Беларусь накануне банкротства

«Дан приказ ему на запад, ей – в другую сторону», - слова этой старой комсомольской песни как нельзя лучше подходят для объяснения состояния экономики Беларуси. Идет война, потому интересы близких людей, всякого рода связи и контакты между ними теряют значение.


Беларусь накануне банкротства
Очередной повод для проявления героизма возник буквально на днях, когда высшее руководство страны обеспокоилось отрицательным сальдо внешней торговли Беларуси и потребовало от ответственных исполнителей «минус» превратить в «плюс». Задача продвижения белорусских товаров на внешние рынки была объявлена главной для дипломатических представителей за рубежом.

Надо сказать, такое уточнение функций, несколько брутальное, как выразился один из бывших дипломатов, делается не впервые. В августе прошлого года Лукашенко на встрече с представителями белорусских учреждений за рубежом, выразив удовлетворение осуществленной диверсификацией внешней торговли (фифти-фифти между Россией и Европой), потребовал активизировать деятельность по проникновению белорусских товаров и услуг на нетрадиционные для нас, но ёмкие и привлекательные рынки стран Азии, Африки и Латинской Америки. Своим визитом на встречу лидеров неприсоединившихся государств в Гаване и пламенной речью на ней Лукашенко как бы подал пример: делай, как я, и всё будет «в шоколаде».

Если судить по заявлениям, намерениям, встречам и визитам, то следует отметить, усилия были значительными. Одна демонстративная поддержка Ирана чего стоит. Но все-таки как бы ни был симпатичен Минску Тегеран, задачи у этой страны очень особые и с намерениями Беларуси прочно утвердиться на тамошнем рынке никак не связанные. Да, несколько МАЗов, может быть, даже несколько десятков, или колесных тягачей, или танковых прицелов, – такие разовые сделки погоды не делают.

Чертовски привлекателен Китай. Кроме численности населения (если бы каждый китаец купил что-то белорусское на один юань!) существует множество других моментов. Но этот социалистический монстр настолько сблизил китайскую специфику с принципами американского монополистического хозяйствования, что в конце концов стал очень походить на дядю Сэма в золотые годы американской экспансии. Куда ни глянь – везде китайское. Не только в Беларуси, но и в той же Америке. Но вот покупать у нас, кроме калийных удобрений, КНР практически ничего не желает.

Незаметно, под анекдоты насчет качества товаров made in China, Китай сумел организовать у себя производство огромной массы товаров под известными в мире брэндами и по самым современным технологиям. И уже именно с Китаем наши самые продвинутые прежде производители, осененные своей принадлежностью к самому прогрессивному ВПК в мире, связывают свои последние надежды на выживание.

А недавно, к немалому удовольствию китайских коммунистов, слегка перегретая экономика Поднебесной дала легкий сбой, и практически все участники глобальной экономики споткнулись на ровном месте. Китайской подножкой падение курса акций на шанхайской бирже назвали гордые тамошние журналисты. Правда, Беларусь этого пока не почувствовала, поскольку ее участие в мировой экономике носит несколько провинциальный характер. Принцип купил-продал, часто за ту же цену, – это надежный способ для разорения, но медленный.

Однако похоже, временной лимит исчерпан. Нефтяные и газовые заморочки в отношениях с Россией не стали тому главной причиной, но стали знаком: времена, когда белорусы могли, как им казалось, выбирать между плохим и хорошим, безвозвратно прошли. Теперь можно выбирать между плохим и очень плохим.


Я, ты, он, она…



Эксперты давно обращали внимание на мобилизационный характер белорусской экономики. Если стране надо, то посполитыми усилиями, под давлением руководства, это «надо» делается. Как в другой знаменитой советской песне, утверждавшей преимущества коллективистских подходов перед личностно-эгоистическими.

Так вот. За 11 месяцев прошлого года Беларусь купила товаров на 2,6 млрд. долларов (за год, очевидно, почти на 3 млрд.) больше, чем продала. За 11 месяцев 2005 г. отрицательное сальдо внешней торговли товарами составляло 729 миллионов. Таким образом, внешнеторговый баланс ухудшился почти в 4 раза. Самой очевидной причиной такого дисбаланса стало превышение темпов роста импорта над экспортом – 134% против 124%.

Мы и раньше покупали больше, чем продавали, но сейчас разрыв стал просто опасным для экономики. Если учесть, что недавно названная предварительная цена для возможных покупателей «Белшины» составила 1 млрд., то за год Беларусь проторговалась на три «Белшины», или без малого на половину все еще не созданного совместного с Россией предприятия «Белтрансгаз». Если так и дальше пойдет, то на «растранжирить» «смачныя кавалкі беларускай маёмасці» потребуется 5-10 лет. Не более.
А что дальше? Обычное, как бы мы себя ни зомбировали показателями экономического роста, банкротство. Или классическое. Это когда отец стреляется, дочь уходит на панель, а мать-старушка гибнет от чахотки.

Поблажки из-за того, что мы, как поется в белорусском гимне, мирные люди, никто не сделает.

Вот потому Лукашенко, а за ним и Сидорский ударили в набат: кровь из носу, но дай полмиллиардный положительный баланс.


Поди туда…



О том, что для этого требуют сделать, – немного ниже. А сейчас попробуем разобраться, где, на каком из направлений нашей многовекторной торговой политики мы терпим поражение за поражением. Так вот, даже беглое ознакомление со статистической цифирью показывает, что для достоверного анализа достаточно остановиться на отношениях с Россией и Евросоюзом. Остальными (эсэнгэшными, азиатскими, американскими) рынками можно и пренебречь – порядок цифр не тот.

На Россию и страны Евросоюза приходится около 90% всего внешнеторгового оборота Беларуси. Так вот, именно на восточном векторе белорусские негоцианты терпят регулярные и с каждым годом большие поражения. За год отрицательное сальдо в торговле с Россией превысило 6 (!) млрд. долларов. По информации Министерства статистики, ситуация в торговле с Россией в прошлом году определялась превышением (на 4,4 процентного пункта) индекса средних цен импорта (115% к уровню 2005 г.) над индексом средних цен экспорта (110,6%). При этом темп роста физического объёма экспорта (108,3%) также отставал (на 4,1 процентного пункта) от аналогичного показателя по импорту.

Стоимость экспорта в Россию увеличилась на 1,13 млрд. долл. (58% за счет роста средних цен и 42% за счёт роста физического объема), импорта – на 2,96 млрд. (57,5% за счет роста средних цен, 42,5% за счет роста физических объемов).

А вот в торговле со странами Евросоюза ситуация диаметрально противоположная: экспорт увеличился до 8,9 млрд., импорт – до 5-ти, а положительное сальдо составило почти 4 млрд. долл.

Иначе говоря, барыши от европейской торговли позволяют Беларуси покрыть значительную часть убытков от торговли с Россией. Потому чисто арифметически задача достижения положительного баланса решается просто. Надо сворачивать дела в России и разворачивать в Европе. Но понятно, что в существующих условиях, которые активно создавала и сама Беларусь, сделать это невозможно.

Основным источником увеличения внешнеторгового дисбаланса являются экспортно-импортные операции с промежуточными товарами (энергоносители, сырье, материалы и комплектующие). В прошлом году их ввезено в Беларусь почти на 16 млрд. долл., а экспортировано – на 14 миллиардов. «Недостача» – 2 миллиарда, в 2 раза больше, чем в 2005 г. Если учесть, что на ближайшее пятилетие запланировано создание 100 новых новейших производств с использованием покупных технологий, сырья, материалов и комплектующих, то насчет достижения положительного сальдо лучше бы помолчать.

Но – особенность времени – страну возглавляют очень словолюбивые и многословные политики. Говорится столько, что теряется интерес к предмету разговора, потому многое очень быстро забывается. И часто, такое складывается впечатление, вся новизна постановки той или иной проблемы заключается в повторении быстро забываемого прошлого. А поскольку нынешняя власть на Беларуси, по меркам сиюминутной политики, существует уже достаточно долго, то в ее истории уже было многое и высказано тоже многое.

Потому легко представить себе чиновника, у которого все эти проблемы лежат в папках под номерами, потому для придания новизны очередному предмету обсуждения, без суеты он достает из стола папку под нужным номером. Кто ныне, например, помнит о дерзновенных планах Первой Трети Царствования – приблизить уровень жизни к среднеевропейскому и выдать белорусам мандат на житие внутри постиндустриального общества? А на деле как боролись за доказательство экономических преимуществ колхозов над латифундиями, так и боремся, а собственный курс сверяем не по показателям соседей, а вдохновляемся собственными достижениями, бездоказательно утверждая, что они лучшие, чем у всех.

Более половины экспорта и около 46% импорта промежуточных товаров составляют энерготовары. Вот за счет этой небольшой процентной разницы в торговле энергоносителями достигнуто небольшое положительное сальдо в размере 130 млрд. долларов. Уже сейчас сам факт достижимости прибыльной торговли товарами этого вида в текущем году вызывает большие сомнения.

В отличие от углеводородного сырья (нефть, газ), цены на поставки которых ввиду особой важности для экономики регулируются межгосударственными соглашениями, прочее сырье, комплектующие и оборудование покупаются и продаются по рыночным ценам. По этой причине, а также благодаря росту физических объемов торговли существенно вырос импорт отходов и лома черных металлов, медной проволоки, смешанных минеральных удобрений, частей и оборудования для автомобилей и тракторов, натурального каучука и прочих «мелочей», без которых Беларусь не может производить готовую продукцию.

Беларусь также производит промежуточные товары, за исключением нефтепродуктов, в основном для России, но их экспорт увеличился менее чем на 20%, а импорт – почти на 1/3.

По этой причине укрепляется тенденция: цены на импортируемые из России товары растут быстрее, чем на экспортируемые в Россию. Потому простой рост экспорта в эту страну автоматически ведет к росту отрицательного сальдо. Такой рост, стало быть, экономически нецелесообразен.

Тем не менее Беларусь не может пойти на сокращение экспорта, поскольку в этом случае потери будут еще большими. А в конечном итоге накопления периодически разгребаемых складских запасов готовой продукции могут стать вполне «неразгребаемыми», что может породить натуральный кризис сбыта. То есть системный кризис как существующей модели экономики, так и того сегмента, который моделируется не правительством, а вызовами, как стало модно говорить, и рисками внешних рынков.
А это крах.

Разумеется, при относительно мягком варианте неудачник, хоть и под давлением внешних обстоятельств (если речь не идет о ложном банкротстве), сам объявляет о своей несостоятельности, что легитимируется соответствующими правовыми процедурами. Если же он «стесняется» это сделать, ясность в вопрос вносят бывшие партнеры, добиваясь компенсации своих потерь по суду. И всякий знает, что такое разбирательство для банкрота лучше любых внесудебных разборок. В ходе последних теряется не только идеологическая респектабельность, но часто и физическое здоровье, а иногда и жизнь «как способ существования белкового тела».


Куда ни кинь, всюду клин...



Но что-то всегда остается даже тогда, когда всё кончается. Эксперты уже несколько лет подряд отмечают, что белорусы получают гораздо больше, чем зарабатывают – рост средних зарплат, а вместе с ними и социальных выплат, значительно опережает рост производства. Такой ценой политическое руководство страны оплачивает сохранение относительной стабильности в обществе. Кроме того, значительную часть экономики можно отнести к «серой» и даже «черной». Доходы от нее стороной обходят налоговое ведомство и прячутся (что в чулках, что на банковских счетах), а проявляются на товарных и иных рынках. Хорошо если на своих отечественных. Но в прошлом году в торговле потребительскими товарами превышение импорта над экспортом чуть-чуть не дотянуло до полмиллиарда долларов. Хотя в 2005 году оно было положительным в размере 200 млн. долларов.

Вот так. Появился небольшой достаток, и белорусы стали скупать: легковые автомобили, зарубежные лекарства, стиральные машины, холодильники и морозильники. За исключением автомобилей, всё остальное наносит тяжкую обиду президенту и правительству, которые, напрягая мозги и не выпуская из рук клюшки и лыжных палок, усердствуют в поддержке отечественного производителя.

В ответ – черная неблагодарность.

Потому логично предположить, что все бесплодные усилия по повышению сбалансированности внешней торговли будут предприниматься в сфере ограничения потребительского импорта.

Это почти бессмысленно, но позволяет принимать множество документов, что у нас традиционно считается доказательством эффективной политики.

Ждём…

09:21 15/03/2007




Loading...


загружаются комментарии