Как распродавать будем?

На нынешней неделе стало известно о планах правительства по приватизации крупнейших предприятий страны. Не совсем ясно, будет ли государство продавать контрольный пакет, отдавая контроль над крупными производственными объектами инвесторам, или все снова ограничится выставлением на продажу миноритарных пакетов.

Однако начало процессу положено. Ослабление государственного контроля за экономикой давно видится необходимым, так как зарегулированная экономика оказывается неэффективной, несмотря на декларируемый рост ВВП. Беларусь станет последней европейской страной, которая начнет масштабный приватизационный процесс в отношении крупных предприятий. И у страны есть уникальная возможность воспользоваться чужим опытом и ошибками в этой области.

Практически все страны Центральной и Восточной Европы в 90-е гг. прошлого века провели приватизацию большей части экономики, используя самые разные методики. В большинстве случаев это все же была чековая, или купонная, приватизация, когда народное достояние распределялось между населением страны. Вопреки распространенному
мнению, делалось это не из соображений социальной справедливости и не для вовлечения населения в экономическую деятельность. В большинстве случаев купонная приватизация имела место из-за того, что иностранные инвесторы не торопились вкладывать деньги в постсоветские экономики, а у местных граждан просто не было средств для оплаты акций распродаваемых предприятий.

В полной мере провести аукционную распродажу промпредприятий удалось, пожалуй, только Эстонии. Венгерское правительство стремилось привлечь ресурсы как собственных граждан, так и иностранцев, однако в первой половине 90-х удавалось это с переменным успехом: от зарубежных инвесторов в разные годы приходилось от 75 до 90% всех поступлений от приватизации.

Так как чековая приватизация в Беларуси уже имела место и прошла в целом безуспешно, говорить об опыте в этой области нет большого смысла. Потому рассмотрим варианты чистой продажи. Практически во всех странах преимущество при покупке получали национальные инвесторы. В Венгрии и Польше при равных предложениях от соотечественников и иностранцев предпочтение отдавалось своим. Безусловно, основной целью было сохранение предприятий на плаву, а потому покупателю выставлялись условия по сохранению профильности предприятия, объемов производства и количества рабочих мест. Трудовые коллективы очень редко могли получить долю или контрольный пакет акций предприятий по той простой причине, что у тружеников явно не было средств для инвестирования в новое оборудование.

Несмотря на то, что иностранные корпорации приходилось активно привлекать, практически все государства способствовали созданию национальных инвестиционных фондов, которые могли бы выкупать акции национальных производств. Во-первых, чем больше владельцев у предприятия, тем больше шанс на то, что его политика будет взвешенной и обоснованной. Во-вторых, страх перед «иностранной экономической интервенцией» сохраняется даже в самых либеральных экономиках.

В общем, если рассматривать приватизационный опыт стран ЦВЕ, то становится понятно, что залогом успешной приватизации является исключительно продажа предприятий. Простая передача в собственность, как правило, не приводит ни к чему хорошему.

Наиболее оптимален опыт все тех же Венгрии и Чехии, где правительство не само устанавливало цены на заводы и фабрики, а привлекало независимых оценщиков. В случае если предприятия оказывались не очень интересным местом вложения, они разукрупнялись и продавались частями. Иногда за символический доллар — но обязательно под хороший инвестпроект.

Если рассматривать более далекий приватизационный опыт, то будет интересно изучить методы Японии. Там после Второй мировой войны государство за свои и американские деньги строило заводы, а потом либо раздавало их национальным кланам, имеющим опыт работы в данной области, либо продавало. Но только соотечественникам, пусть и за символическую сумму. Сегодня правительство по-прежнему инвестирует в строительство предприятий, а затем продает их, но с 80-х годов — не менее чем семи акционерам. Опять же из соображений эффективности. В странах Западной Европы, где частный бизнес всегда занимал лидирующие позиции в экономике, государство берет под контроль только убыточные
сферы деятельности (транспорт и социально ориентированные предприятия), доводит их до ума, а затем продает частникам. Хотелось бы, чтобы эффективность такого подхода поняли и у нас.
10:23 01/03/2007




Loading...


загружаются комментарии