Россия готовит закат белорусской экономики

Для соседей России наступают нелегкие времена: "Газпром" повышает цену на свой товар, и теперь это касается уже не только нелояльных к нам республик, но и ближайших союзников.

С апреля Армения стала получать газ вдвое дороже (по $110 за тысячу кубометров), теперь настал черед и Белоруссии. Руководители "Газпрома" предупредили Минск о том, что намерены повысить цену на российское "голубое топливо" до "европейского уровня". "Сейчас цена - $46,68 за 1 тыс. кубометров. Но могу сказать, что мы ведем переговоры с белорусской стороной по переходу на рыночные цены с 2007 года. На мой взгляд, эта цена должна быть как минимум в три раза выше", - заявил недавно зампредседателя правления концерна Александр Рязанов на форуме "ТЭК России в XXI веке". То есть, Белоруссии светит цена где-то в районе $140-150 за тысячу кубометров. И это станет для белорусской экономики настоящей проверкой на жизнеспособность.


Разумеется, у многих - причем, не только в Белоруссии, но и в России - возникло удивление, граничащее с негодованием: как же так? За что наказывают ближайшего союзника, с которым вот уже десять лет мы строим союзное государство? И ведь надо же: заявление "Газпрома" прозвучало как раз под юбилей этого строительства! Причем братской Белоруссии хотят продавать газ дороже, чем недружественным Грузии и Молдавии (им, напомним, пока установили цену в $110 за тысячу кубометров)! Даже Госдума не выдержала - запросила в правительстве информацию о том, насколько обоснованно решение "Газпрома", особенно в контексте "строительства Союзного государства России и Белоруссии".


Но аргументы "Газпрома" прозрачны, как стекло: это рынок, все в равных условиях - и свои, и чужие. Какова конъюнктура на региональном рынке, таковы и цены. А в Европе, напомним, цена газа варьируется от $170 до $250 за тысячу кубов, так что Белоруссии грех жаловаться на свои $140. Получается: чем ближе к ЕС, тем цены выше. Украина же не отвертелась от $230. С Молдавией - особая ситуация: она предложила "Газпрому" интересные инвестиционные проекты в энергетике (связанные с производством и экспортом электроэнергии), и российский концерн сохранил ей цену на газ в $110 - пока, правда, всего лишь на ближайшие три месяца, пока он будет думать над ее предложением.


Конечно, и с Белоруссией у нас ситуация особая: союзное государство, хоть и со скрипом, но строим. И в этой связи у двух стран существуют уже вполне определенные взаимные обязательства. В частности, и по газу. "Белорусское правительство будет придерживаться тех соглашений по равным ценам на энергоносители для субъектов хозяйствования Союзного государства, которые у нас есть", - гордо заявляет белорусский премьер Сергей Сидорский. Однако на деле не все так просто. Когда-то (а именно, до конца 2003 г.) газ в Белоруссию действительно поставлялся по цене, установленной для Смоленской области. Но затем возник конфликт между Минском и "Газпромом" из-за другого обязательства сторон: создания паритетного СП на базе активов "Белтрансгаза". Начали его создавать, да в цене не сошлись: "Газпром" хотел выкупить свою долю по балансовой стоимости (т.е. 50% за $300 млн), Белоруссия же оценила этот стратегически важный для России актив в $5 млрд (соответственно, России за свою долю предлагалось заплатить $2,5 миллиарда). Разговора не получилось, и "Газпром" не продлил контракта на поставку Белоруссии газа по "смоленским" ценам, а установил некие промежуточные - не внутренние, но и не совсем рыночные.


И сейчас в руководстве "Газпрома" считают, что Минск не выполнил своих обязательств по "Белтрансгазу", а потому не вправе требовать равных цен на энергоносители для российских и белорусских потребителей. К тому же газ дорожает и на российском рынке: за два года с $24 до $41 за тысячу кубометров, а в Смоленской области - с $29 до $44,5.


Так что в настоящий момент Белоруссия по этому показателю практически не отличается от субъекта Российской Федерации. И ей, конечно, намекают, что неплохо бы, в конце концов, перестать отличаться от российских регионов и по всем остальным параметрам. Народ, дескать, поймет и одобрит. Но Батька, только что получивший третий срок,


категорически не согласен с подобной постановкой вопроса. Он не желает расставаться ни с суверенитетом Белоруссии, ни с "Белтрансгазом", по которому в Европу идет пятая часть российского газового экспорта. Ведь это же такой козырь! Так что белорусам остается одно: смириться с подорожанием "голубого топлива".


Эксперты сейчас задаются вопросом: выдержит ли экономика Белоруссии трехкратное повышение цен на российский газ? Ответы появляются зачастую прямо противоположные. Многие говорят о надвигающемся кризисе - как в экономике, так и в социальной системе. Простая арифметика показывает, что если 21 млрд кубометров газа, которые запланировано закупить в России в этом году, подорожают в три раза, то Белоруссия вынуждена будет перечислить России "лишних" $1,96 млрд, что будет очень серьезным ударом и для торгового баланса, и для бюджета.


Кроме того, это будет удар по промышленности, давно привыкшей к дешевому топливу. Так, по оценкам Всемирного банка, ценовые льготы на поставляемые из России энергоносители составляют до 11% ВВП Белоруссии. Западные эксперты убеждены, что большинство предприятий в стране живет и относительно процветает только благодаря искусственно заниженной топливной составляющей в цене их продукции. Но после подорожания газа белорусские товары, очевидно, окончательно лишатся конкурентоспособности. Этого же мнения придерживаются и многие российские эксперты, в частности председатель Совета по внешней и оборонной политике России Сергей Караганов, который уверен, что не только промышленность, но и вся белорусская экономика окажется неконкурентоспособной, если цена на российский газ вырастет втрое.


Уже сейчас отмечаются тревожные симптомы. Оппозиционные наблюдатели, опровергая оптимизм официального Минска, констатируют рост признаков экономической несостоятельности у большинства белорусских предприятий. В частности, у них увеличивается просроченная кредиторская и дебиторская задолженности, наблюдается нехватка оборотных средств. Утверждается, что из 5 тыс. государственных предприятий страны, включенных в информационную базу Министерства экономики, почти половина (2390 хозяйствующих субъектов) фактически неплатежеспособны. В качестве одной из основных причин сложившейся ситуации называется проблема со сбытом производимой ими продукции, которая является, по сути, невостребованной на рынке в силу своей неконкурентоспособности (и это не беда, что продукция Белоруссии - тяжелые самосвалы, бытовая техника, фосфатные удобрения и нефтепродукты - экспортируется в 60 стран). В то же время Минск проводит политику поддержки всех госпредприятий, не допуская их банкротства, что еще более усиливает иждивенческие настроения у подобных "хозяйствующих субъектов". На пагубность подобной политики указывает не только оппозиция, но и эксперты Программы развития ООН: в своем отчете за 2004-2005 гг. "Экономика и общество Беларуси: диспропорции и перспективы развития" они рекомендуют немедленно начать банкротить неплатежеспособные госпредприятия.


Но Минск не соглашается на предлагаемые меры, поскольку массовое банкротство предприятий резко ухудшит социально-экономическую ситуацию в стране: безработица из скрытой станет очевидной, сократится производство пусть и неконкурентоспособной, но все-таки продукции. Однако, по мнению экспертов, эти меры станут неизбежными, если вырастет цена на газ. Придется, по всей видимости, пересмотреть нынешнюю довольно щедрую социальную политику Лукашенко, которая обеспечивает ему стабильную поддержку со стороны слоев населения, пользующихся социальными льготами.


Ситуация осложняется натянутыми до предела отношениями Белоруссии с Западом, который фактически не признал итоги последних президентских выборов в стране. Помощи или какой-либо поддержки с этой стороны ждать не приходится. Но и с другой стороны - ничего обнадеживающего. Начатое Россией и Германией строительство Северо-Европейского газопровода (СЕГ) серьезно снижает значимость Белоруссии как страны, через которую идет транзит российского газа в Европу. Козыри сами уплывают из рук Лукашенко.


Однако существует и другой взгляд на последствия повышения газовых цен. Он основан на утверждении, что белорусская экономика достаточно самостоятельна и развивается динамично. По данным официальной статистики, в минувшей пятилетке 2001-2005 гг. среднегодовой рост ВВП составил 7,3%, перевыполнены планы роста во всех отраслях экономики. Значительно повысилась рентабельность реализованной продукции, снизилась доля убыточных организаций (с 33,4% до 15,7%). Белоруссия одна из первых среди стран СНГ достигла и превысила уровень докризисного 1990 года. В этих условиях, по мнению ряда экспертов (главным образом, белорусских), экономика страны вовсе не будет дестабилизирована трехкратным подорожанием российского газа. В частности, директор института экономики Национальной академии наук Белоруссии Петр Никитенко утверждает, что "возможное повышение "входной" цены на газ в 3 раза, естественно, вызовет рост издержек, но оно не приведет к структурной разбалансировке и дестабилизации национальной экономики". По его расчетам, в настоящее время доля природного газа в структуре себестоимости промышленного производства в Белоруссии составляет около 5%, а в случае трехкратного повышения цен на газ - вырастет до 7-8% (такая вот арифметика!). При условии, конечно, что другие структурные элементы себестоимости (материалы, сырье, комплектующие, зарплата и т.д.) останутся на прежнем уровне.


Никитенко полагает, что в любом случае заметного роста стоимости промышленной продукции не произойдет, поскольку "в системе себестоимости будет перераспределение составляющих, и сбалансированность сохранится за счет роста объемов производства, снижения энергопотребления и сокращения налоговой нагрузки". Лишь в некоторых, наиболее энергоемких отраслях "показатели эффективности несколько ухудшатся". В частности, в энергетике, нефтехимии и машиностроении "ожидается более значительный рост себестоимости, чем в целом по экономике, и, соответственно, снижение рентабельности". И не беда, в этом списке оказалась практически все "столпы" белорусской промышленности! В любом случае, по мнению Никитенко, "последствия роста цен на энергоресурсы - это вопрос системный, к этому надо готовиться, моделировать ситуацию и принять меры для снижения возможных негативных последствий". Переход на мировые цены - "это всего лишь вопрос времени".


Кроме того, по мнению Никитенко, "трехкратного повышения цен на газ с 2007 года, скорее всего, не будет". Дескать, России самой не выгодно взвинчивать цены на белорусскую продукцию, "которая по ряду позиций не имеет конкурентов в России". Такой же прогноз делают и другие эксперты, правда на иных основаниях. Они полагают, что "Газпром" назвал сейчас некую запредельную цену лишь в качестве приглашения к серьезным переговорам, и, в зависимости от того, что предложит со своей стороны Белоруссия, эта цена может сильно уменьшиться. Пока известно, что Минск готов предложить России инвестиционное участие в пяти проектах, в том числе - в строительстве второй ветки газопровода Ямал-Европа на льготных для российской компании условиях, создании СП на Березовской ГРЭС, модернизации завода удобрений "Гродно-Азот". К концу апреля белорусы обещают представить весь список своих предложений. Правда далеко не факт, что "Газпром" примет эти "отступные" вместо "Белтрансгаза". И тогда вопрос станет ребром: или труба, или... труба. Конечно, для Белоруссии всегда остается запасной вариант: вернуться в РФ на правах губернии (возможно, привилегированной) и сохранить "областной" уровень цен на газ. Но Лукашенко, по всей видимости, предпочтет независимость - и для Белоруссии, и для "Белтрансгаза". Вот тогда и настанет момент истины для белорусской экономики. Очень скоро станет ясно: действительно ли плановое, "колхозное" хозяйство в отдельно взятой стране может быть конкурентоспособным в современном мире, или все дело было в дешевом российском газе?



Андрей МИЛОВЗОРОВ, Yтро.ru

14:42 24/04/2006




Loading...


загружаются комментарии