Ограниченный суверенитет

До нового года — подать рукой. А по какой цене мы получим российский газ 1 января, пока никто не знает. Невзирая на все усилия обеих сторон, найти консенсус в вопросах оплаты энергетических ресурсов не удается.

Ограниченный суверенитет
Когда в августе 1968 года советские танки вошли в Прагу и развеялся миф о независимости стран соцлагеря, западные эксперты заговорили о реальном «ограниченном суверенитете» этих государств. Всех, кроме СССР — супердержавы, которая для социалистических экономик была единственным сырьевым и энергетическим донором

К чему привело такое «распределение ролей», мы увидели собственными глазами. Рухнул экономический базис социализма, развалился и ее главный стержень — Советский Союз. Теперь его официальный наследник — Россия по существу продолжает задействовать теорию «ограниченного суверенитета» в отношении братских республик, правда, несколько в ином измерении — «ограниченного экономического суверенитета». Свидетельство тому — сложившиеся взаимоотношения внутри СНГ, попытки создания новых интеграционных образований на постсоветском пространстве. Во всех вариантах Россию не устраивает одно — зона свободной торговли, которая бы означала покупку энергоресурсов (в особенности газа) по ценам внутреннего российского рынка.
Прямо это относится и к Беларуси.

Представляется, что такие «правила игры» будут действовать достаточно долго. Вот почему, исходя из этих национальных интересов России, нам следует выстраивать свою логику стратегического партнерства и не идти на уступки в тех вопросах, которые не соответствуют нашим национальным возможностям и масштабам страны.

Как бы трудно не было, а «ограниченный суверенитет» в экономике постепенно преодолевается. В последние годы наблюдается даже некоторое ускорение. Так, доля ЕС в белорусском экспорте достигла в 2006 г. 50,1%, что удивительно: ведь этот показатель никем не прогнозировался и является в некотором роде парадоксальным в свете развития белорусско-российской интеграции. Россия сейчас покупает всего 32,9% от всех вывозимых из Беларуси товаров, при этом по 8% приходится на весь остальной капиталистический мир и в равной степени — на страны СНГ.

Наши экспортные потоки все больше склоняются к западному вектору. В этот феномен также с трудом верится, тем более что импортируем мы из России 61,2% ввозимых товаров и сырья.
России наши устремления далеко не безразличны. Она видит, что главным импортным товаром в 2006 г. для нас является сырая нефть, которая позволяет зарабатывать хорошие экспортные деньги.

Какие уроки следует извлечь из этого?

Главное в том, что новая диверсификация белорусского экспорта дает возможность видеть то, что моноориентация (на Россию) преодолевается очень быстро. Хотя и без специальных на то программ и стратегий. Следовательно, также в равной степени может быть преодолен и феномен «ограниченного суверенитета».

Неоправданно много времени и усилий уходит на переговоры по газу. Будучи в Киеве, пришлось стать свидетелем аналогичных дискуссий о поставках российских энергоносителей. Как уйти от этой зависимости? Что принять за базовые принципы решений? Этими вопросами задавались политики и экономисты. Придумать новые транспортные потоки? Увеличить тарифы на газ, ввести ограничения на переработку российской нефти? И как при этом не поступиться национальными интересами?
Неоспоримый вывод: только определившись с национальными приоритетами, психологически легче «держать удар» и реагировать на вызовы внешних факторов.
Белорусская экономика имеет две перспективы.

Первая: оставаться ресурсозависимой и использовать дешевый газ, как и российские предприятия.

Вторая: удерживать издержки производства на уровне европейских, региональных, конкурировать с соседними странами, не пользуясь преимуществами дешевых ресурсов. Реструктурировать производство. В перспективе выйти на уровень стран ЕС и использовать свои особенности для закрепления успеха. Этот вариант означает однозначный отказ от российских тарифов. Рано или поздно, но такой выбор придется сделать: неконкурентные предприятия обречены в рыночной экономике.

Неуверенность, мрачная реакция на новые газовые тарифы в стране — свидетельство не только психологической слабости. Это признак зависимости от той части экономической элиты, которая не вписывается в новое время, не может изменить себя, как и те предприятия, которые возглавляет.

Конечно, тарифы на газ отражают политические векторы России. Если в прошлом году он обходился нам в 47 USD, то Молдове — в 80 USD, а Армении — в 54 USD. В этом году ситуация изменилась. Беларусь пока покупает по 47 USD, а Молдова уже по 160 USD. Украине газ официально продается по 230 USD, но реально по 95 USD.

Что в итоге? Развала национальных экономик не произошло. Ни в Молдове, ни в Украине, где общество уже психологически готово к очередным «энергетическим ударам». Но экскурс в тарифные отношения говорит и о другом: с низкими ценами на энергоресурсы мы никогда не станем самодостаточной страной. Будем постоянно искать возможность что-то уступать из своего экономического суверенитета. Или политического. И чем чаще это будем делать, тем дальше будем отставать в мировой конкурентной борьбе.
09:42 22/12/2006




Loading...


загружаются комментарии