Политический кредит

Просьба Минфина Республики Беларусь к правительству России о выделении стабилизационного» кредита в 1,5 млрд. долларов США оказалась в конце завершившейся недели новостью первого порядка. Естественно, запрос о кредите только внешне носит финансовый характер.

Политический кредит
Обратим внимание на внешние факторы:
- просьба носит практически анонимный характер, хотя объем запрашиваемого кредита (почти 4% ВВП Беларуси) подразумевает личное участие в «пробивании» финансовой помощи не только премьер – министра, но и президента. Для сравнения, сумма предполагаемого кредита столь существенна для экономики Беларуси, как если бы Россия запросила бы, к примеру, у Запада 36 млрд. долларов США;
- запрос поступил после двух (газового и нефтяного) этапов энергетического периода российско – белорусского кризиса; почти двухмесячной жесткой пропагандисткой войны официального Минска против России, включившей в себя серию публичных оскорблений российского президента; демонстративного заигрывания с Западом и российской политической оппозицией; активизации поисков различных «серых» схем по «выжиманию» доходов из руин Союзного Государства;
- одновременно просьба о кредите оказалась знаковой для целого новостного ряда: «зависание» белорусско – европейского тренда при активизации лоббирования Варшавой и частично Вильнюсом режима А. Лукашенко в Брюсселе; перенос визита А. Лукашенко в Киев; публичное признание вице-премьером В. Семашко безальтернативности поставок нефти в Белоруссии из России в ближайшие три – четыре года.

Нужен ли столь весомый кредит белорусской экономике? Трудно сказать. Если ориентироваться на белорусское телевидение и государственные СМИ, то невольно приходишь к выводу, что рост цен на энергоносители только на пользу белоруской промышленности и сельскому хозяйству. По словам премьера С. Сидорского, рост зашкаливает за 13%.

Но, с другой стороны, все-таки ощущается, что денег не хватает – «замер» экспорт нефтепродуктов, есть проблемы с поставками калийных удобрений, пришла неподтвержденная информация из Каракаса и Тегерана о белорусских запросах насчет финансовой помощи. На наш взгляд, финансовая ситуация в стране в настоящее время все-таки не столь катастрофична, как иногда проглядывает в словах белорусского президента. Определенная истеричность, скорее всего связана с неумолимой необходимостью отказаться от ставших привычными имидживых проектов и ввести расходы бюджета в рамки середины 90-х гг., что объективно ставит под сомнение само существование пресловутой белорусской экономической модели. Стоит напомнить, что объем запрашиваемого кредита почти совпадает с дефицитом внешней торговли РБ за 2006 г. – 1,66 млрд. долларов США.

Кроме того, кредит положено брать под что-то? В данном случае, никто не ставит под сомнение необходимость срочной технологической перестройки белорусской промышленности. Однако так и не ясно, откуда взялась столь китайская по звучанию формула: «сто новых предприятий – триста производств». Почему именно «100 х 300», а не, к примеру, «111 х 298»? Кто просчитывал? Есть ли сводный бизнес – план? Будет ли продукция новых производств востребована внутренним и внешним рынками? И самое главное – кто будет инвестировать столь огромные деньги в страну, находящуюся в конце списка рейтинга экономических свобод? Может быть, официальный Минск ожидает приход инвестиций из Китая?

Действительно, производства по сборке продукции из китайских комплектующих в Беларуси открываются все чаще, но вряд ли китайский бизнес ринется в страну с рынком объемом в китайский «районный центр». Надежды на свободный допуск на российский рынок также сомнительны, так как российское руководство явно не склонно в преддверии вступления своей страны в ВТО сохранять с Беларусью политику «проходного двора». Кроме того, в самой России китайцы уже открыли производств на два порядка больше, чем только обсуждается открыть в Беларуси.
И все-таки инвестиции нужны и согласно идеологии режима А. Лукашенко, инвестором будет государство совместно с псевдоевропейскими фирмами, реинвестирующими в экономику капитал, ранее вывезенный из Беларуси, и сейчас отмываемый в открываемых на ее территории производствах. Например, в производстве полированного стекла.

Официальная версия необходимости взятия кредита – потребность в своевременной оплате импортируемых энергоносителей. Однако весь январь и половину февраля текущего года белорусский президент убеждал и, наконец, убедил население страны, что, во-первых, повышение цен на нефть и газ для РБ невыгодно самой России. В данном случае нашему вниманию предлагается новый феномен – чем ниже цена поставки энергоносителей в РБ, тем выгоднее самой России. В общем, лучше не просто поставлять газ и нефть в Беларусь даром, но и доплачивать.

Во-вторых, А. Лукашенко неустанно доказывал, что вот-вот выставит Москве счета на миллиарды долларов США. Однако, судя по всему, выставлять счета оказалось не за что и идею «пусть Россия заплатит за все, что она имеет в Беларуси» пришлось несколько «задвинуть».

По-видимому, в основе просьбы о кредите лежит все-таки политика. Представим, что российское руководство все-таки выделяет кредит. В этом случае:
- А. Лукашенко может публично заявлять о том, что Россия «вняла разуму» и решила «исправиться» - компенсировать повышение энергоносителей для Беларуси. У Минска сразу появляется определенная свобода политического маневра, а российское руководство получает имидж самого терпеливого правительства на планете. Во всяком случае, в Азии половину оскорблений, которыми неделями обсыпал В. Путина А. Лукашенко, хватило бы, чтобы поставить страны на грань вооруженного конфликта;
- белорусский президент может продемонстрировать белорусскому политическому классу, что Россия остается в статусе безусловного и неисчерпаемого ресурса для режима А. Лукашенко, т.е. главное условие сохранения власти в Беларуси - «на минском «престоле» может удержаться только тот, кто умеет «улаживать» дела в Москве», будет соблюдено;
- учитывая, что в настоящее время политического диалога между Минском и Москвой нет, то просьба о кредите сама по себе создает переговорную площадку, столь необходимую для режима, постоянно нуждающегося в аргументах для шантажа собственного политического класса, белорусской оппозиции и, тем более, Запада;
- выделение кредита должно подстегнуть Запад, который, по мнению официального Минска, «заигрался в демократию», выставляя политические требования, вместо срочной финансовой поддержки.
- белорусский президент получает очень солидные деньги, которые он, естественно, никогда не вернет. Россия не Германия. Это с последней положено рассчитываться в срок, а Россия «может и подождать» («не бедные»).

В случае, если Россия не выделит кредит, то не стоит ожидать финансового коллапса в Беларуси. Сложности в экономики Беларуси, естественно будут, но они не приведут к необратимым последствиям. Зато:
- А Лукашенко получит отличный пропагандистский аргумент против Москвы на внутренней и европейской политических аренах, а также против команды В. Путина в предвыборный год;
- Беларусь в глазах Запада получит новый имидж – страны, «коварно обманутой» В. Путиным;
- Белорусское руководство сможет использовать факт не выделения кредита для усложнения расчетов по поставке российских энергоносителей.

Мы не претендуем на полноту списка вариантов, возникающих в случае выделения или не выделения запрошенного кредита, но, все-таки, некая недоговоренность во всей этой кредитной истории есть. Во-первых, несомненно, просьба о кредите является политическим зондажем Кремля со стороны Минска («мы для Вас еще что-то значим?»). Во-вторых, Россия может и не отказать в кредите, но никто ей не помешает поставить перед Минском ряд не только экономических, но и политических условий. Причем, Москва имеет возможность эти условия демонстративно «до буквы» скопировать с требований Евросоюза. Интересно, где в этом случае окажется белорусская оппозиция, уже размечтавшаяся о роли «посредника» между А. Лукашенко и Брюсселем.
09:42 26/02/2007




Loading...


загружаются комментарии