Чисто семейная торговля

Аргумент про необходимость рыночных отношений России с режимом Лукашенко вызывает у меня искреннее изумление. Аргумент про то, что сегодняшняя Белоруссия ведет себя как нерыночная страна, – приступ смеха.

Чисто семейная торговля
Мы что, вдруг ни с того ни с сего прозрели и поняли, что Белоруссия, с которой мы все время пытаемся вступить в специально близкие отношения, не является рыночной страной? Что Лукашенко плевать хотел на рынок и демократию? Мы что, не принимали этого нерыночного лидера недемократического режима на даче в Сочи и наша собачка Кони не вылизывала ему ботинки? Мы что, не дарили ему миллиарды долларов из года в год? То есть до этого ни фига никто в этом хваленом «Газпроме» не считал, а теперь вот сел, подсчитал и прослезился? Или от президента все его два срока скрывали кошмарные цифры наших потерь от льготных условий для отдельно взятой Белоруссии? Или, может быть, год назад Белоруссия вела себя как рыночная страна, а теперь вдруг перестала? Или два года назад, или все предыдущие годы всех предыдущих сроков «батьки»? Или, может быть, Россия вела себя по отношению к Белоруссии как рыночная страна – в прошлом году, например, или в позапрошлом, или вообще все без малого два срока правления президента Путина, а также его предшественника?

Или, может быть, там произошла «оранжевая революция», которую от нас скрывают? Может быть, Белоруссия вдруг захотела не к нам, а в Европу и в НАТО? Короче, может быть, она стала Украиной, а нам об этом забыли рассказать?

Что случилось-то? Редкий случай, когда я совпадаю во мнении с моим народом. Я не понимаю: «батька» – он все еще «наш» или уже нет, Белоруссия – она все еще «наша» или нет? Мы союзная страна или как? У нас на подлете к Москве иностранцам дают заполнить листочки, на которых написано: Россия и Белоруссия.

Бессменный спикер «Газпрома» Сергей Куприянов ровно год назад, в разгар газового скандала с Украиной, заявил буквально следующее: «Когда украинские руководители приводят в пример Белоруссию – ну мне вообще это слышать крайне странно. Ведь работать с нами так же, как Белоруссия, они же сами и отказались. Да, для Белоруссии сейчас цена ниже, чем для многих других стран бывшего Советского Союза, но они для этого многое сделали. В этом году, в прошлом уже, точнее, в 2005 году, мы оформили титул собственности на объекты газотранспортной системы Белоруссии. Речь идет о белорусском участке газопровода Ямал – Европа. Мы получили в долгосрочную аренду землю под основными объектами газотранспортной системы. Там сейчас продолжается строительство двух последних компрессорных станций на участке Ямал – Европа. Все вопросы в плане такого взаимодействия в газовой сфере, которые были у нас в Белоруссии, решались незамедлительно. И Белоруссия в течение 2005 года пошла на очень серьезные шаги навстречу «Газпрому» в реализации наших экономических интересов, потому что возможность контролировать газотранспортную систему на экспортном направлении позволяет нам более гибко реагировать на потребности наших европейских потребителей... Это укрепляет наши позиции на рынке, это добавляет стоимости нашему бизнесу. Именно поэтому мы готовы в следующем году пойти навстречу Белоруссии и сохранить те цены, которые были в 2005-м».

Ты – мне, я – тебе – вот и весь рынок. У нас свои взаимозачеты, семейные, другой такой «семьи» на территории бывшего СССР и не осталось. Им нужны низкие цены и продавать где-то свой товар, нам нужны их трубы и переработка. Чтобы сохранить статус-кво, «батьку» надо было поддержать. В этом одинаково оказались заинтересованы и русские, и белорусские элиты. Покрыв себя очередной раз позором, Москва способствовала переизбранию Лукашенко на очередной срок. Она гарантировала сохранение авторитарного режима. В том числе сохранением низких цен на газ для отдельно взятой Белоруссии. О каком, на фиг, рынке может в таком случае идти речь? Или рынок, или Лукашенко. Рынок – это для «оранжевой» Украины, чтоб ей пусто было.

Понятно, что ни о каких рыночных отношениях между Москвой и Минском речи нет и никогда не было? Понятно, что любое изменение этого статус-кво априори является политическим решением?

Не бывает рыночных отношений с авторитарным режимом. Не бывает их и между двумя авторитарными режимами. Не случайно проблемы сейчас, буквально вот в эту минуту, «снимают» по телефону два лидера. Потому что только Лукашенко может распорядиться: отдайте им эту трубу, или: отдайте им 51 процент акций «Белтрансгаза», или: уберите на фиг эти тарифы. И только Путин может сказать: подпишите вот такую цену, согласитесь вот на такую сумму, забудьте вот о таких потерях. Это все не имеет ровным счетом никакого отношения ни к реальной экономике, ни к реальным ценам, ни к нормальным межгосударственным отношениям. И никогда не имело. Кому-то нравится, кому-то нет, но в этих двух столицах – Москве и Минске – нефтью и газом, а также кучей других не свойственных президентам функций занимаются именно они – господа Лукашенко и Путин. И именно они диктуют специалистам стоимость дружбы за баррель нефти и кубометр газа.

Сергей Куприянов в разгар конфликта с Белоруссией 29 декабря 2006 года: «Вопрос важный, который, безусловно, влияет и на экономическую ситуацию в Белоруссии. Поэтому понятно, что он обсуждается на самом высоком уровне. Но в этом смысле каких-то ограничений, которые существовали раньше для нас в отношении цены газа для Белоруссии, сейчас их нет. Они сняты».

Понятно, кто мог снять такие ограничения. И даже примерно понятно почему: Лука кое-что обещал до выборов. Например, «Белтрансгаз». Возможно, не только это. Так ведь это было до выборов. Мало ли кто что обещает до выборов.

Давайте поэтому не будем играть в якобы вдруг осознанную необходимость рыночных отношений между Россией и Белоруссией. Это чистая липа. Ребята просто не договорились. И именно поэтому российский припадок неслыханной рыночности в отношениях с Минском накануне этого Нового года был назван наблюдателями просто и точно – шантажом. В том числе на Западе, в том числе в странах, напрямую страдающих от «семейного» конфликта. А российский президент, размахивавший документом о потерях России от благотворительности в отношении Белоруссии, выглядел как плохой актер, к тому же произносивший монолог из какого-то другого сценария. Представьте себе современный триллер со всеми сопутствующими спецэффектами, куда вклинивается монолог Лопахина из «Вишневого сада».

Короче, или Лукашенко, или рыночные отношения. В одном флаконе это не работает. Если Москва поддерживает Луку – значит, ей совершенно не нужны рыночные отношения с Белоруссией. Если Москва больше не поддерживает Луку, то она нашла самый скверный способ это продемонстрировать. В ущерб себе. И, странным образом, в пользу Лукашенко, чья популярность вырастет по обе стороны российско-белорусской границы. Обидели «батьку»! Европа с Америкой уже не бросились «добивать» упертого белорусского лидера. Им куда важнее снизить свою энергозависимость от Москвы, которая в силу объективных обстоятельств превращается в куда более серьезную проблему, чем десять Лукашенко вместе взятых.
09:13 16/01/2007




Loading...


загружаются комментарии