Торговать суверенитетом – советская практика

«Лукашенко – это не московская марионетка, это советская кукла».  Это не я сказала, это десять лет назад сказал Адам Михник, хотя в Москве до сих пор считают: нельзя говорить о том, что Лукашенко вышел из-под контроля - просто дурит, обнаглел, зарвался.  

Торговать суверенитетом – советская практика

Сам белорусский лидер сейчас позиционирует себя как великий друг России, но непонятый и неоцененный. В своем последнем интервью российским журналистам он даже смело заявил, что Беларусь все обязательства перед Россией выполнила - поднимите, мол, документы.  В интервью Александру Рару для немецких СМИ, наделавшему много шума на минувшей неделе, он искренне сетовал, что Россия требует от него введения российского рубля. Надо же, какое наглое предложение – чтобы президент Беларуси ездил в Москву за зарплатой для своих людей!

 

Что же, поднимем документы и разберемся для примера со злосчастным рублем.

 

8 декабря 1999 года Лукашенко и Ельцин подписали в Москве Договор о создании Союзного государства. По иронии судьбы статья под номером 13 этого договора гласит: «Союзное государство имеет единую денежную единицу (валюту). Денежная эмиссия осуществляется исключительно единым эмиссионным центром. Введение и эмиссия другой валюты в Союзном государстве не допускается». В подписанной одновременно Программе действий Беларуси и России по реализации положений вышеназванного договора оговаривались этапы, после которых к 2005 году страны должны были перейти на единую денежную единицу – российский рубль.

 

Документы Лукашенко подписывал лично. Надо понимать, не под гипнозом и не под действием наркотиков. Более того, было время хорошо подумать о сути сделанного, потому что резко против этого выступили все экономисты демократического крыла, заговорив о как минимум частичной потере суверенитета. К тому же, договор вступил в силу не сразу, а спустя некоторое время, после обмена ратификационными грамотами (кстати, уже с Владимиром Путиным). Но Лукашенко нисколько не переживал, что ему придется ездить в Москву за зарплатой для своих людей. Более того, он гордо заявил: «Наш Договор о создании Союзного государства с этого момента стал законом обоих государств».

 

Пока шли подготовительные этапы к переходу денежной системы Беларуси на российский рубль, Беларусь действительно «исправно выполняла свои обязательства». По той простой причине, что Центробанк России выделял конкретные и немалые деньги на эти цели, а от денег мы никогда не отказывались. Но как только «подготовительные деньги выбрали» - дело застопорилось. Лукашенко потребовал, чтобы российские рубли можно было печатать не только в Москве, но и в Минске.  Ему объяснили, что детям спички не дают и порекомендовали подсчитать, сколько раз он проводил деноминацию «зайчика». «Вы, конечно, Александр Григорьевич, великий кейнсианец, но денежный станок не получите, даже если станете убежденным монетаристом», - ответ в свете очевидной глупости предложения, согласитесь, даже можно считать дипломатичным.

 

Но Минск нашел новый предлог - все уперлось в Конституционный акт, документ, в который, собственно, уперлось и все союзное строительство. Лукашенко даже не скрывает, почему торгуется. Он честно говорит о разном понимании Союза в России и Беларуси. Он говорит, что согласен на Союз хоть в течение этого года, если только его допустят на президентские выборы в 2008-м, но одновременно твердит и о суверенитете Беларуси, который никогда не сдаст, что не хочет быть простым губернатором, как не хочет быть простым губернатором и Путин.  Вообще-то у психиатров такое раздвоение личности считается верным признаком шизофрении. Но в политике это дело обычное. Например, гордость ветеранов белорусского демократического движения – Декларация о государственном суверенитете Беларуси – тоже содержит странную статью, которая гласит, что «Белорусская ССР предлагает неотложно приступить к разработке Договора о Союзе суверенных социалистических государств».  Так что торговать суверенитетом – это практика не необычная, а просто советская.

 

Не знаю, как в 1996-м это смог уловить Адам Михник, ведь даже нам, в Беларуси, в то время казалось, что Лукашенко - абсолютная марионетка Москвы. Но уловил верно. «Советскость» - это образ мыслей. Это когда за дружбу платят; это когда с голым задом, но гордые; это когда мыслишь масштабом от Бреста до Курил; и очень хочется быть в Москве большим человеком; и очень беспокоит Гондурас… Россия уже не советская, платить деньги просто «дружественному режиму» не считает нужным. Россия уже имперская. И в этой связи вопрос об объединении с Беларусью с повестки дня не снят.  Более того, Лукашенко просто из кожи вон лезет, чтобы в течение этого года склонить Москву к своему варианту Конституционного акта, или хотя бы вернуть былую финансовую помощь «в счет дружбы». В ход пошли и намеки на возможность введения  евро, и угрозы базами НАТО, и альтернативная нефть вдруг нашлась… Чудо просто, что месторождение газа под президентской Администрацией не откопали!

 

Поведение официального Минска как раз понятно и объяснимо. Необъяснимо другое, почему на круглых столах, в интервью и в многочисленных статьях наши умные эксперты рассказывают о том, что Европа готова все простить Лукашенко, а российские – что Россия теряет последнего союзника, и Беларусь уйдет в НАТО и в Евросоюз едва ли не без очереди. Будто забыли все, что с «голубем мира», главой ПАСЕ Рене ван дер Линденом белорусского спикера Коноплева сводил российский спикер Грызлов; что есть специальная резолюция стран-членов НАТО о том, что ни с Лукашенко, ни с теми, кто помог ему удерживать пост после президентских выборов 2006-года никаких официальных контактов быть не может; наконец, что послание Евросоюза белорусскому народу однозначно: отношения возможны только после смены власти.

К чему тогда эта истерика? Очень хочется, чтобы Лукашенко попробовал свои силы в борьбе за главный пост в Кремле? В «совок» захотелось?

 

 

 

09:22 29/01/2007




Loading...


загружаются комментарии