Фантазии политолога

«Эти идеи могут показаться футурологическим фэнтези. Но чем чёрт не шутит, когда разум спит!», - написал в преамбуле к своей статье политолог Юрий Шевцов. Он не скрывает, что его умозаключения, провокационные и странные, далеки от реальности, но Шевцова это не пугает. Он сделал на этом карьеру.


Фантазии политолога
Последние несколько лет он тем и занимается, что фантазирует на тему белорусской экономики и белорусский действительности. Он разглядел в белорусской экономике какое-то чудо и восхваляет его направо и налево. Он нашел и автора этого «чуда»: президента Лукашенко. Поскольку в статьях Юрия Шевцова было слишком много «фэнтази», с ним перестала сотрудничать газета «Белорусский рынок», он нашел аудиторию в России. Мы подозреваем, что Шевцов выполняет идеологические заказы администрации белорусского президента, поскольку все его выступления крайне выгодны Лукашенко. Однако мы публикуем его последнюю статью, крайне провокационную и очень смешную. Почитайте, это интересно. Здесь есть что обсудить. Не будем даже обращать внимания на то, что автор шантажирует и пугает Кремль, давайте просто пофантазируем вместе с автором:

Джинн пока в кувшине



России достались советские нефть и газ, Беларуси – крупные заводы, Украине – самые мощные в бывшем Советском Союзе индустриальные ресурсы. Восточная Украина была не просто местом концентрации примерно половины всей промышленности бывшего СССР. Именно от ситуации в этом сверхиндустриализированном регионе зависело и зависит до сих пор, каким образом будет развиваться всё «постсоветское пространство»: будут ли выстраиваться независимые от иных центров силы экономика и политика или нет? Без Восточной Украины ни о какой самостоятельной роли постсоветских стран относительно ЕС или КНР или даже мира ислама не может быть и речи.


Проблема Украины, доставшаяся ей от СССР, – истощение ресурсов, на которых существовал этот громадный, по меркам относительно небольшой страны, индустриальный «кулак». В его интересах ещё в Советском Союзе пришлось осваивать нефтяные и газовые месторождения на Севере и уголь казахстанского Экибастуза, а перед самым крахом СССР именно в интересах Восточной Украины предполагалось широко использовать нефть и газ региона Каспийского моря.


После краха СССР рухнул и восточноукраинский индустриальный комплекс. Но даже его остатков достаточно, чтобы существовали экономика и государство на Украине. Именно его интересы обслуживает украинское государство.


Основные стратегические задачи Украины известны, они достались ей от последних советских десятилетий – получить дешёвое сырье или из РФ или – лучше – из региона Каспия? Украинского государственного потенциала недостаточно для получения этих ресурсов и поддержания своего громадного по мощи промышленного сектора. Весь огромный СССР это сделать не смог. Но у Украины нет иного выхода, кроме попытки сохранить хоть часть этой индустрии. Огромная проблема для небольшой страны.


Но у Украины есть ещё проблема, сопоставимая по нагрузке на общество с задачей недопуска деиндустриализации Востока. Это урбанизация западных и в каком-то смысле центральноукраинских областей. На 10 млн. населения Западной Украины приходится лишь один очень большой город – почти миллионник – Львов. Она самый крупный неурбанизированный регион Восточной Европы.


Две столь сложные задачи выполнить одна слабая постсоветская страна не в состоянии. Но и ни одна другая сила их выполнить не может. Ни сырьевая Россия, ни Европейский союз не заинтересованы брать на себя столь тяжкий груз. И именно потому независимость Украины – это независимость страны, которая, в общем, не подъёмна для тесного союза ни Востоку, ни Западу. Украина не агрессивное, но слабое государство, чья внешняя политика, к сожалению, вступает в противоречие с интересами современной сырьевой России.


Беларусь – небольшое, компактное государство, которое может обеспечить собственное развитие на руинах СССР. Но её успешное развитие не влечёт за собой тех глобальных последствий, которые неизбежны в случае реанимации мощи восточноукраинского промышленного сердца Евразии. Соединение России и Беларуси не означает возникновения критической массы постсоветских стран, не влечёт за собой появления в Восточной Европе пространства, способного конкурировать с ЕС.


Только если к интеграции будет подключена Украина, можно говорить об успехе этого проекта. Потому белорусская внешняя политика требует, насколько это возможно, сохранять спокойные дружественные отношения с Украиной в надежде на присоединение той при каких-то обстоятельствах к интеграционному проекту.


Постсоветская интеграция – потребность Беларуси. Эта потребность часто противоречит целям постсоветской РФ. Потому в принципе у Беларуси всегда остаётся шанс на союз с Украиной во имя постсоветской интеграции, если Россия в интересах своих сырьевиков разорвёт союз с Беларусью. Угроза такого разрыва возникла сейчас.


Суть белорусско-украинского интеграционного проекта, если до этого дойдёт: транзитный союз против РФ с западным тылом и быстрое политическое продвижение в регион Каспия. Этого требуют интересы восточноукраинской промышленности. Стоит закрыть белорусское направление, и Украина получает критическую массу для движения на восток.


Это был бы всё тот же проект объединения русских земель, который Беларусь пыталась реализовать через союз с РФ, но более драматичный. Будет жаль, если Россия разорвёт ныне во имя увеличения доходов от сырьевого экспорта союз с Беларусью и запустит этот, в общем, междоусобный конфликт, основанный на конкуренции двух центров объединения восточных славян. Эффективнее междоусобиц избегать, сохраняя центром интеграции Москву.


Украинский проект имеет несколько дополнительных последствий. Белорусско-украинская связка – это окончание «Великого шёлкового пути» из Китая в Европу в обход России. А значит, это был бы проект стратегического сотрудничества Украины–Беларуси не только с Европой и США, но и с КНР. А совместная политика КНР, США, ЕС в регионе Каспийского моря почти наверняка в таком случае была бы успешной. В случае формирования такого союза Россия обязательно столкнётся с новой политикой Китая и на Дальнем Востоке. Белорусско-украинский союз – это также союз, ориентированный на Иран.


И мы видим огромные успехи и активность Украины и Беларуси именно на этих направлениях. Ни для кого в Беларуси или на Украине подобный вариант сотрудничества не тайна. Транзитный союз этих стран – форма раскрепощения ныне связанной Украины как нового центра объединения восточнославянских земель.


В принципе это повторение геополитической функции Великого княжества Литовского и Речи Посполитой на востоке в условиях, когда Россия, по сути, очень слаба. Уму непостижимо, кому выгодно разваливать ныне Союз России с Беларусью, для того чтобы выпустить на сотни лет вперёд на волю джинна новой «Литвы».
13:29 26/10/2006




Loading...


загружаются комментарии