Актуальные проблемы на фоне скрытого конфликта

Политолог Андрей Суздальцев выступил с большим докладом о проблемах российско-белорусских отношений на  Экспертном Совете Комитета по международным делам Совета Федерации России. Приводим отрывки из этого выступления.

Актуальные проблемы на фоне скрытого конфликта
Сейчас мы наблюдаем вакуум межгосударственных отношений, возникших не по нашей воле между Минском и Москвой. Естественно, политическая «пустота» в наше напряженное конкурентное время долго существовать не может и с середины января 2007 года по настоящее время мы видим активное заполнение данного «вакуума» различными контактами, заявлениями, открытыми письмами и телевизионными монологами, которые в своей сумме получили название «Уход А. Лукашенко на Запад» или «дрейф Белоруссии в Европу».

Любопытно, что основными вестниками об «уходе» Минска для нас оказались представители левого спектра российских политических сил. Стоит отметить, что мы не разделяем истеричность посыпавшихся из КПРФ или от господина Проханова заявлений, в основе которых лежит тезис: «пожалели для «единственного союзника» России нефти и газа, вот он и ушел». Во-первых, никуда А. Лукашенко, естественно, не «ушел», так как никуда не «ушла» Белоруссия, целиком завязанная на российский рынок и российские поставки энергетики и ресурсов, а белорусский президент сросся со своим постом намертво. Во-вторых, мы не против, когда «уходят» проплаченные союзники, так как оплаченные друзья и тем более «братья» России не нужны. Они, обычно, опаснее врагов. В-третьих, во времена СССР и монополии компартии на власть мы оплачивали десятки «союзников» по всему миру. Чем закончилась такая стратегия, мы можем наблюдать уже пятнадцатый год. Сейчас нас упорно втягивают в старые ошибки.
К сожалению, годами наша политика в отношении белорусского руководства отличалась селективной близорукостью. Ориентируясь на мифы и миражи интеграционного проекта, позволяя ублажать себя надеждами на единое, союзное государство, мы закрывали глаза на то, что больше десяти лет частично оплачивали существование политического режима, от Ирландии до Каспия не имеющего себе равных и даже отдаленно подобных по политической свирепости, погрязшего в слежках, доносах, арестах, посадках, расправах, клевете, лжи и анонимках.

Мы столкнулись с такой волной ненависти из Минска к российскому народу, российскому государству, российской власти и российскому президенту, что самые недоверчивые из нас убедились – союзников у России нет. Зато есть множество союзников у российского газа, нефти, российского Стабилизационного фонда и ядерного оружия. Видимо, с этим пора свыкнуться. Белоруссия А. Лукашенко подтолкнула тенденции изоляционизма, победно охватывающие российский политический класс и российское общество.

Согласно всем Вам известных опросов конца января – начала февраля 2007 г., большинство населения РФ поддержало российское руководство в его стремлении перевести отношения с Белоруссией на рыночные условия, естественные для двух суверенных государств.  Большинство россиян отказывается расходовать российский бюджет на оплату суверенитета соседнего государства, только на словах, а не на деле выражающего к нам союзнические отношения.

В январе 2007 года президент России впервые четко озвучил объем нашей дотации Минску в 2007 году (5,8 млрд. долларов США), чем взял на себя политическую ответственность за расходование данных средств. Это позитивно по двум аспектам:

- Мы впервые четко и недвусмысленно оповестили мир и, прежде всего, наших партнеров на Западе, что правящий режим в Минске находится на нашем содержании и в связи с этим не до конца самостоятелен. Современная Белоруссия реально является зависимым от России государством с ограниченным суверенитетом.

- Одновременно мы четко и недвусмысленно заявили, что мы не имеем ничего против того, чтобы Белоруссия отказалась от зависимости, как говорят в Минске, от «имперской Москвы», и с гордостью считала себя суверенным и независимым государством. Более того, в сложившейся обстановке мы приветствуем полный суверенитет белорусского государства. Дело за Минском и этот шаг А. Лукашенко может сделать в любую минуту – для этого он должен или отказаться от российских энергоносителей, российского рынка, открытой российско – белорусской границы, российского военно – стратегического «прикрытия» и перевести весь комплекс отношений с РФ в формат нормальных межгосударственных отношений стран – членов ООН. Или оплачивать газ по цене 260 долларов США за каждую тысячу м.куб (включая экспортную пошлину), покупать нефть по той же цене, что покупает у нас Польша, поставлять нам МАЗы с таможенным оформлением и т.д., т.е. вести опять-таки нормальные межгосударственный коммерческие отношения. Иного не дано.
Ссылки белорусской стороны на союзные отношения и союзный договор не имеют под собой оснований – основные энергетические соглашения от 1995 г. и 2002 года давно исчерпаны. Мы не можем на столетия связывать себя обязательствами обеспечивать соседнее государство, превращаясь в безмолвную колонию белорусских властей.

Рассуждения аппарата СГ о том, что союзные программы обеспечивают работой 5 млн. россиян просто ужасают. Дело в том, что в Белоруссии всех работоспособных не более 4,5 млн. вместе с доярками и дворниками. А впрочем, у нас огромная нехватка квалифицированных рабочих рук. «Форд» под Санкт – Петербургом вторые сутки бастует так как знает, что рабочих в Ленинградской области дефицит. Так что мы мгновенно займем эти мифические «пять миллионов».

Интерес к белорусской продукции и белорусским производственным фондам падает. В последние годы мы не импортируем из Белоруссии ни одного литра бензина, выработанного там из российской нефти. Мы полностью обеспечиваем себя бензиновой группой и завозим чисто символические объемы высокооктанового бензина из Финляндии для элитного автопарка. Строить новые НПЗ мы не планируем, так как у нас назревает автокризис – строительство дорог не успевает за автомобилизацией. Наши нефтяные компании занялись поднятием уровня выработки светлых нефтепродуктов больше из-за стремления «не отставать» - внутренние оптовые цены на нефть не стимулируют инвестиции в нефтепереработку. Мы заинтересованы в своей нефтепереработке в самой Европе, но нам не продают НПЗ в ЕС по политическим мотивам. Белорусские НПЗ обеспечивают 41% белорусского бюджета и не являются ликвидным ресурсом. Даже при 100% пакете акций мы никогда не будем хозяевами на этих предприятиях. Следовательно, они нам не нужны. А. Лукашенко заявил о готовности их продать европейцам и американцам. Это интересное предложение. И нашим нефтяным компаниям было бы гораздо легче работать с партнерами из США или Германии, загружая белорусские НПЗ, чем с белорусскими чиновниками, до сих пор по принципу «сначала разделим Советский Союз, а потом поделим Россию», считающими, что Белоруссия имеет некие права на часть российского ТЭКа. Но в тоже время мы оставляем за собой право продавать свою российскую нефть туда, где нам это выгодно. «Подкармливать» льготами и преференциями американских или польских конкурентов мы не собираемся. Нам никто ничего льготного никогда не поставлял, долги не списывал.

В 2006 году Россия экспортировала электроники на 250 млн. долларов (без военного производства), на 14 млрд. долларов продукции машиностроения (без военного производства), на 6 млрд. долларов продукции ВПК и на 9 млрд. долларов продуктов питания (зерно, растительное масло, рыба, картофель и т.д.) Мы не против белорусской продукции, включая продовольствия. Она востребована в отдельных секторах российского потребительского рынка, но ни одна из позиций белорусского экспорта не имеет для нас критического значения. Более того, белорусская продукция на нашем рынке встречает жесткую конкуренцию, которую Минск пытается преодолевать не рыночными, а административными путями. Со своей стороны, стоит отметить, что почти весь наш экспорт в Белоруссию носит для нее критически важный характер. Экономические связи с Россией, когда РФ вступит в ВТО, для Белоруссии станут еще более проблематичными.

К сожалению, белорусское руководство живет мнениями 80-х гг. и традициями бытового белорусского национализма. Оно не видит изменений в мире и считает, что именно Белоруссия является спонсором России. Претензии А. Лукашенко к России растут. Он считает, что Белоруссия несет потери от отношений с РФ и последняя сумма финансовых претензий к нам выросла до 5 млрд. долларов. Белорусский президент обещал своей элите и белорусскому электорату заставить Россию компенсировать эту сумму, однако за два месяца смог отыграть 1% от заявленной 5 миллиардов – поднял расценки за транзит российской нефти. Судя по всему, больше придумать в Минске ничего не смогли. Со своей стороны мы бы приветствовали бы появление некого сводного счета от белорусского президента, но если он приобретет характер «контрибуции» - «компенсации за двести лет оккупации», то мы должны быть готовы немедленно изменить формат наших отношений с Минском из постепенно-рыночного, растянутого на 4 года, до почти мгновенного шокового рыночного.

Попытки Минска блокировать калининградский транзит окончательно поставили крест на статусе Белоруссии, как транзитного «моста» для Евросоюза и России. Естественно, в современных условиях мы будем со всей неотвратимостью и жесткостью отвечать не просто адекватными, а сокрушительными экономическими санкциями за попытки хвататься за борта наших автопоездов и вагонов. У нас есть таможенные посты на белорусско – российской границе и подменять российскую таможню в поисках контрабанды никто Минск не просит. Время всепрощеничества давно прошло и мы должны окончательно ликвидировать «славянскую транзитную Чечню» в формате середины 90–х годов прошлого века.

В данном случае я не касаюсь вопросов военно – стратегических, так как наличие в нашем Совете не только нескольких видных генералов, но и по моему глубокому мнению, лучших в России экспертов в вопросах национальной безопасности России, позволяет не повторять банальностей о том, что ПВО и вооруженные силы, размещенные в Калининградской, Ленинградской, Тверской, Тульской и Московской областях в настоящее время надежно перекрывают белорусский «сектор». Создание современной границы калькулируется в объеме около 25 млрд. рублей. Повторяю, рублей. Это нежелательные расходы, но они разовые…
Несколько слов о белорусской армии. Не касаясь ПВО, о боеготовности которой мы позаботились, передав в аренду комплексы С-300, которые белорусы почему-то разместили открыто и они прекрасно видны со спутников (к докладу приложены снимки из космоса), белорусская армия в целом боеготовая, но оснащена в основном устаревшим оружием. Передавать туда что-то из новейшего нельзя, учитывая, что доверия белоруской стороне нет. Обязательно попытаются продать тем же США, что уже и проделывали в 90-е годы, или в какие-нибудь «горячие точки». Даже С-300 мы были вынуждены отдать в аренду. Высший генералитет армии имеет боевой опыт, но в целом, в отличие от российской армии, которая второе десятилетие не выходит из боев, белорусская армия «пороха не нюхала». Как говорится «пуговицы начищены», да «бензобаки пусты». На парадах армия смотрится отлично, но в поле выставит не более 12 тыс. «штыков». В общем, дивизия. Это типичная армия формата 1941 года и она активно выполняет идеологическую и пропагандистскую задачи.

Через 550 суток мы запустим новый нефтепровод «Унечи – Приморск» (обычно мы строим в среднем 2 км трубопровода в сутки). Этот нефтепровод будет огибать белорусскую территорию и будет способен перебросить 50 млн. тонн нефть, предназначенной для Польши и Восточной Германии и пока прокачиваемой по нефтепроводу «Дружба», по Балтике на Гданьск и Росток. Эта нефть окажется внутрибалтийская и не пойдет через датские проливы, хотя и потребует перестройки приемных терминалов в Польше и ФРГ. В данном случае я хотел бы обратить внимание экспертного сообщества на необходимость посмотреть на состояние нашего Балтийского флота, который помимо охраны трассы строящегося подводного газопровода обязан во все большем объеме контролировать и охранять активно разрастающийся танкерный флот на Балтике. Хотя, мы уверены, что интенсивности нефтепотока Маллакского пролива Балтика не достигнет никогда. Так что резервы есть.

БТС- 2 - проект во многом политический. Рассмотрим это более подробно, так как решение о строительстве огибающего Белоруссию нефтепровода было, на первый взгляд, простимулировано политикой А. Лукашенко. На самом деле, А. Лукашенко славно поработал на Брюссель. Устраивая откачку российской нефти в качестве натуроплаты за транзит, А. Лукашенко спровоцировал энерготранзитный кризис, который подорвал репутацию России, как постоянного и стабильного поставщика энергоносителей. В данном случае покупателя не интересует, что случилось где-то на белорусско – российской границе. Это проблема поставщика и естественно, стоимость поставки от неустойчивого поставщика будет радикально ниже. В нашем случае, от самоуправства белорусского президента по причине снижения фьючерсов на нашу нефть на мировых биржах, где тренд снижения на российские углеводороды в январе обогнал общий тренд снижения цен на нефть на 11,4%, мы понесли потери в миллиарды долларов. Убытки колоссальные и они лягут на российский бюджет, на пенсионный фонд и далее по цепочке. Зато эти деньги благодаря Минску сэкономит в этом году Европа.

Белорусский президент, получая от нас дотации и льготы, ведет против нас конкурентную, идеологическую и контрабандную войну. Мы можем с полным основанием говорить, что А. Лукашенко и его ближайшее окружение предали Россию и в настоящее время являются нашими противниками. Мы никогда не вернемся в старый формат отношений между А. Лукашенко и российской элитой.

В данном случае мы далеки от пафоса обличения, так как видимо Россия столкнулась не просто с политическим выбором белорусского президента, а общим настроем белорусского политического класса и его способностью выводить на политический ринг новых политических лидеров. Пока мы видим, что белорусский политический класс находится в зачаточном состоянии, поделен на внешние клиентеллы и озабочен состоянием и будущем своей страны больше на словах В этом плане, решение о строительстве нефтепровода БТС - 2 является единственно возможным стратегическим выбором России и говорит с полной ясностью, что мы не доверяем не только А. Лукашенко, но частично отказываем в доверии всему белорусскому политическому классу, включающему, естественно, и оппозицию.

Строительство нефтепровода обойдется нам в 2,2 млрд. долларов и он целиком будет построен за государственный счет. Но стоит помнить, что для нас эти деньги не лишние и на эти незапланированные расходы Россию «раскрутил» А. Лукашенко, который вынудил нас страховать за собственный счет свой энергоэкспорт в Европу. В итоге, Европа не затратив ни копейки и используя против нас белорусского президента, укрепляет свою энергетическую безопасность за чужие деньги. Хорошая политическая работа. Есть чему поучиться.

А. Лукашенко выполнил свою работу и ждет от Европы вознаграждения. Пока белорусский президент не встречался ни с одной из знаковых политических фигур Евросоюза. Брюссель делегировал для этой сложной работы Виктора Ющенко, с которым белорусский президент и обсудит итоги своей зимней «русской» кампании и свои планы на будущие связи с Евросоюзом. Это начало, но вряд ли сейчас Минск получит от Запада все, что ему крайне необходимо. А нужны ему в первую очередь инвестиции, во вторую – легитимизация его права на приватизацию поста белорусского президента.

В отношении денег. Интересно то, что в настоящее время Европа не против восстановления «союзнических» отношений между Минском и Москвой. Дело в том, что склочный потенциал А. Лукашенко почти исчерпан, Москва на него не обращает внимания, новые «счета» к России из Минска пока не появляются. В целом, белорусский президент уже сделал все, что мог. Естественно, Европа – не Россия и не будет платить за январский скандал А. Лукашенко пожизненную «пенсию». Но Европу очень устраивал вариант, когда годами А. Лукашенко осуществлял политику реального «санитарного кордона» против России за ее же счет, а плодами такого «союзничества» пользовались Брюссель и Вашингтон. Сейчас нам начнут намекать, что не хорошо бросать «единственного союзника». В общем, попользовались соседи, а нам платить…
Так что денег от Запада А. Лукашенко не получит. Запад рассчитается с белорусским президентом минимумом – он закроет глаза на его уже четвертый президентский срок и постарается «слить» под А. Лукашенко белорусскую оппозицию, чем укрепит позиции А. Лукашенко на внутреннем политическом поле.

В принципе это уже происходит. Экс – кандидат в президенты и неформальный лидер белорусской оппозиции А. Милинкевич обратился к А. Лукашенко с Открытым письмом с предложением диалога при выполнении нескольких демократических преобразований. Не дождавшись ответа от А. Лукашенко, А. Милинкевич уже поспешил отказаться от участия в намеченном на весну II конгрессе демократических сил Белоруссии – своеобразному съезду белорусской оппозиции.

Естественно, А. Милинкевич не одинок. Отказался от участия в Конгрессе и оппозиционный блок Европейская коалиция, который даже своим названием подтверждает – Европа спешит на помощь А. Лукашенко и торопится засвидетельствовать Минску свою готовность к поиску компромиссов. А. Лукашенко нужен для будущей схватки – выборов в российскую Думу и избрания нового президента России. Естественно, белорусские власти относятся резко отрицательно к проведению оппозиционного Конгресса.

Возникает вопрос, а что нам, здесь в Москве до Конгресса демократических сил в Белоруссии?

Было бы неправильно считать белорусскую оппозицию собранием исключительно наших врагов. Действительно, в ее составе есть немало идейных борцов против России, считающих, что можно пойти на союз даже с А. Лукашенко, если он начинает конфликтовать с Москвой. Но и в этом случае эти люди являются твердыми политиками и, а мы знаем, что в политике ценится, прежде всего, позиция и способность собрать вокруг своей точки зрения широкое общественное согласие. Эти люди отражают настроения и мнения части белорусского электората и мы должны это учитывать. Во всяком случае, лучше открытый противник, чем хорошо многим из здесь сидящих знакомый белорусский вице-премьер, что годами попрошайничает в Газпроме и нашем Белом Доме, клянется в «братстве» и «нерушимой дружбе», чтобы потом чванливо поучать нас из Минска.

Одновременно, в белорусской оппозиции есть немало людей, вполне адекватно оценивающих нашу политику в Восточной Европе, не считающими себя нашими врагами и при этом сохраняющие все, в данном случае, очень ценные для нас, черты национальных политиков. Естественно, они только находятся на пути выработки собственного, национального, не пророссийского и не прозападного взгляда на будущее своей Родины. Этим они и интересны для нас. Поэтому нам интересен II Конгресс демократических сил в Белоруссии, хотя мы знаем, что он пройдет на истеричной антироссийской ноте. Но может быть хоть здесь проскочит некая новая искра по выводу из тупика, сложившегося в политической жизни Белоруссии и в наших отношениях с этой страной. Ведь от действующей белорусской власти идей мы уже не дождемся… Там даже разговаривать не с кем.

В условиях авторитарного строя оппозиция во всем копирует власть. Если долгие годы у А. Лукашенко врагами были Запад и российские олигархи, то зеркально у А. Милинкевича и белорусской оппозиции врагами всегда была Россия. Если белорусские власти обязательно пугают население раскрытием очередных заговоров Запада против «независимой Беларуси», то оппозиция второе десятилетие оперирует жуткими заговорами московских империалистов против той же «независимой Беларуси». И А. Лукашенко и А. Милинкевич периодически мобилизуют своих сторонников против своих врагов. Сейчас ситуация «исправилась» и у власти и оппозиции враг оказался единым – Россия.

Отказ А. Милинкевича от участия в Конгрессе должен нас насторожить. А. Милинкевич еще на входе на белорусский политический ринг был исключительно «западным проектом». Он всегда позиционировал себя прозападным политиком, принимал активное участие во всех антироссийских кампаниях 2006 года - как общеевропейских перед саммитом G8 в Санкт – Петербурге, так и в многочисленных кампаниях против интеграционного референдума, который вроде бы организует Кремль. В 2006 году никакого референдума так в Минске и не дождались, но на Западе у А. Милинкевича появилась репутация борца за белорусский суверенитет. А. Милинкевич контролирует коммуникации с Западом и реально управляем из Варшавы.

Говоря о политике Запада в Белоруссии, мы должны все-таки видеть нюансы. Дело в том, что традиционно европейскую политику в Белоруссии проводит Литва, не забывая, естественно о НАТО, но все-таки жестко пронатовскую политику в Минске проводит прежде всего Польша. Стоит отметить, что Белоруссия, как и Балтия с Украиной, находятся в сфере национальных интересов Варшавы. Это не должно нас удивлять или как-то настораживать. Варшаву многое связывает со странами Восточной Европы. Часть элит этих стран всегда тянулась к Польше. Естественно, приоритеты политики Польши поистине имперские и они опираются на такие же исторические инстинкты, какие встречаются и в нашем политическом классе.

Словно вернувшись в XVII век, Варшава и Москва опять оказались конкурентами на всем пространстве Восточной Европы. Однако изменились ресурсы этой конкуренции. Россия опирается исключительно на свои, Польша использует ресурсы США и ЕС, опирается на НАТО. Спецификой работы Польши с партнерами является стремление всегда запустить рядом с общим «восточноевропейским», оплаченным из-за океана или из Брюсселя, политическим трендом, свой собственный, параллельный и решающий исключительно национальные проблемы Польского государства.
К сожалению, отношения между Москвой и Варшавой традиционно конфронтационные. Но стоит отметить, что Варшава заинтересована в независимом статусе Белоруссии и вступлении Минска в НАТО. Традиционно Польша не хочет территориально граничить с Россией (Калининград не в счет), предоставляя это Белоруссии. Стоит отметить, что в последнем случае интересы Москвы и Варшавы совпадают. С чем это связано:
Во-первых, мы убедились, что надежды на интеграцию в рамках СНГ и СГ не оправдались. Время упущено.

Во-вторых, нельзя не отметить, что нас беспокоит, что в основе польской национальной идее лежит стремление подавления России. Мы столетиями мешали Польше быть восточноевропейской супердержавой. Благодаря этой борьбе в принципе и сохранились белорусы и украинцы. Но беда в том, что если убрать демократические и националистические «туманности» и обострить национальную идею Польши до грани абсурда, то добиться своей цели Варшава может только полным истреблением русского народа. Это, безусловно, тупик, но это не наш тупик. Это проблема польской элиты…

В-третьих, мы должны отдавать себе отчет, что транзитная проблема, с которой мы столкнулись в Минске, Белоруссией не исчерпывается. Веками практически единственным транзитным «мостом» и одновременно «санитарным кордоном» в Европу для нам была Польша и Рига. Триста лет назад проблему Риги решил Петр Первый на берегу Финского залива. Это северо-западное направление. На западе Варшава будет неуклонно стремиться остаться единственной транзитной державой, как и было с XIV по XIX века. Мы должны понимать, что НАТО в Минске означает польский контроль над Белоруссией. Между прочим, тоже самое относится и к Киеву.
Даже если бы мы просто засыпали А. Лукашенко дармовыми ресурсами и пробили «белорусскую пробку», то нас бы встретила на Буге Польша. С ней решать транзитные проблемы еще сложнее, если вообще возможно. Отсюда и появление «Северного Потока», а следом и БТС -2. Мы обходим не только Белоруссию, но и вместе с ней и Польшу. Так что надо признаться самим себе – транзит через Белоруссию для нас объективно никогда не будет приоритетным. Мы не отказываемся от поставок в эти две страны-соседки, но транзитировать через них крайне нежелательно. Бороться за транзитную Белоруссию нет смысла, когда ее с запада подпирает Варшава. Это, господа, реальный кордон. Мы там всегда будем варварами с Востока.

Но и мы заинтересованы не граничить напрямую с Польшей – форпостом НАТО в Центральной и Восточной Европе. В этом случае независимый статус Белоруссии для нас бесценен. Заявленные в 2007 году 5,8 млрд. долларов мы должны рассматривать прежде всего не как дотацию режиму А. Лукашенко, а самой Белоруссии, выполняющую роль нейтральной полосы между Варшавой и Москвой. Другое дело, что современная Белоруссия готова продать свою благосклонность кому попало – от Уго Чавеса до Пекина.

У Варшавы и Минска всегда были сложные отношения, но коммуникации никогда не прерывались. Польская элита прекрасно знает белорусскую высшую номенклатуру, отдает себе отчет в том, что официальный Минск тяготится зависимостью от Москвы, или, проще говоря, под маской лицемерия люто ненавидит Россию. Это всегда притягивало Варшаву. Не стоит питать иллюзии – несмотря на периодические кризисы в отношениях, а самым публичным оказался польско – белорусский кризис сентября 2005 года, разгоревшийся вокруг польской диаспоры в Белоруссии, чьи организации, между прочим, имеют строку финансирования в белорусском бюджете (российская диаспора такой заботы, естественно, лишена), координация между соседями не прерывалась никогда, как не прерывались поставки реэкспортной российской нефти из Белоруссии на польские НПЗ. В настоящее время Польша выступает лоббистом А. Лукашенко в Евросоюзе. Одновременно часть белорусской оппозиции полностью контролируется Варшавой и оплачивается. А. Милинкевич является, в том числе, «польским проектом».

А. Лукашенко востребован Западом. Он стал лидером конфликтов (по объему и негативным последствиям для России) на постсоветском пространстве в последние годы. Запад, а в его лице, прежде всего, Варшава, не заинтересованы в ослаблении столь выгодного для них инструмента давления на Москву, который, тем более, им ничего не стоит. Так что ни белорусская оппозиция, ни, тем более, Конгресс белорусской оппозиции, как оппоненты белорусскому президенту, сейчас Варшаве не нужны. Их, скорее всего, как говорится, просто «сольют».

Завершая свой доклад, хотелось бы выразить надежду, что активно развивающееся в современной российском обществе, экспертном сообществе и в самом политическом классе России понимание выгодности и геополитической востребованности нахождения рядом с нами независимой и экономически самодостаточной славянской страны будет и далее расти.

Второе, даже при всем нашем желании, если оно и возникнет, мы не сможем решить белорусскую проблему в одиночку. Даже чеченскую проблему мы годами решали, частично в тяжелом диалоге с мировым сообществом. Мы должны видеть интересы Европы в Белоруссии и воспринимать их как реальность. Мы обречены на диалог с Брюсселем, Вашингтоном, Вильнюсом, Варшавой по белорусской тематике, так как конкуренция в сферах интересов не заслоняет главного – никто не собирается забирать у белорусов их Дом. Пока он никому не нужен, если не считать Китая, да и то чисто теоретически. Нам было бы выгоднее, если бы в белорусском Доме был крепкий и легитимный хозяин, отвечающий за свое слово и свою подпись, а не превращающий белорусскую внешнюю политику в балаган лицедеев.
09:54 19/02/2007




Loading...


загружаются комментарии