заборов в городках и деревнях, где все мужики и молодые девицы давно уехали на заработки за тридевять земель, подкуп пенсионеров, подметание улиц до истерики с одновременным их переименованием, интеграционную болтовню, на чем окончательно спилась целая группа союзных чиновников и депутатов, переругивание со всем «цивилизованным» миром, поиски шпионов и боевиков, беззастенчивый копирайт импортных образцов, растаскивание российского транзита по заявкам страждущих белорусских организаций и ведомств, всебелорусские народные хуралы с кампаниями в честь А. Лукашенко и белорусские телеканалы с визжащими от телеоргазма ведущими. Уникальные в истории человечества «парниковые» условия для реформ упущены, экономика к мировым ценам на энергетику не подготовлена. Кто за это ответит ?


Дальше что? Кого будем традиционно обвинять с 1 апреля, когда ОАО «Газпром», вежливо дождавшись очередной «элегантной» инаугурации, скромно напомнит, что пора как-то рассчитываться… Стоит отметить, что по неписанной традиции А. Лукашенко никогда ни за что не рассчитывается, тем более своими деньгами.


Скучная история

История настолько банальна, что ее даже скучно пересказывать. С весны прошлого года мы не раз говорили, что А. Лукашенко не сможет пойти на президентские выборы, не получив от Москвы политической поддержки. Весна и лето были убиты на оттяжки и отсрочки, пока осенью проблемы принятия Конституционного акта не оказались заслоненными газовым «нашествием», предпринятым ОАО «Газпром» с подачи Кремля. Полномасштабный переход на рыночные цены производился вне зависимости от «союзнического» статуса импортера российского газа. Между прочим, экспорт газа - вопрос для России критически важен, так как каждый четвертый рубль в российском бюджете от «Газпрома».


Для Минска новый газовый ценовой нажим означал одно – политическая поддержка на выборах 2006 года.


15 декабря на встрече в Сочи В. Путин согласился на пролонгацию газовых цен 2005 года для Беларуси на 2006 год. За такой «подарок» надо было платить – белорусская сторона до начала марта обязалась завершить передачу половины пакета акций ОАО «Белтрансгаз» РАО «Газпром», о чем не преминул сообщить в одном из своих интервью вице-президент российского газового монополиста г-н Рязанов. Опровержения из Минска не последовало. Было не до того. Только соглашение в Бочаровом Ручье было достигнуто, как А. Лукашенко прямо из Сочи позвонил в Минск и потребовал немедленно начинать избирательную кампанию.


Комедия оправданий

Белорусский президент за три месяца до выборов получил в свои руки электоральное «оружие победы» - самый дешевый газ в Евразии, если не во всем мире, но нажил другую проблему. Надо было как-то объясниться с народом. С одной стороны, А. Лукашенко должен был предстать «белым и пушистым» - совершенно независимым от той же Москвы. С другой - нельзя было и заикаться, что практически символические цены за газ достигнуты обещанием передачи «Газпрому» контроля над единственным белорусским газотранспортным предприятием.


В ход пошла «сборная солянка» - российские базы, граница, таможня (?), некие особые и таинственные услуги. Практически во всех своих выступлениях за последние два месяца А. Лукашенко не меняет набор оправданий, что говорит о полной интеллектуальной деградации его спичрайтеров (если они вообще при нем остались). Народ, возможно, не помнит или не знает, что вопрос о российских базах урегулирован еще в 1998 году, транзит идет по международным соглашениям, а в расходах на белорусскую границу и таможню Россия участвует по союзным и иным программам. В конце концов, если Минску так тяжело охранять польскую и литовскую границу, Москва может предложить поменяться на безусловно более «легкую» - китайскую. Ведь и в Сибири, и на Дальнем Востоке есть граница союзного государства, и там Россия охраняет не только себя, но и партнера по Союзному государству.


Кроме того, цена вопроса – почти 3,8 млрд. USD (разница между 220 USD за 1000 «кубов»(украинская цена) и 46,68 USD (формально белорусская цена), умноженные на 21 млрд. «кубов» поставки газа в 2006 г.) поражает своим финансовым весом. Странное дело: жили – жили и именно сейчас, в 2006 году, узнали, что белорусские услуги России в год достигают столь астрономическую сумму – почти пятую часть нашего ВВП (правда, 27 января А. Лукашенко заявил, что белорусский ВВП достигает 50 – 70 млрд. USD, хотя как экономист, о чем он не забывает напоминать к месту и не к месту, он должен был знать, что если ВВП достигает 70 млрд. USD, то средняя зарплата в стране не менее 700 USD в месяц). 


Это что же за такая услуга в 3,8 млрд. USD в год? Может быть, мы для России какие-то урановые руды копаем в Солигорске или строим ТЭЦ на Луне? Это не смешно, а грустно – допущена фундаментальная ошибка. Власть в какой-то момент решила, что «пипл все схавает». Это опасная игра, так как за ней обязательно следует тотальное недоверие…


Трагедия пустых угроз

К 20 числам января спектакль с оправданиями стал надоедать даже его инициаторам и в ход пошли перманентные угрозы и шантаж.


27 января А. Лукашенко четко заявил: «Если Россия переходит на иные какие-то цены по газу для нас, то мы имеем право по рыночным законам вести переговоры по другим процессам, по другим объектам, где российская федерации готова повысить цену и платить нам. На сегодняшний день нет такой ситуации, что Россия своего единственного и последнего союзника готова поставить в невыгодные условия. Пока нет…». Не будем отклоняться на оскорбительный для Москвы пассаж «последний союзник», так как еще с царских времен известно, что последний союзник России - ее армия и флот, но отметим, что в конце января у белорусского президента даже духа не хватило сказать столь волнительное слово, как «Белтрансгаз».  А. Лукашенко только отметил, что «Во-первых, мы ничего не отдавали и отдавать не намерены. Во-вторых, я говорю, что читал. Я хочу сказать – почему это делается, хочу сделать небольшое заявление. Я за спиной у вас - своего народа никогда ничего не делал такого, за что народ бы меня потом костылял…  Я никогда за спиной своего народа не буду вести какие-то политические игры. Поэтому Кремль поддерживает меня, а я потом что-то должен отдать – так никогда не ставился вопрос. А потом, скажите, а в чем меня поддерживает Кремль? …».  В итоге белорусский президент объявил, что все разговоры об «обмене собственности на выборы» - преднамеренно распространяемые оппозицией слухи. Это важное замечание ставит Москву в непонятное положение, так как никто не ожидал, что к белорусской оппозиции принадлежат А. Рязанов, А. Медведев, А. Миллер и даже М. Фрадков…


Насчет возможных встречных претензий со стороны Минска «по рыночным законам» и «по другим объектам», то блеф в политике не считается чем-то аморальным… Зато у  Москвы исчезли последние, надо отметить, традиционные иллюзии – соглашение от 15 декабря мертво. Минск в очередной раз не признал собственные договоренности.


Паника

Белорусскую правящую элиту охватила паника. Еще с советских времен для белорусской номенклатуры всегда считалось доблестью обвести Москву вокруг пальца, но сейчас даже последний клерк прекрасно понимает, что Минск - не Киев, и в случае газового кризиса между РБ и РФ Беларуси надеяться на ЕС и Вашингтон не приходится, если только А. Лукашенко предварительно с ними не согласовал свои действия. Через тот же Киев…


Для примера всеобщего беспокойства стоит обратить внимание на высказывания гендиректора ОАО "Белтрансгаза" Дмитрия Казакова на заседании в Минэнерго (28.01.06):


«И по контракту. Хотел бы попросить правительство. "Белтрансгаз" работает над контрактом (судя по всему, речь идет о контракте по поставке газа в 2007 г.). Хотел бы попросить: с учетом возможного прессинга по ценам будет более горячая обстановка, и мы должны выходить более подготовленными на переговоры с российской стороной».


10 февраля белорусский президент откликнулся на призыв руководителя ОАО «Белтрансгаз», пообещав, что не продаст предприятие за какие-то презренные 5 (пять) миллиардов долларов, так как, мол, «инфляция». Оно и правильно, так как уже сейчас один метр белорусской газовой трубы (частично ржавой) стоит более 5000 USD или 50 USD за сантиметр. Если рассчитываться однодолларовыми ассигнациями, то ширина пачки сравняется с длиной трубы… Если это не издевательство и глумление над «единственным и последним союзником» того же Минска, то что? Оказалось, что ни что иное, как союзные соглашения о «равных  условиях для хозяйствующих субъектов». 


А это уже не смешно.  Все имеет меру. Действительно, по соглашению апреля 2002 года цена на газ для РБ уравнивалась с ценой на газ в Смоленске… но при одном условии: должно быть создано газотранспортное СП на базе ОАО «Белтрансгаз». Условие выполнено? Нет. К кому претензии, если килограмм газовой трубы оценен в каратах?


Поражает другое: какой же силы голод на аргументы и доводы у белорусских властей, если им приходится четвертый год публично утверждать, что дважды два пять.


Однако стоит отметить, что А. Лукашенко чутко улавливает истерику в руках высшего государственного менеджмента. Отсюда и его успокаивающие заявления, что «переговоры о поставках российских газа и нефти на будущий год уже идут, мы просто не договорились о цене». Хотя вряд ли кого–то успокоит, что все так «просто»…


Кризис неминуем

До кризиса осталось 6-7 недель. В том, что он будет, не оставляет сомнений прежде всего сам В. Путин. Безусловно, российский президент прекрасно знает своего белорусского коллегу, и ни на минуту не сомневался в том, что благополучно «скушав» природный газ по цене в 46,68 USD, А. Лукашенко демонстративно забудет о «бартерной» части цены «голубого топлива» и никаких акций ОАО «Белтрансгаз» «Газпрому» не передаст. Тогда зачем российский президент пошел на столь невыгодный для России обмен?


Ну почему невыгодный? Невыгодно было бы в том случае, если в Минске началась вдруг политическая анархия и вообще не с кем стало бы говорить. В условиях отсутствия у Москвы собственного «белорусского проекта» имеет смысл остаться хоть с кем-то. Кто-то скажет, что это цинично, недемократично и будет прав, особенно если столкнется на европейских светских раутах с М. Кадаффи.


А во-вторых, украинско-российская газовая война продемонстрировала, что российская правящая верхушка не только вполне драчлива, но способна долго ждать, когда соперник сам попадет в собственную «ловушку». С «единственным союзником» Лукашенко так и произошло. Бросив все под колеса предвыборного экспресса, он остался босым и голым перед лицом неминуемого « ценового прессинга» «Газпрома». Бери его голыми руками…


Война?

С кем и чем воевать-то? Союзник и тот один – Киев. Сейчас в Минске чуть ли не шаманят, чтобы сразу после выборов в Верховную Раду между Украиной и Россией снова разгорелась очередная газовая война. Тогда Москве будет не до Минска. Глядишь, месяц–другой и протянут.


Внутренний резерв один – белорусский народ. Назначение даты Всебелорусского народного собрания совпало по времени с выходом на поверхность решения не отдавать «Газпрому» «Белтрансгаз». Отсюда и повестка дня народного съезда –  формальное утверждение новой пятилетки заменит народный вопль к вождю: «возьми и правь нами безраздельно!»  Стон зала будет не для слабонервных – это вам не ручку президентскую в церкви с колен целовать. В итоге произойдет главное – понятия «государство», «народ» и «президент Лукашенко» окончательно сольются в некую неразрывную «троицу». Сращивание произойдет прямо на глазах тысяч присутствующих и миллионов телезрителей. Возникнет некий вариант православного складня – открываешь, а слева Народ, справа – Государство, ну а в центре – все он, наш президент на веки вечные.


Этим мобилизация не закончится, так как мобилизованные массы в защиту «народной собственности» положено куда-то направлять. Этот момент может оказаться критический.


Восток – Запад

Выбор у А. Лукашенко небольшой. В первом варианте он ищет поддержку Запада против «газового оружия» Кремля по украинскому формату. Стоит прямо отметить, что, учитывая европейские и, прежде всего, восточно-европейские традиции начинать рабочий день с проклятий в адрес Москвы в частности и русского народа в целом, такой вариант не исключен. Тем более что наличие между Минском и Вашингтоном коммуникаций не вызывает сомнений. Москва, между прочим, вполне вменяема на угрозы шантажа в варианте: «Не берите больше у них долгов, попросите лучше у арабских государств, у Запада, у Америки - они помогут нам, не глядя ни на какие наши отношения. Категорически запрещаю вести разговоры с Российской Федерацией о заимствованиях. Ничего не одалживайте у них» (ноябрь 2002 г.).   


Во втором варианте А. Лукашенко ничего не остается, как закрыться маской невинно обиженного «единственного и последнего союзника», незаслуженно брошенного коварным Кремлем на «горячие угли» газовых цен и горячо оплакиваемого простым русским народом, готового «любого побить» за любимого Александра Григорьевича.


И в первом, и во втором варианте без народной массовки не обойтись. Так какой же вариант противостояния с Москвой выберет белорусский президент? Это не трудно понять по электоральной судьбе А. Милинкевича.


Если единый кандидат от объединенной оппозиции будет зарегистрирован и 17 февраля ему выдадут удостоверение кандидата в президенты РБ, то, следовательно, белорусский президент выбрал второй вариант – «союзнический». В этом случае ему нужны и политическое обострение, и столкновения на улицах, и пламенные заявления из Брюсселя и Вашингтона – неужели Москва бросит такого верного борца с «цветной революцией»? А в итоге намерения властей и оппозиции придут во взаимовыгодный резонанс. Все будут воевать за свое, объективно помогая друг другу.


Если А. Милинкевич все-таки не будет зарегистрирован – в апреле жди шантажа Москвы с западного вектора. Расчет здесь прост. А. Лукашенко не потерпит никаких политических посредников и согласовывать противостояние с «Газпромом» будет напрямую с Западом, а не с Милинкевичем.


Подождем пару дней…

11:39 15/02/2006






загружаются комментарии