Конец идиллии в отношениях Беларуси и России

Как стало известно, в IV квартале Россия, ссылаясь на трудности транспортировки, намеревается значительно сократить поставки сырой нефти на белорусские НПЗ. Выручка от продажи их продукции на Запад, напомним, составляет значительную часть экспортных поступлений РБ. Похоже, что эта мера, которая уже начала реализовываться, имеет и политический подтекст.

Сразу же следует сказать: в то, что истинной причиной ограничения потока нефти, поступающего в Беларусь, стал очередной форс-мажор на нефтепроводе  Дружба , не верит почти никто. Расхождение существует лишь только в том, сделано это руководством РФ по экономическим или политическим соображениям.


Эксперты, чьи интересы связаны с топливно-энергетическим комплексом вообще и рынком энергоносителей в частности, больше склоняются к тому, что, ограничив экспорт нефти в Беларусь, Россия намеревается понудить ее к выполнению соглашения от 1996 г. относительно принципов раздела экспортной пошлины на нефтепродукты. На протяжении длительного времени (конечно же, не без содействия российских нефтяных компаний) это соглашение успешно обходилось белорусами.

Однако одной только борьбой за пошлину дело в данном случае не ограничивается. Многое свидетельствует, что ставки в этой игре гораздо выше и, прикручивая нефтяной кран, Москва готовит почву для решения (естественно, в свою пользу) газового вопроса. Ставить в зависимость от переменчивых настроений стран-транзитеров выполнение контрактов  Газпрома  перед Западной Европой в Кремле больше не собираются. И в этом отношении Беларусь не лучше Украины. В конце концов  Белтрансгаз  должен перейти под контроль России.

Вместе с тем наблюдатели, которые привыкли оперировать категориями политики и геополитики, уверены, что, используя экономические рычаги, высшее руководство РФ стремится ускорить процесс окончательного юридического оформления Союзного государства и сформировать его институты в соответствии со своими интересами, когда роль каждого участника этого альянса должна определяться его экономической, политической и военной мощью. В Минске же, как известно, собираются строить отношения с Москвой в рамках нового союзного образования исключительно на принципах равенства.


Впрочем, не исключено, что наряду со всеобъемлющими стратегическими соображениями в администрации российского президента, куда сходятся все нити управления естественными монополиями (коими являются и Газпром, и Транснефть), решают задачу трудоустройства Владимира Путина на период между его вторым и третьим президентскими сроками. Пост главы Союзного государства РБ и РФ вполне годится для того, чтобы дождаться следующей легислатуры, не теряя влияния на политический процесс и общественное мнение в России, не нарушая ее Конституцию и не дразня при этом партнеров по  большой восьмерке.


О том, что в российском истеблишменте всерьез рассматривается сценарий третьего президентского избрания Владимира Путина, можно судить хотя бы на основании недавних высказываний нынешнего руководителя РСПП Александра Шохина, который имеет устойчивый имидж либерала. Вопрос в данном случае заключается только в том, каким образом сохранить нынешнего российского лидера как политического тяжеловеса до выборов 2012 г. И упомянутый вариант   не худший.

Возможно, именно несогласие Александра Лукашенко играть в руководстве Союзного государства подчиненную роль (о чем он весьма недвусмысленно заявил на своей пресс-конференции перед представителями российских региональных СМИ) и вызвало недовольство Кремля, выразившееся пока в манипуляциях с нефтяным краном. Правда, попыток  наехать  на интересы белорусских субъектов хозяйствования хватало и до этого. Достаточно вспомнить сахарную эпопею или претензии российских производителей сельхозтехники.


Одним словом, как говаривали древние: «После того - значит вследствие того». О том, что возомнившая себя энергетической империей Россия сегодня склонна прибегать к экономическому нажиму в политических целях, говорит и пример с Грузией. Санкции к ней были применены практически в то же время.

В связи с этим возникает интересный вопрос. А если президент Беларуси окажется неуступчивым, то к каким мерам прибегнут тогда в окружении его российского коллеги? Неужели, как и в случае с грузинами, будут с помощью ОМОНа громить заведения, основанные белорусами, или отлавливать лиц белорусской национальности на улицах Москвы? Правда, вот незадача: часто лица белорусов выглядят более славянскими, чем самих россиян.
17:13 09/10/2006






загружаются комментарии