Хитрые "нехитрые" расчеты

Несмотря на то, что глава российского правительства называет расчеты нефтяных пошлин для Беларуси "нехитрыми", кое-что в формуле, выведенной переговорщиками в Белом доме, остается до конца неясным.

Главный вопрос: будет ли 108-долларовая пошлина на нефтепродукты действовать в отношении давальческих схем, применяемых в Беларуси российскими компаниями? Если да, то условия соглашения очевидно невыгодны Минску, если нет - Россия действительно уступила. Но уступила, надо полагать, не просто так.

Экспортная пошлина, о необходимости отмены которой так долго говорил официальный Минск, все-таки осталась, но распространяться она будет только на нефть, идущую в Беларусь на переработку для последующей продажи. Для внутреннего потребления (это 6 млн. тонн из 20) установлена нулевая ставка экспортной пошлины. Из соображений удобства этот объем был включен в формулу при расчете тех самых "общих" 53 долларов, которые теперь белорусская сторона будет платить сразу, на входе российской нефти в Беларусь. Как говорят чиновники, во введенной экспортной пошлине на нефть заложен механизм компенсации за экспорт нефтепродуктов с белорусской территории. По словам вице-премьера Андрея Кобякова, в 2007-2009 годах "Беларусь будет платить только пошлину на сырую нефть, иных пошлин в российский бюджет белорусская сторона платить не будет".

Разъясняя "механику" процесса, А.Кобяков сообщил, что с 1 января 2007 мы будем покупать нефть в России с пошлиной в размере 53 доллара. Одновременно белорусское правительство увеличивает экспортные пошлин на нефтепродукты до российского уровня (сейчас это 108 долларов на нефтепродукты, выработанные из 1 тонны нефти). В результате российский госбюджет должен нынче получить более 1 млрд. долларов, а белорусский - за счет повышенных экспортных пошлин на нефтепродукты, которые целиком будут поступать в белорусскую казну, около 1,5 млрд. долларов.

По оценке белорусского премьера Сергея Сидорского, российские поставщики нефти, белорусские НПЗ и европейские потребители должны быть удовлетворены принятыми решениями.

Однако экономист Ярослав Романчук обращает внимание на диаметрально противоположные интерпретации, дающиеся подписанным в Москве соглашениям белорусскими чиновниками и участниками нефтяного рынка России. "Одна позиция: Беларуси удалось-таки снять экспортную пошлину на нефть и получить только 53 доллара за экспорт нефтепродуктов, - говорит Романчук. - Другая, которую я слышал от моих московских коллег: в результате предложенных схем российским компаниям, по их расчетам, становится невыгодно перерабатывать и экспортировать нефтепродукты из Беларуси, потому что они подпадают под двойное налогообложение: 53 нужно заплатить на входе нефти в Беларусь и затем 108 при вывозе из Беларуси нефтепродуктов".

"Насколько я понял, 108 долларов Беларусь должна устанавливать и засчитывать себе в бюджет. Даже если Минск не будет отдавать из этого России 70%, все равно для российских давальцев, которые направляли в Беларусь более 50% нефти, теряется коммерческий смысл работы здесь", - подчеркнул эксперт.

"Где мотивация нефтяных компаний, реализовывавших давальческие схемы в Беларуси? - говорит Романчук. - Раньше все было ясно: на входе ничего не платилось, а на выходе платилось в 2-3 раза меньше, чем в России, и поэтому это было выгодно. Если бы Беларусь имела возможность вообще не устанавливать экспортную пошлину, и речь бы шла только о 53 долларах, тогда новая схема сохраняла бы свою привлекательность. А если 108 будет собирать белорусский бюджет, то либо какую-то часть Беларусь будет возвращать компаниям, что едва ли вызовет радость у российского правительства, либо белорусские НПЗ теряют для России притягательность".

Как отметил экономист, "скорее всего, позиция "53 доллара и ничего более", не состоятельна, иначе вывозить нефтепродукты Беларусь будет беспошлинно". Но даже если принять такой вариант, продолжил он, экономика Беларуси несет убытки размером в 1 млрд. долларов. "Когда белорусские чиновники говорят об успехе, они имеют в виду, что с установленной Россией пошлины в 180 долларов снизили ее до 53. Но это все равно минус для Беларуси, равный 53 умножить на количество тонн, которые будут здесь переработаны", - сказал Романчук.

По его словам, "белорусский бюджет и белорусская экономика получила удар силой, превышающей 1 млрд. долларов". Причем, полагает он, ущерб будет еще большим, поскольку главный источник белорусских доходов - привлекательность в качестве нефтепереработчика - закрылся. "Это, конечно, отразится, на объемах нефтяных поставок, экспорта, налогов, на бюджете, рентабельности производства", - прогнозирует эксперт.

Белорусское руководство, однако, излучает оптимизм, заявляя, что условия соглашения устраивают обе стороны и, как отметил вице-премьер Кобяков, "являются нормальными условиями распределения маржи, возникающей при переработке нефти".

Ничего не угрожает и белорусским НПЗ, убежден он. В этом году, говорит, в Беларусь, как и планировалось, поступит не менее 20 млн. тонн нефти.










15:24 16/01/2007




Loading...


загружаются комментарии