Имущественный блеф

От частоты использования слова «приватизация» в последние две недели голова идет кругом. Складывается впечатление, что оно после более чем 10-летнего запрета на использование в коридорах власти, наконец, было амнистировано. И чиновников прорвало. Лозунг «Ни пяди народного добра в частные руки» сменился транспарантом «Продается все!» Правительство, которое до сих пор не доверяет частникам в розничной торговле, парикмахерских и производстве носков, вдруг заговорило о приватизации своих «голубых фишек». Это как лев бы вдруг заявил, что с понедельника становится вегетарианцем.


Имущественный блеф

Не знают, куда деньги девать, но хотят еще $5млрд.



По информации из Минэкономики «Белтрансгаз», «Белтелеком», МАЗ, «Нафтан», «Мозырский НПЗ», ОАО «Полимир», «Белшина» «Гродно Азот» и десятки других градообразующих, валообразующих и просто политически и социально важных предприятий могут быть приватизированы уже в 2007 году. Остро нужны деньги для стабилизации валютного рынка, достижения положительного сальдо внешней торговли и выполнения бюджета. Трудно поверить, что так быстро обострились проблемы с финансами государства и предприятий.

Испуг белорусской власти от угрозы рецессии настолько велик, что она начала впопыхах вспоминать, как можно быстро найти деньги. Кредит в $1,5млрд. от правительства России, продажа ГКО тем же россиянам на $1млрд., по возможности, размещение на рынке ЕС евробондов на $200 – 300млн., получение от Raiffeisen Zentralbank через «Приорбанк» $1млрд. инвестиций, $1,2 млрд. несвязанных кредитов от Китая и еще ресурсы от Казахстана, Украины и Литвы. Аппетиты на чужие ресурсы растут, как на дрожжах. Если бы все эти планы реализовались, то в Беларусь поступило бы только по этим новым кредитным и инвестиционным линиям около $5млрд. или 13,5% ВВП 2006года.

Трудно понять, зачем нашему правительству в нынешней модели экономики такие деньги. Даже те ресурсы, которые собираются в бюджет, оно не в состоянии израсходовать. В 2006г. хотело потратить 48,5% ВВП, а получилось 46,2% ВВП. Вместо запланированного дефицита бюджета вышел профицит в 2,2% ВВП. Рост инвестиций в основной капитал в 2006г. должен был составить 13 - 14%, а вышло 31,4%. После того как этот показатель в январе 2007г. вырос на 47,2% по сравнению с январем 2006г., и Минфин огласил феноменальную цифру профицита бюджета страны в январе 2007г. в 16,6% ВВП, стало ясно, что правительство потеряла всяческие инвестиционные и фискальные ориентиры. Совмин, похоже, забыл, что есть такое элементарное понятие, как бюджетное планирование доходов и расходов на 12 месяцев.

Если бы здоровая, рыночная экономика давала такие показатели, как «рисует» себе наша власть, то нужно было бы думать не то, что о привлечении внешних кредитов или приватизации, а о покупке предприятий в ЕС, России и Украине. У нас же после продолжительного периода почти 10-процентного роста ВВП от легкого нефтегазового дуновения России система начала рассыпаться на глазах.

На лицах министров явно нет радости и уверенности в завтрашнем дне. Над их головами висит гильотина из 16 макроэкономических прогнозных показателей. Остроты ощущений добавляют приказы по переходу на местные виды топлива, экономии и бережливости. А. Лукашенко приказал расти прежними темпами, но только затрачивать на это 25 – 30% меньше энергоресурсов.

Легче сказать, чем сделать. С. Сидорский не фокусник, у Дэвида Копперфилда не учился, чтобы за первый квартал компенсировать все потери, связанные с новыми ценами на газ и нефть. Поэтому он разрешил своим подчиненным озвучивать все возможные способы получения ресурсов. Вот они и заговорили речевкой: кредиты, ГКО, инвестиции и приватизация. Авось, что-нибудь да проскочит?


Угроза номенклатурной прихватизации



Если хочешь узнать, как не делать приватизацию, изучи опыт России или Украины. Эти страны использовали многие способы и ходы бандитского, бесправного передела государственного имущества под патронажем и при попустительстве государства. Казалось бы, что Беларусь, как последняя страна региона, не начавшая продажу госактивов, должна учесть негативный и позитивный опыт своих коллег. Ан, нет. Действия Совмина Беларуси, существующая законодательная база создают риски того, что Беларусь наступит на все самые острые российские и украинские приватизационные грабли.

Главные ошибки, которые совершает белорусская власть при оглашении планов проведения приватизации, заключаются в следующем. Во-первых, декларируемая приватизация предполагает закрытый, секретный характер ведения переговоров с отдельными инвесторами по продаже акций. Потенциальные белорусские инвесторы в него не допущены. Отсутствуют единые правила игры, открытый доступ к приватизационному процессу для всех желающих.

Во-вторых, нет ясности в определении стоимости приватизируемых объектов. Это создает предпосылки для манипуляций, коррупции и откатов. В-третьих, планируется продавать не контрольные пакеты акций стратегическим инвесторам, а доли в ОАО избранными отдельными политиками иностранным компаниям. В-четвертых, сохраняются инвестиционные требования к покупателю госактивов, злополучная «золотая акция» и чрезвычайно реакционный инвестиционный и деловой климат. Это сегодня отдельные иностранные инвесторы ходят петухами, думая, что им повезет. А когда им запретят увольнять рабочих и повышать цены, обяжут финансировать дожинки и платить штрафы после проверок десятков контролирующих органов, они поймут, что в Беларуси понятие «собственность» имеет совсем не западный смысл.

В-пятых, нет законодательных гарантий необратимости приватизационных сделок, а также гарантий того, что купивший 20% или 40% акций получит со временем право выкупа остального. Наконец, никто не отменял указ № 520 от 3 ноября «О совершенствовании правового регулирования отдельных отношений в экономической сфере». Этим документом А. Лукашенко наделил себя правом определять «порядок распоряжения имуществом, находящимся в государственной собственности, в том числе пределы управления и распоряжения местными Советами депутатов коммунальной собственностью, порядок проведения и способы приватизации государственной собственности, включая условия совершения сделок с объектами приватизации, а также компетенция государственных органов и иных государственных организаций по принятию решений в этой сфере». Значит, никаких институциональных гарантий ни для одной приватизационной сделки в Беларуси нет.

Все эти шесть факторов позволяют с высокой степенью уверенности сделать вывод, что сегодня ни о какой реальной приватизации в Беларуси не может быть и речи. Может иметь место «сброс» убыточных активов в пользу бизнес структур, «крышуемых» отдельными представителями номенклатуры. Не исключено проведение нескольких показательных сделок с иностранным капиталом. Скорее всего, это будет продажа контрольного пакета ОАО «Славнефтебанк» для российского «Внешторгбанка», и аналогичная сделка c ABN Amro по «Белвнешэкономбанку».

В реальном секторе две известные международные компании SUBMiller и Sun Interbrew собираются покупать акции ОАО «Криница» и ОАО «Оливария». Не исключено, что какие-то активы в пивной отрасли продадут концерну Heineken. Австрийцам через «Приорбанк» могут продать акции Гродненской табачной фабрики и отдельных химических заводов. Вполне возможно, что в сферу лесного хозяйства и деревообработки пустят одного – двух шведов. Присутствие их в экономике – это лучше, чем полная госмонополия, но, как известно, крупный бизнес во всех странах легко договаривается с правительством, особенно если оно ограждает его от необходимости участия в приватизационных конкурсах и от назойливых конкурентов.


Кому нужен приватизационный треп



Если волна разговоров о приватизации в Беларуси пошла, значит, это кому-то нужно. В первую очередь, это нужно тем, кто хочет создать впечатление начала новой экономической политики в Беларуси. Белорусские дисижнмейкеры знают, что Запад часто «покупается» не на дела, а на слова, не на результат, а на процесс. Поэтому, по их мнению, нужно запустить процесс, в том числе приватизации. На этом этапе слова из Минэкономики – это и есть имитация начала процесса.

Однако обилие громких имен в первом списке предприятий на приватизацию говорит о том, что чиновники явно перестарались, пытаясь создать правдоподобность происходяшего. Если объяснить места в списке цементных, пивных, сахарных и химических заводов еще как-то можно (при новых ценах на энергоресурсы и интенсивной конкуренции с российскими производителями они быстро могут стать банкротами), то наличие в списке на приватизацию двух НПЗ, «Белтелекома» или «Белшины» - это явный перебор. Трудно себе представить, что А. Лукашенко вдруг резко стал либеральнее Л. Бальцеровича или М. Лаара. Тем не менее, свою задачу власти отчасти выполнили. Разные круги на Западе начали говорить о переменах в Беларуси. На деле все остается по-старому. Сам А. Лукашенко ни слова не сказал о приватизации, а ведь именно он принимает все экономические решения в стране.

Не исключено, что он сам дал возможность своим министрам немного поговорить о рынке. Это хорошая проверка на идеологическую прочность. Можно проверить, как чиновники реагируют на непривычные звуковые сигналы типа «приватизация», «иностранный инвестор» или «либерализация». Поскольку ожидания большого имущественного передела уже давно витают в воздухе, то часть чиновников и директоров могут подумать, что уже началось. В кулуарах начали разговаривать о схемах, партнерах, занижении стоимости и возможности попасть под нужные критерии. Чиновники активно включились в разработку стандартов прихватизации. Пока в междусобойчиках, но информация из них – это то, что нужно А. Лукашенко для настройки системы «свой – чужой».

Есть еще третья группа, которая заинтересована в шуме вокруг приватизации. В нее входят целый ряд высокопоставленных чиновников из министерств и концернов. Им приказали любой ценой найти деньги на обеспечение экономического роста, энергетической безопасности и финансирование десятков инвестиционных программ, включая агрогородки. Вот они и стараются привлечь, как можно больше денег. Истерика по поводу нефтегазовой политики России, суматоха и суета по поводу компенсационных схем стали хорошим фоном для потенциально выгодных коммерческих сделок. Размещение ГКО, эксклюзивный доступ к ограниченной приватизации, переговоры с кредиторами, продажа убыточных предприятий и неиспользуемых объектов – за каждой из этих операций кроются шикарные возможности для номенклатурной верхушки. Она специально озвучивают много разных проектов, путают следы, чтобы поймать свою рыбку в мутной воде.

Как ни парадоксально, именно эти люди, которые сейчас выдвигают десятки идей спасения белорусского социализма, являются самыми надежными его могильщиками. Из-за их несогласованности, жадности и высокомерия государственная система управления быстро потеряет стройность былой вертикали.

Когда глава государства говорит, что экономия и бережливость, а не инновационность и предприимчивость должны быть основной национальной экономики и безопасности, это значит, что людям надо готовиться к затягиванию поясов. У номенклатуры же только начинает разыгрываться аппетит. Причем, «большая жратва» предстоит в лучших олигархических традициях России. Белорусская номенклатура уже давно унифицировалась с российской в плане подготовки к проведению прихватизации. Только не факт, что данный процесс будет идти при поддержке России. Скорее даже наоборот. Официальный Минск будет пытаться создать свои национальные олигархические кланы.

09:14 07/03/2007




Loading...


загружаются комментарии