Кто стоит за упорством Александра Лукашенко?

Политика Александра Лукашенко в сфере российско-белорусских отношений всегда отличалась парадоксальностью.

Кто стоит за упорством Александра  Лукашенко?
Белорусский президент в диалоге с российским руководством использовал импровизации, неожиданно переходил из закрытого формата переговоров в открытый, не раз лично интриговал, маневрировал и не брезговал информационными кампаниями давления на Кремль.

Однако совершившийся 25-26 декабря поворот всей политики Минска в вопросе о поставке российского газа в Республику Беларусь в 2007 году поставил на грань провала переговорный процесс белорусских властей с «Газпромом», занявший последние восемь месяцев. Фактически, диалог белорусского руководства с «Газпромом» совершил круг и вернулся в ситуацию конца апреля 2006 года.

Весной 2006 года, когда впервые «Газпром» потребовал за газ от Белоруссии 200 долларов США за 100 куб.м., А. Лукашенко заявил, что согласно союзным соглашениям Белоруссия должна получать российский газ по внутренним российским ценам. Затем, в результате огромного количества встреч представителей двух сторон, Минску удалось увлечь «Газпром» перспективой получения 50% акций белорусского монопольного газового оператора «Белтрансгаза». Пять месяцев ушло на оценку производственных активов «Белтрансгаза», которая в итоге выявила, что цена белорусской газовой «трубы» символична – не более 500 млн. долларов США. В ноябре возникло ощущение, что Минск поймал «Газпром» в ловушку «Белтрансгаза» и вырвал у российской газовой монополии почти полгода. Стало ясно, что с такой ценой практически единственного реального актива суверенной Белоруссии А.Лукашенко никогда не согласится.

Чтобы спасти хоть что-то от переговоров, Москва была вынуждена идти на уступки. Газпром» согласился на оценку «Белтрансгаза» в 3 млрд. долларов США. На прошлой неделе «Газпром» уже говорил о 5 млрд. долларов США.

«Газпром» видимо рассчитывал, что, уступая белорусским властям, он сумеет подстегнуть Минск к скорейшему оформлению совместного газотранспортного предприятия. Но в ответ белорусские власти затормозили завершение российско-белорусского «газового марафона».

В итоге, до 1 января осталось четверо суток. Белоруссия до сих пор не имеет контракта на поставку природного газа, нет и контракта на транзит газа через белорусскую территорию в Польшу, Литву и Калининградскую область России. Между тем, после 28 декабря А. Лукашенко технически будет готов подписать соглашение о передаче 50% акций ОАО «Белтрансгаз» «Газпрому» с перспективой зачета данного актива в цену поставляемого в 2007 году российского природного газа. Но белорусские власти, видимо успокоенные каскадом уступок со стороны российской газовой монополии, видимо решили интриговать российское руководство до последних секунд 2006 года.

Признаком интриги стало заявление министра энергетики РБ А. Озерца. Белорусский чиновник заявил, что газотранспортное СП на базе «Белтрансгаза» будет создано только в 2007 году. Стало ясно, что Минск попытается разорвать «пакетное соглашение» о поставке газа в Белоруссию в 2007 году (цена газа, увязанная с ценой 50% акций «Белтрансгаза»). Появилось ощущение, что А.Лукашенко возможно попытается подписать контракт о поставке газа по заниженной цене перед самым Новым Годом, оттянув создание газотранспортного СП на первый квартал 2007 года. Расчет на психологическое давление, которым должны были подвергнуться топ-менеджены «Газпрома» перед 31 декабря 2006 года был верен. Минск твердо уверен, что «Газпром» не решится поставить газ в РБ без контракта, но одновременно «Газпром» не решится и отключить Белоруссию от поставки газа. Следовательно, по расчетам А. Лукашенко, «Газпром» попадет в очередную ловушку: Белоруссия получит контракт на газ по сниженной цене, а передачу 50% акций «Белтрансгаза» можно будет оформлять годами.

С пятницы, 22 декабря, казалось, что белорусские власти придерживаются именно данного сценария. Однако через три дня, 25 декабря Минск неожиданно заявил, что Белоруссия готова платить за газ на уровне Смоленска. Напоминание, что Смоленск является все-таки частью суверенной России, а не суверенной Белоруссии, было проигнорировано. Белорусская сторона упорно отстаивает свое право на российские энергоносители и российский рынок на основании союзных соглашений.

Стоит напомнить, что Минск весьма своеобразно воспринимает российко-белорусскую интеграцию. Конституционный Акт Союзного Государства шестой год не подписывается, существуют 75 нетарифных ограничений на поставку российских отваров на российский рынок, белорусская таможня явочным порядком взяла на себя полномочия российской, регулярно конфискую российский транзит на сотни миллионов долларов в год, введение российского рубля в денежное обращение Республики Беларусь (единая валюта Союзного Государства) блокировано белорусским руководством.

Минск традиционно вспоминает о союзных отношениях между Россией и Белоруссией в период очередного оформления ежегодных газовых и нефтяных поставок, или когда сталкивается с проблемами на российском внутреннем рынке. Не стали исключением и газовые переговоры 2006 года.

Руководство «Газпрома» вечером 25 декабря ощутило, что восемь месяцев переговорного диалога закончились безрезультатно. Российская газовая корпорация срочно пошла на беспрецедентный шаг. 26 декабря на переговорах с представителями белорусского правительства «Газпром» предложил Минску четырехлетний льготный период и согласился поставлять газ в Белоруссию в 2007 году по 80 долларов США, доплачивая 30 долларов США акциями «Белтрансгаза». Только через четыре года цена на газ для Белоруссии должна достигнуть среднеевропейского уровня. Создание газотранспортного совместного предприятия предложено было отложить до 2011 года. Фактически, при принятии условий «Газпрома», Белоруссия оказывалась единственной на планете страной, имеющей столь льготное энергообеспечение.

Однако Минск отказался от уступки «Газпрома». Белорусские власти потребовали от Москвы «безоговорочной капитуляции» - поставке газа по чисто символическим ценам, что равнозначно превращению России в белорусскую колонию.

Итак, в течение 2006 года «Газпром» неоднократно пытался пойти на уступки Минску. Однако чем больше российский газовый концерн шел навстречу белорусским партнерам, тем жестче оказывалась позиция Минска. 26 декабря белорусские власти косвенно признали, что они вели многомесячные переговоры для отвода глаз, чтобы выиграть время и поставить «Газпром» перед необходимостью принимать радикальные меры или сдаться на милость А. Лукашенко.

Что произошло 25 - 26 декабря? Почему белорусские власти сознательно пошли на провал переговоров? Откуда у Минска уверенность, что Москва обязательно пойдет на глобальные уступки и на многие годы останется в роли безропотного спонсора крайне неэффективной постсоветской белорусской экономики?

Возможно, Белоруссия имеет некоторые договоренности с Брюсселем и даже с Вашингтоном, которые вероятно откажут поддержку А. Лукашенко в случае жесткого противостояния Минска с «Газпромом»? Однако трудно представить, что при всей нелюбви ЕС к «Газпрому», Европа решится стимулировать энергокризис в своем ближнем «приграничье». Можно много критиковать политику Брюсселя, но Еврокомиссия никогда не предоставит повода обвинить себя в энергетическом, а фактически политическом экстремизме. Запад способен на критику Кремля, «Газпрома», но он не позволит втянуть себя в конфликт между партнерами по Союзному Государству.

Источник упрямства Минска где-то рядом. А. Лукашенко кто-то смог убедить, что В. Путин, российское правительство, российская элита – слабы и безвольны. Минску доказали, что чем сильнее он будет давить на Кремль, тем ближе он окажется к успеху. Кто-то натравливает белорусское руководство на российские власти, явно имея в виду, что капитуляция Москвы перед Минском в предвыборный год окажет дестабилизирующее воздействие на администрацию Владимира Путина. Возможно, что некие силы используют А. Лукашенко в качестве инструмента навязывания России политической воли «третьей стороны».

Тот, кто сейчас стимулирует российско-белорусский кризис, прекрасно ориентируется на российском политическом поле и способен на многоступенчатую политическую стратегию. Это сильный и опытный противник российских властей. Его влияние на белорусского президента огромно…

И его не интересует судьба Белоруссии и ее народа, как, впрочем, и ее президента. Его интересуют все конфликты по периметру российской границы. Его интересует Кремль...

Стоит напомнить, что во второй половине 90-х годов несколько лет хозяином штаб-квартиры СНГ в Минске был Б. Березовский.



10:09 28/12/2006




Loading...


загружаются комментарии