Деньги. Рынок. Инфляция

История свидетельствует об огромном влиянии денег на мировые экономические и политические преобразования.


Деньги. Рынок. Инфляция
Деньги позволили людям организовать свою жизнь во всё более сложных формах. Деньгами в качестве определителя стоимости практически всё может быть оценено или выражено.

Всюду, куда приходили деньги, они создавали общедоступные рынки. Сегодня деньги являются не только средством для рынка, но и сами стали рынком. Деньги – одна из многообразных форм, которые может принимать богатство. Организация общества на более высоком и сложном уровне сделалась возможной и постоянно совершенствовалась с развитием денег и родственного им рынка. Деньги сами по себе не встречаются в природе. Деньги как язык присущи только человеку. Деньги явились социальным звеном, связывающим людей многочисленными и многообразными общественными отношениями, языком, понимаемым всеми нациями. С момента своего появления деньги стали важнейшим фактором развития общества и постепенно сокрушили феодальную систему и аристократические иерархии ранних цивилизаций. Деньги помогали демократизировать политический процесс. Они являются языком коммерции для современного мира.

Первые упоминания о деньгах содержатся на глиняных табличках, найденных в развалинах Ура и составленных 3700 лет до н. э. В них речь шла о серебряных слитках, используемых в расчетах за покупки. Об этой стадии зарождения денег человечеству мало что известно. Поэтому считается, что первое поколение денег началось с появления монет в Лидии (побережье Ионического моря) почти три тысячи лет тому назад. В результате этого образовалась и начала расширяться первая система открытых и свободных рынков. Новые монетарные и рыночные системы, сформировавшиеся в древнем Средиземноморье, в конце концов распространились по всему миру. Косвенным результатом этого явилось постепенное разрушение великих империй древности.

Второе поколение денег ведет счет с банков Италии, с начала эпохи Возрождения, до индустриальной революции и формирования современной мировой рыночной системы. Возникли бумажные деньги и центральные банки, регулирующие монетарные операции и функционирование коммерческих банков. Нынешняя главная мировая резервная валюта – доллар – получила свое название от серебряных монет, чеканка которых была впервые произведена в 1519 году в чешской (богемской) деревушке Яхимов. Со временем они распространились во всех частях Священной Римской империи и стали широко известны, с учетом немецкого названия местной долины, как талергроши, а потом и просто талеры. Слово талер как название валюты проникло во многие языки, в том числе в английский – как dollar. Соединенные Штаты Америки приняли доллар как официальную денежную единицу в 1785 году.

Появление системы банков и бумажных денег изменило основу политического устройства общества и экономической власти, привело к возникновению акций, облигаций, корпораций.

Начало ХХI века ознаменовалось появлением новой денежной системы. Мир вступает в третий этап монетарной истории. Национальные валюты постепенно будут утрачивать свое значение. Начало этому положило возникновение виртуальных, электронных, денег. Очевидно, новая система изменит само значение денег. Они в большей мере будут мировыми, не зависящими от судьбы отдельной страны либо союза стран, тем более отдельного правительства. Их реальная стоимость не будет подвергаться искажениям, связанным с проведением той или иной монетарно-экономической политики, деятельностью центральных банков. Освободившись от государственного контроля, в будущей глобальной экономике деньги будут действовать лишь по законам рынка. Появятся новые институты, соответствующие новому образу жизни.

Очевидно, с появлением денег начались первые попытки осмыслить их природу. Среди дошедших до нас источников анализ денежных отношений содержится прежде всего в работах Аристотеля, затем Фомы Аквинского и его последователей. Существенный вклад в развитие денежной теории внесли трактаты флорентийца Бернардо Даванзати, работы о деньгах В. Пети и Дж. Локка. Однако целостная доктрина о деньгах – теория стоимости, количественная теория денег, доктрина реальных векселей, теория золотого обращения, теория бумажных денег (номинализм) – была в основном разработана лишь в ХVIII в. в трудах шотландцев Дж. Ло, Д. Юма, Дж. Стюарта, А. Смита, россиянина И.Т. Пасошкова и др. В последующее время, вплоть до настоящего момента, денежная теория лишь совершенствовалась с развитием рыночных отношений, глобализацией экономики.


Беларусь. Деньги и ресурсный фонд



Применительно к отдельной экономике и ограниченному отрезку времени, в некотором противоречии с утверждением об огромной глобальной роли денег, их реальную роль не следует переоценивать. Экономическое развитие любой страны определяется не той либо иной используемой денежной единицей, не размерами номинальной денежной массы, а совокупными размерами и качеством накопленного богатства, то есть реального ресурсного фонда, которым располагает страна. И который отражает достигнутый страной уровень технологий, производительности и менеджмента. В состав ресурсного фонда входят все имеющиеся в стране конечные потребительские товары, включая промежуточные (на всех стадиях производства, в отличие от ВВП).

Деньги по своей природе нейтральны. В принципе, для экономики не важно, будет ее обслуживать белорусский либо российский рубль, евро или доллар США. Главное, чтобы номинальная денежная масса соответствовала величине ресурсного фонда. Это гарантирует стабильность цен и обменного курса национальной валюты. Профессионалы, если будут поддержаны властью, в состоянии обеспечить стабильность любой валюты, как бы она ни называлась. Скажем, использование российского рубля само по себе никак не может повысить эффективность нашей экономики. Так же, как не сможет этого сделать и пересчет белорусских активов и пассивов, например, в евро или доллар. Колебания уровней инфляции и обменного курса лишь свидетельствуют, насколько разумно используется этот инструмент.

Когда центральный банк увеличивает денежную массу, он не увеличивает реальный ресурсный фонд. Потребление, обеспеченное с помощью «печатного станка», лишь уменьшает совокупный ресурсный фонд, ничего не внося в него. Реальный ресурсный фонд нельзя увеличить ни ростом государственного бюджета, ни бюджетным дефицитом, ни скупкой долларов у экспортеров – главным источником нынешнего роста рублевой денежной массы. При росте денежных доходов населения, как в последние годы в Беларуси, почти в два раза превышающих рост производительности труда, неправомерно возрастает спрос на товары и услуги, а также банковские депозиты. В краткосрочном плане рост денежной массы стимулирует спрос на товары, услуги и инвестиции. Однако последствием такого увеличения платежных средств является инфляция. При длительном использовании печатного станка наступает гиперинфляция.

Когда Национальный банк страны – для покрытия опережающего роста государственных расходов, доходов и расходов населения, расходов самого банка для покупки долларов у экспортеров и покрытия других возрастающих потребностей в платежных средствах – увеличивает номинальную денежную массу, он не увеличивает реальный ресурсный фонд. Рост государственных расходов, существенно опережающий рост ВВП, и в особенности многолетний бюджетный дефицит, а также использование эмиссии на внутрибанковские цели являются дестабилизирующими факторами экономики.
В Беларуси, в ее новейшей истории, белорусские рубли, в силу особенностей проводимой экономической и монетарной политики, не несут в себе информации ни о величине, ни о росте реального общественного богатства. Это затрудняет эффективное использование денег на благо экономики и общества.

Из-за политики денежно-кредитной экспансии деньги постоянно обесцениваются. О величине денежной экспансии свидетельствует тот факт, что на начало 2001 г. совокупная денежная масса в стране составляла 1,6 трлн. рублей, а на начало 2006 г. уже 12,6 трлн. рублей, или увеличилась в 7,9 раза, в то время как рост ВВП в реальном измерении в среднем за эти годы составлял около 7,5% в год (вырос примерно в 1,5 раза за пятилетие).* В фактически действующих ценах за 2000-2005 гг. валовой внутренний продукт вырос в 7 раз (соответственно 9134 млрд. и 63679 млрд. руб.), рост денежных доходов населения составил 6,8 раза (5577 млрд. и 37808 млрд. рублей). Определенная часть излишней денежной массы поглощалась возросшим спросом на деньги в связи с расширением производства, другая – стерилизовалась различными монетарными инструментами – ценными бумагами, депозитами Национального банка. Еще одна – привлечением номинальных денежных доходов населения на банковские депозиты. Однако большая часть излишней рублевой денежной массы сбалансировалась ростом потребительских и производственных цен, то есть посредством инфляции. Происходило также падение обменного курса рубля по отношению как к доллару США, так и к евро.


Факторы инфляции



Экономическая жизнь любой страны в огромной степени определяется уровнем инфляции, стабильностью валютного курса, состоянием кредита и процента. Решающую роль в экономических процессах играют количество денег в обращении, степень монетаризации экономики и связь между денежной и товарной массами. В этом суть монетаризма – экономической теории и практической концепции экономического развития.

Зная уровень порядочности наших властей, весьма затруднительно доверять официальной статистике, в том числе и по показателям инфляции. По официальным данным, прирост потребительских цен составлял: 2001 год – 46,1%, 2002-й – 34,8%, 2003-й – 25,4%, 2004-й – 14,4%, 2005 год – 8,0%. Соответственно прирост цен производителей промышленной продукции – 39,1%, 42,6%, 28,1%, 18,8%, 10,2%. Что касается официально применяемой методики, то она соответствует мировым стандартам. При исчислении индексов цен для достижения международной сопоставимости применяется Классификация индивидуального потребления по целям, которая является составной частью Системы национальных счетов. При определении удельного веса товаров и услуг для расчета ИПЦ используются данные обследований домашних хозяйств и оценка статистики национальных счетов. Индекс рассчитывается по потребительской корзине, содержащей 395 позиций товаров и услуг. Продовольственные товары занимают более 50% потребительской корзины, услуги – более 21%, причем ежемесячно собирается более 45000 котировок цен. Применяется индексная формула, в которой при взвешивании используется структура расходов базисного периода (формула Ласпейреса).

Инфляция – это обесценение денег, проявляющееся в росте цен. Высокий рост цен – абсолютное зло. Даже при относительно низком уровне инфляции в среднем на 5% в год цены удваиваются за 14 лет, при 10% – за 7 лет. Инфляция содержит в себе скрытый от широкой общественности налог, зачастую осознанно используемый государством для финансирования различных проектов. Альтернативой этому было бы сокращение государственных дотаций неэффективным отраслям экономики или увеличение налогов, что политически невыгодно властям предержащим. Инфляционный налог является самым регрессивным налогом из всех форм налогообложения – налогом прежде всего для той части населения, которая живет на фиксированные доходы (зарплаты, пенсии, стипендии). Состоятельные слои населения несут меньшие потери, так как их деньги в подавляющей части инвестированы в бизнес и в период инфляции приносят возрастающий доход. На постсоциалистическом пространстве Беларусь вплоть до текущего года оставалась страной, где продолжалась высокая инфляция. Снижение уровня инфляции до 2-3% в год позволило бы сократить непосильные для экономики процентные ставки по банковским кредитам в среднем до 6-8%.

Несмотря на снижение инфляции в последние годы до 8%, задача ее подавления остается приоритетной. Причины, порождающие инфляционную болезнь, не ликвидированы. Возможны инфляционные рецидивы. Инфляция в Беларуси является результатом комплекса факторов, которые взаимодействуют между собой, порождая порочный инфляционный круг. Причем главными факторами ее длительного процветания являются монетарный, а также политический – отсутствие понимания ее пагубности и твердой воли для преодоления. К факторам немонетарного характера, провоцирующим инфляцию, относятся: поддержание чрезмерно высокой доли государственного сектора в экономике, препятствующей конкуренции, хронический бюджетный дефицит, неразвитость рынка ценных бумаг, административное регулирование цен и уровня заработной платы, низкая эффективность производства, скрытая безработица. Нерешенность проблемы создания конкурентоспособного и финансово здорового реального сектора экономики объективно не позволяет проводить оптимальную монетарную политику и тем самым подавить инфляцию на длительную перспективу.


«Простые решения»



Инфляционные проблемы во многом объясняются установкой на поиск простых решений. Инстинктивной реакцией правительства, у которого административный контроль над экономикой является стандартной практикой, на рост цен является установление ценового контроля. Правительство, видимо, полагало, что можно одновременно стимулировать, с помощью кредитной экспансии, экономический рост, а с другой стороны, с помощью административного регулирования цен и уровня рентабельности, – не допустить инфляции.

В успешно развивающихся трансформационных странах административное регулирование цен используется в очень узких границах – для контроля тарифов в сфере естественных монополий. В ряде стран ввиду дотационности и субсидирования сельского хозяйства имеет место регулирование цен на сельскохозяйственную продукцию, а также цен на отдельные виды лекарственных товаров. В Беларуси длительное время проводилась политика жесткого административного регулирования как цен на ряд товаров и услуг, так и уровня рентабельности. Она существенно скорректирована в последнее время, однако окончательно не преодолена. Борьба с инфляцией зачастую направлена на преодоление ее симптомов, а не причин. Исходя из заключения, что в Беларуси в ряде отраслей производители находятся в монополистическом положении, должен следовать вывод о более строгом применении антимонопольного законодательства, содействии предпринимательству и росту предложения товаров и услуг, развитии международной конкуренции, а не административном ограничении цен и рентабельности.

Важным средством борьбы с инфляцией является стимулирование деловой активности, расширения производства и, соответственно, спроса на деньги. Однако деловая активность зачастую блокируется негативными сигналами из власти для бизнеса, усилением роли государства в экономике, карательными экспедициями налоговиков. Налоговая продразверстка лишает предприятия стимулов к развитию. Какой смысл наращивать деловую активность, повышать спрос на деньги, если их всё равно отберут? Это барьер на более перспективном направлении борьбы с инфляцией. Повысить спрос на деньги, поднять деловую активность не всегда получается. Для этого надо было бы, как минимум, сделать реально независимой судебную систему.

На уровне правящей элиты распространено немало представлений, не подтвержденных ни теорией, ни эмпирическими обоснованиями. Например, повышение уровня монетизации, то есть соотношения между денежной массой и ВВП (в целях решения проблемы неплатежей), виделось в увеличении номинальной денежной массы в обращении посредством расширения денежно-кредитной экспансии. В действительности же всё наоборот. При увеличении номинальной денежной массы растет инфляция, которая и ведет к понижению коэффициента монетизации и росту неплатежей. «Расширение производства за счет денежно-кредитной экспансии не носит инфляционного характера». «Эмиссионное кредитование жилищного строительства способно обеспечить подъем всей экономики». «Денежно-кредитная экспансия не является инфляционной, так как в реальном (долларовом) выражении она почти не увеличивается». Все эти представления изначально ложны. Имеется достаточно свидетельств того, что денежная экспансия обязательно приводит к снижению покупательной способности денег. Ссылки на «новый курс» президента Рузвельта, успешно использовавшего жилищное строительство за счет кредитной экспансии для оздоровления экономики, абсолютно беспочвенны. В тот период в США цены падали. Процентная ставка равнялась лишь 2% годовых. У нас совершенно иная ситуация.
Действительно, кредитно-денежная экспансия при использовании административных рычагов в течение ограниченного периода времени способна стимулировать рост производства, в том числе на экономически малоэффективных и даже убыточных предприятиях. Белорусскую экономическую модель, которая с помощью администрирования обеспечивает рост при снижении эффективности и конкурентоспособности, известный московский экономист Владимир Мау справедливо назвал «экзотической».

В стране действует норма, согласно которой отечественный производитель, имеющий 30% продаж на белорусском рынке, может быть объявлен монополистом, что означает регулирование рентабельности и цен. При этом зачастую не учитывается высокая степень открытости нашей малой экономики, ее высокая интеграция в экономику России, других стран. Вместо демонополизации искусственных монополий, разработки надежной объективной базы для установления цен и тарифов на услуги естественных монополий и всемерного поощрения конкуренции осуществлялось регулирование цен исходя из данных по издержкам. Затратные методы ценообразования создают условия для раздувания затрат, коррупции. В безуспешной попытке противодействия этому практиковалось установление цен на уровне ниже затрат. Что, как и феномен перекрестного субсидирования в целях социальной защиты населения, оказалось неэффективным. Имеют место различные внутренне противоречивые методики формирования цен, превалирование ведомственных интересов, принятия многочисленных и противоречивых нормативных актов.
Контроль над уровнем рентабельности весьма затруднен в силу того, что сам показатель номинальной прибыли в условиях инфляции, длительных неплатежей не является реальной величиной. В условиях нынешней инфляции контроль над уровнем рентабельности ведет к ограничению цен до уровня убыточности в реальном выражении.


«Волшебной пули» не существует



Мировой опыт свидетельствует о возможности в короткие сроки обеспечить макроэкономическую стабилизацию переходной экономики без использования административных рычагов, с помощью создания благоприятных условий для бизнеса и проведения жесткой монетарной и бюджетной политики. Однако «волшебной пули», которой можно было бы уничтожить инфляцию, не существует. Необходимо атаковать ее по всем фронтам, подавить все ее источники, не допустить самой возможности возрождения инфляции в будущем.

Конкретные причины инфляции следует рассматривать в контексте классической количественной денежной теории, суть которой состоит в том, что произведение цен (Р) и количества товаров (Q), то есть годовой оборот по реализации, равен произведению денежной массы (M) и скорости обращения денег (V). Разумеется, реальные экономические процессы сложнее этой формулы. Однако ее использование позволяет углубиться в суть монетарных факторов. Формула P=MV/Q показывает, что цены увеличиваются, если денежная масса или скорость обращения денег (MV) увеличиваются быстрее, чем товарное предложение (конкуренция) на рынке. Из этого следует два вывода.

Первый: в рыночной, в том числе и социально ориентированной, экономике главную ответственность за ценовую стабильность несет Национальный (центральный) банк страны. Для этого он должен обладать реальной независимостью от власти и высокопрофессиональными кадрами как в области банковского дела, так и макроэкономики.
Второй: с помощью административного регулирования цен можно лишь на некоторый ограниченный период и лишь на отдельные группы товаров отсрочить их повышение, однако это не только не предотвратит инфляцию, но может стать в последующем источником ее роста.


Валютный «якорь» для инфляции



В Беларуси Национальный банк не является независимым от исполнительной власти. Кроме того, цены на отдельные группы социально значимых товаров и услуг административно ограничиваются (определяются) правительством. Им же используется для стабилизации цен и ряд других инструментов воздействия. В этих условиях главную ответственность за инфляцию и ее последствия несет правительство. Национальный банк непосредственно отвечает лишь за стабильность обменного курса белорусского рубля, который определен в качестве контролируемого показателя денежно-кредитной политики. Это не отрицает того факта, что определяющей конечной целью монетарной политики как части экономической политики государства является стабильность потребительских цен. Обменный курс может эффективно применяться в качестве «якоря» для инфляции. Реальным якорем для белорусской экономики он является в силу того, что у нас доля импорта по отношению к ВВП составляет порядка 40% и более. Причем прямые затраты на оплату импортных энергоносителей, сырья, материалов и комплектующих, а также оборудования в общих затратах предприятий составляют порядка 50%. В этих условиях в последние годы Национальный банк перешел на политику так называемого управляемого плавающего валютного курса. Это обоснованная политика, направленная как на укрепление рубля, так и на поддержание конкурентоспособности экономики.

Белорусский рубль за последние годы значительно укрепился. Укрепление рубля стабилизирует внутренние цены. Следует учитывать, что за период с 2000 г. номинальный курс национальной валюты по отношению к доллару США упал с 320 до 2141 рублей, или в 6,7 раза, а по отношению к евро – примерно в 8 раз. Кроме того, по паритету покупательной способности размер нашего ВВП за прошлый год был примерно в 2,5 раза выше, чем по номинальному обменному курсу. Из этого следует, что белорусский рубль недооценен как минимум в 2 раза. Необходимо выравнивать этот перекос. И Национальному банку следует исходить в том числе из этого факта, не допуская лишь обвального укрепления рубля на валютном рынке, чтобы не спровоцировать падения конкурентоспособности нашей экономики.
В среднегодовом исчислении реальный обменный курс белорусского рубля в период с 2001 г. постоянно укреплялся. Обращает на себя внимание факт колоссального падения в стране покупательной способности доллара. Относительно среднегодовых потребительских цен доллар потерял в цене за 2002-2004 гг. – на 55,9% (2002-й – 21,1%, 2003-й – 16,1%, 2004-й – 18,7%). Нынешняя зарплата в 250 долл. эквивалентна 110-125 долл. США в 2002 г.

Это не сказалось сколько-нибудь отрицательно на нашем экспорте. Некоторое снижение внешней ценовой конкурентоспособности должно побуждать правительство к снижению налоговой нагрузки на экономику, а наших хозяйственников и бизнесменов – к активизации работы по внедрению новейшей технологии и техники в производство, по повышению качества производимых товаров и оказываемых услуг, по росту производительности, снижению материалоемкости и энергоемкости. Иного не дано.

В текущем году продолжаются высокие темпы роста экспорта и поступления валютной выручки, связанные с выгодным для нас ростом цен на нефтехимпродукты и хлористый калий. Темпы поступления в страну валютной выручки опережают спрос на нее. Это позволяет существенно укрепить национальную валюту, реально понизить стоимость доллара, евро на 400-500 рублей. Однако, учитывая неготовность к этому нашей слабо реформированной экономики, НББ вынужден скупать инвалюту, пополняя свои резервные активы. Последние составляют сегодня порядка 1,2 млрд. долл. США. С одной стороны, это хорошо, так как и нынешний возросший размер валютных резервов явно недостаточен для страны. Он составляет менее месячного объема белорусского импорта, почти в три раза ниже размера краткосрочного долга страны и в два раза ниже объемов валовых иностранных активов. Однако приобретение инвалюты за эмиссионные рубли увеличивает активную рублевую денежную массу, следствием чего стал структурный избыток ликвидности, который повышает угрозу возобновления высокой инфляции. Для недопущения негативных последствий Национальный банк применяет различные инструменты стерилизации денежного предложения. Однако их эффективность ограничена. В этой ситуации представляется целесообразным на время сохранения нынешних тенденций в валютно-экспортной сфере перейти по отношению к доллару США, а соответственно и другим твердым валютам, на жесткий фиксированный курс.

В то же время необходимо учитывать, что нынешнее развитие экономики Беларуси в значительной степени субсидируется льготными ценами на российские энергоносители. Изменение ситуации в этой области, как и возможное изменение конъюнктуры на калийном рынке, содержит в себе большие риски как для слабо реформированной белорусской экономики, так и, в еще большей степени, для стабильности национальной валюты. С учетом этого фундаментального положения очевидно, что, несмотря на факт нынешнего укрепления белорусского рубля, утверждения об устойчивости белорусского рубля на перспективу преждевременны.


Денежная масса (М)



В обычном понимании к денежной массе относят все деньги, которые проходят через банковскую систему, включая инвалютные. Неоправданный рост денежной массы, как и ухудшение ее структуры, неминуемо ведет к росту цен. Ограничение денежной массы осуществляется посредством недопущения расширения кредита. Между тем в Беларуси банковская кредитная экспансия возведена в ранг достижений. Об этом Национальный банк рапортует в своих официальных отчетах, не акцентируя внимание на том факте, что львиная доля прироста кредитных вложений представляет собой простое замещение утраченного предприятиями собственного капитала, инфляционные кредитные инъекции в неэффективные, официально или реально убыточные и неплатежеспособные предприятия.
Номинальный рост рублевой денежной массы ведет к некоторому, впрочем, ограниченному повышению коэффициента монетизации, что увеличивает реальную платежеспособность экономики. К повышению этого коэффициента ведет рост депозитов, отвлечение денег на рынок ценных бумаг. В низко инфляционных экономиках этот коэффициент колеблется в диапазоне 50-80%. У нас он составляет лишь менее 10%.

Инвалюта, если она используется в виде резерва Национального банка, не оказывает прямого влияния на внутреннюю денежную массу. Однако Национальный банк не должен ее размещать в коммерческие банки страны, так как это позволяет им расширять кредитную эмиссию.
Использование на внутреннем рынке иностранной валюты – так называемая долларизация – также содержит в себе негативные риски для денежного обращения, но является симптомом проблемы, а не ее причиной. В связи с укреплением белорусского рубля в последнее время в стране наблюдается устойчивая тенденция дедолларизации экономики.
Для победы над инфляцией необходимо обеспечивать также должное регулирование небанковскими средствами платежа, к которым относится небанковская долларизация, бартер, дебиторско-кредиторская задолженность.

Разрушение оборотного капитала вследствие инфляции и мер административного контроля повлекло за собой использование неденежных расчетов. С этим тесно связан рост задолженности предприятий друг другу. По существу происходит вынужденное расширение небанковских кредитов. Рост задолженности имеет тот же инфляционный эффект, что и чрезмерное банковское кредитование.
Показатель скорости обращения денежной массы (V) отражает эффективность денег в качестве средства сбережения и сохранения стоимости, зависит от структуры денежной массы, доли долгосрочных депозитов, определяемой во многом процентной политикой. Скорость рассчитывается делением номинального ВВП на номинальную рублевую денежную массу. В Беларуси она составила за 2004 г. почти 12 оборотов (для сравнения: в Германии эта скорость не превышает двух оборотов). В реальности эта скорость несколько ниже, так как в делителе не находят отражение небанковские платежные средства, о которых говорилось выше.
Что касается влияния на инфляцию количества товаров на рынке и конкуренции (Q), то здесь многое зависит от создания благоприятных условий для предпринимательства и инвестиций, развития малого и среднего бизнеса, либерализации торговли.

* Источники количественных показателей и расчетов автора: сайты www.belstat.gov.by, www.nbrb.by, www.imf.org.
08:47 21/11/2006




Loading...


загружаются комментарии