Трансформационные задачи Белоруссии

Тюремные размышления бывшего министра внешнеторговых связей Белоруссии Михаила Маринича.

Трансформационные задачи Белоруссии
ИА REGNUM публикует статью бывшего министра внешнеторговых связей Белорусии Михаила Маринича, содержащую его размышления о настоящем и будущем страны. Статья была написана, когда Маринич отбывал в Белоруссии срок тюремного заключения.

Справка ИА REGNUM. Михаил Маринич родился 13 января 1940 года в Гомельской области. В 70-е годы Михаил Маринич работал в строительстве, в том числе около трех лет в Афганистане. С 1979 по 1990 год работал на различных хозяйственных должностях в Минске. С 1990 по 1991 год был председателем Минского горисполкома. В 1990-1995 гг. - депутат Верховного Совета Белоруссии 12-го созыва. С 1991 года начал работать в сфере внешней торговли. С 1991 по 1994 был заместителем, потом первым заместителем, потом председателем Комитета по внешним экономическим связям Белоруссии. С 1994 по 1998 год возглавлял министерство внешнеторговых связей Белоруссии. В 2004 году был арестован и осужден на пять лет лишения свободы в колонии строго режима за присвоение оргтехники, которая была передана посольством США во временное пользование общественной организации "Деловая инициатива", руководимой Мариничем. При этом американская дипмиссия никаких претензий Мариничу не предъявляла. Досрочно освобожден в апреле 2006 года.

В течение нескольких лет, которые я провел в тюрьме, я много размышлял о будущем Белоруссии. Я сам себе задавал вопросы о необходимости перемен в обществе, ответы на которые мне казались очевидными. Я ежедневно видел, как по вине системы страдают люди, несправедливо и незаконно находящиеся в тюрьме, как страдают их семьи. Таких очень много. Неужели каждому необходимо пройти через испытание, чтобы необходимость перемен стала неотъемлемой частью жизни большинства из нас? Мне кажется все-таки, что большинству здравомыслящих людей в нашей стране - как в оппозиции, так и во власти - совершенно ясно, что перемены в обществе давно назрели.

Несмотря на болезнь, которая произошла по вине властей (мне отказывали в необходимых лекарствах) и нечеловеческие условия в тюрьме, я время от времени делал заметки о том, какой может быть будущее Белоруссии, и что для этого нужно сделать. Я попытался как-то систематизировать свое представление о тех задачах, которые очень скоро встанут перед нами, отталкиваясь от того, что мы имеем на сегодняшний день. Эти заметки - о новой Белоруссии, о ее будущем. Многие вещи, о которых говорится, хорошо известны, но мне показалось важным повторить или подчеркнуть их именно применительно к сегодняшней Белоруссии.
Хотя речь пойдет о будущем Белоруссии, начинать приходится с Белоруссии сегодняшней.

О системе управления

Белорусская система управления - это особая модель авторитарного управления, построенная на нарушении правовых норм государства, несоблюдении прав и свобод человека, насаждении страха и унижении людей. В такую систему управления государством вписываются только те чиновники, которые беспрекословно выполняют указания, не задумываясь о причинах и последствиях тех или иных решений. За это власть позволяет этой группе пользоваться благами, чуть большими, чем может себе позволить среднестатистический белорус. "Блага" раздаются как подачка в виде дешевых квартир и коттеджей, кредитов, валютных выплат, бесплатного лечения и отдыха. Это означает, что чиновники, попавшие в эту группу, становятся, по сути, зависимыми от своего статуса. Заложники системы, они не имеют права на свое мнение, обсуждение приказов свыше.

Если чиновник начинает задумываться о возможных последствиях принимаемых решений, навязываемых свыше, то на него немедленно находится компромат. Компромат находится даже на тех, кто сумел, находясь в системе, не запятнать себя участием в незаконных делах. В таком случае перед спецслужбами ставится задача найти все, что угодно, против нарушившего "законы системы". Работая в системе, чиновник постоянно находится под колпаком. Сотни таких чиновников из исполнительной вертикали власти находятся в тюрьмах.

Система всеобщего подчинения распространяется не только на находящихся внутри и наиболее зависимых от системы госслужащих: все больше и больше она перемалывает всех, кто занимает публичную позицию, кто управляет и имеет влияние на людей: директоров предприятий, бизнесменов, банкиров, предпринимателей. Сегодня руководители крупных предприятий уже не представляют собой крупную общественную силу. Из влиятельных фигур они превратились не более, чем в исполнителей, эффективность работы которых стала зависеть куда больше от их лояльности власти, нежели от профессиональных навыков и умений. После нескольких показательных репрессий в отношении отдельных директоров система раболепия и страха укоренилась довольно устойчиво. Объединения директорского корпуса, прежде всего Союз промышленников и предпринимателей, не смогли противостоять этому натиску со стороны государства. Союз оказался не только не в состоянии защитить своих влиятельных членов, которые стали жертвами репрессий, но, по сути, превратился в "карманную" структуру государства. У руководителей организации не хватило воли и мудрости, чтобы сохранить кадровый потенциал, обеспечивающий влияние на экономическую политику государства, развитие рыночных отношений, принятие важнейших решений в сфере внешнеэкономических связей.

То же самое случилось и с частным бизнесом. Именно он в начале 90-х представлял тот сегмент общества, который привержен новым взглядам, независимой позиции и экономической устойчивости. Частный бизнес воплощал не просто альтернативу государственной форме собственности, но угрозу устоям авторитарной системы. За последние 10 лет были фактически ликвидированы все сколь-нибудь крупные частные субъекты хозяйствования. Выжили только немногие, кто сумел работать "под крышей" власти. Тем самым диктатура уничтожила в зародыше саму возможность формирования оппозиции как политической силы, за которой стояли бы собственная экономическая база и реальные экономические интересы.

При этом на протяжении последних десяти лет условия существования в системе государственного аппарата становились все жестче. Чем сложнее удерживать власть, чем агрессивнее внутренняя и внешняя среда, тем более покорной должна быть управленческая "вертикаль", включающая чиновников, руководителей предприятий, банков и компаний.

В начальные годы правления Александра Лукашенко многие, кто рано или поздно понимал безнадежность выбранного государственного пути, кто был незапятнан участием в делах режима, имел возможность выйти из системы без относительно тяжелых последствий. Безусловно, такие становились врагами режима, преподносились "предателями". Однако они могли порвать с этим порочным кругом, оставшись чистым перед самими собой и обществом. Тем же, кто проявлял при этом активную гражданскую позицию, система мстила довольно жестко.

Я прошел через все это, перенеся бесправие, унижение, циничный судебный процесс, два года строгого тюремного режима и тяжелую болезнь, спровоцированную стараниями силовых структур, нагло и беззаконно выполнявших задание правителя. Это была четко спланированная расправа диктатора над оппонентом, открыто выступившим против пагубного курса авторитарного режима. Сегодня продолжается позорная расправа над нашим коллегой, кандидатом в президенты страны Александром Козулиным. Жизнь его в опасности. Освобождение Козулина и всех политзаключенных из тюрем должно стать главным требованием белорусской и мировой общественности к Лукашенко и его режиму. Это обязанность всех здравомыслящих людей, стремящихся к тому, чтобы права и свободы человека были наконец востребованы и в Белоруссии. И на этом фоне старания некоторых западных политиков заигрывать с диктатором с тем, чтобы шантажировать "сближением" Россию, попросту аморальны - не говоря уже о том, что и политически бесперспективны.

Сегодня внутри созданной системы практически не осталось незапятнанных людей. Лукашенко делает все, чтобы каждый человек чувствовал, что крах режима означает и его личный крах, конец карьеры, профессиональной жизни. Правда, "профессиональной" работу в аппарате можно назвать весьма условно. Для каждого из участников выход из системы, безусловно, связан с определенными лишениями. Это даже не лишение благ, а лишение свободы и здоровья. И, по сути, представляет собой гражданский подвиг. Однако чем более цепко система держит своих участников внутри, тем сильнее желание вырваться оттуда. Парадоксально, но большинство участников вертикали желают ее развала, мечтают о том, чтобы порвать порочные связи с ней. Долго система, держащаяся на компромате и страхе, существовать не может. Поэтому распад системы неизбежен при появлении сколь-нибудь серьезных предпосылок и знаков для номенклатуры со стороны демократических сил. Символично в этом плане требование России в отношении принципов строительства двусторонних отношений, заявленное в период энергетического конфликта: "сотрудничеству - да, паразитированию - нет!". Текущее состояние этих отношений Россия фактически охарактеризовала как "иждивенческий популизм" белорусского руководства.

Как ни странно, люди в Белоруссии, в большинстве своем интеллигентные и образованные, доверяют беззаконию, уродливой системе диктата, унижения, издевательства над собой, своими семьями, родными и близкими. Сотни, тысячи этих униженных людей я встречал в тюрьмах. И только после того, как они были лишены свободы, к ним пришло прозрение. Неужели нужно всю страну провести через тюрьму? Сегодня в стране ежегодно проходят через суды более ста тысяч человек. Страшно от этого! Сами посчитайте и задумайтесь. Страна практически превратилась в тюрьму. По количеству осужденных находится в первых рядах в мире. Миллионы искалеченных судеб! Вот цена диктаторскому режиму, единоличному правлению, игнорированию Конституции, замены закона декретами и указами. Неужели не пришло время задуматься над отстаиванием своих человеческих прав и свобод, человеческого достоинства, ради своих детей, внуков.

Экономически система власти Лукашенко основана на внутреннем перераспределении энергетической ренты (стоимости российского газа). За счет дешевых российских энергоресурсов власть в режиме "ручного управления" регулирует цены на газ для каждого предприятия в индивидуальном режиме. В свое время введение этой системы было инструментом постановки "на колени" всего директорского корпуса. Заигрывание с российской властью, отсутствие рыночных отношений долгое время обеспечивало выживаемость белорусской экономики, управляемой на основе принципов диктата. Такая политика привела сегодня экономику Белоруссии к внутреннему системному кризису, тщательно скрываемому властями благодаря популистской политике. Трансформационные процессы в экономике страны породят повышение цен, ухудшение уровня жизни населения, что вызовет рост протеста на местах, потерю управляемости со стороны государственного аппарата.

Наступают другие времена. Взаимоотношения между Россией и Белоруссией переведены от популистской риторики к рыночным отношениям. Как бы официальная пропаганда ни пыталась создавать и сохранять образ процветающего государства, чуда не произойдет. Проект политической интеграции Белоруссии и России был и остается нежизнеспособным, направленным не на развитие двусторонних отношений, а на укрепление диктатуры Лукашенко. Газовый конфликт обнажил суть и несостоятельность союзного проекта. Президент Владимир Путин публично признал проблему неадекватности поддержки Лукашенко, в том числе и в избирательной кампании 2006 года.

Сегодня действующий президент и власть в целом - экономические и политические банкроты. После отказа России от практики дотирования Белоруссии и озвучивания на высоком уровне цифр, в которых эта поддержка измерялась, неприглядная истина открылась полностью: режим, который большую часть бюджета получал за счет дотаций, несостоятелен с момента отмены этих дотаций.

Трудно расстаться с неограниченной властью, но это придется сделать. В этой ситуации позиция демократических сил Белоруссии должна быть простой и понятной для всех. Речь идет не просто о смене политической надстройки, когда авторитаризм сменится демократическими нормами и общечеловеческими ценностями - речь идет в первую очередь о смене экономического базиса, когда унизительное иждивенчество должно смениться способностью зарабатывать и кормить себя самостоятельно. Ответственность за Белоруссию сегодня - это не только готовность восстановить демократические практики, но и обязанность подвести под эти практики твердый экономический фундамент. Для Белоруссии нужен не просто новый политический порядок - необходим новый эконом-политический уклад.

В направлении политической консолидации первый шаг сделан. Перед выборами 2006 года демократические силы смогли преодолеть внутренние амбиции, сделать шаг к объединению.

Однако демократические силы не решили ряда главных задач - и в плане создания концепции экономического фундамента, и в плане политического обеспечения народного волеизъявления. Так, на экономическом уровне не было создано реалистичной программы экономической трансформации - эти вопросы вообще остались в стороне. На политическом уровне не было достигнуто внесение изменений в избирательное законодательство, предполагающих отмену досрочного голосования, включение в состав избирательных комиссий представителей демократических партий и общественных организаций, проведение независимого наблюдения, участие в подсчете голосов, обеспечение равного доступа всех кандидатов к СМИ, исключение из управления избирательным процессом исполнительной власти. Действующее избирательное законодательство - это созданная и отработанная властью система достижения необходимых ей результатов выборов. И те, и другие вопросы остаются по-прежнему актуальными. Демократические силы должны доказать собственную состоятельность и зрелость, и суметь инициировать разработку и обсуждение приемлемых принципов экономического обустройства Белоруссии.
Демократические силы должны разработать и осуществить шаги, которые позволят изменить избирательное законодательство. Новые выборы - по новым правилам. Это должно стать лозунгом для всей страны.
В ходе мартовских протестов против фальсификации выборов произошел переход разрозненного прежде количества в новое консолидированное качество: ранее рассеянный протест перерос в протест единой, прежде всего молодежной, социальной группы. Однако в дальнейшем ни власть, ни оппозиция не смогли легитимизировать себя в глазах этой группы. Оппозиция, не произведя приемлемого экономполитического предложения, не смогла воспользоваться этим потенциалом и развить его в поствыборный период. Власть же дискредитировала себя не только перед участниками акций, но и перед их родственниками, друзьями и просто сочувствующими. Репрессии, которые были применены более чем к тысяче человек, не только не сломали протест, но, напротив, укрепили его, обеспечили существенным потенциалом роста.

Одним из сильных шагов демократического движения в избирательной кампании 2006 года считаю выдвижение единого кандидата от демократических сил Александра Милинкевича. Впервые большая часть демократических сил работала в одной команде, проявляя свою организующую роль в проведении агитационных мероприятий и избирательной кампании 2006 года.

Избирательная кампания социал-демократической партии "Грамада" во главе с Александром Козулиным явилась также знаковым событием. Демократические кандидаты вели грамотную работу с избирателями, дополняя друг друга, в том числе обнажили авторитарное, диктаторское правление действующего президента.

Можно только сожалеть, что им не хватило политической мудрости продолжить избирательную кампанию, не соперничая, а объединившись и создав единое движение демократических сил, свободных от политических пристрастий и конъюнктуры.

С моей точки зрения, демократическим силам, чтобы обеспечить успех, не хватило нацеленность на конкретный результат, на победу. Когда мы говорим об объединении, мы должны говорить о конкретных целях и задачах такого процесса. Демократические силы, сумевшие частично объединиться, не смогли пойти дальше - не смогли выстроить ясные и четкие задачи кампании, прежде всего, ясно осознанные самими представителями демократической элиты, не говоря даже об ответе обществу на вопрос о принципах нового экономического уклада. Отсюда неопределенность в повестке дня, неумение воспользоваться протестным настроением молодежи, предложить ей программу, направленную на конкретный результат.

Главным позитивным фактором прошедшей кампании, тем не менее, я считаю изменение в настроении людей. В стране за период новейшей истории слово "перемены" никогда не звучало так желанно и так многообещающе, как весной 2006 года. Это подтвердилось массовым выходом на площадь 19 марта 2006 года людей, не побоявшихся активно выразить свой протест против фальсификации выборов, против произвола и диктатуры. Белорусы в этот день громко сказали "Хватит терпеть обман, подлог и фальсификацию выборов! Долой беззаконие, и бесправие! Долой диктатуру!". Главным действующим лицом в этих событиях стала молодёжь. И это говорит о многом: зрелости и мужестве людей, участвующих в акции, их стремлении к переменам, свободе, достойной жизни. Уверен, что будущее - в мужающей молодежи.

Трансформационные задачи Белоруссии

Построение новой эконом-политической системы в Беларуси означает, по сути, построение нового демократического суверенного государства на карте мира. В основе создания новой системы вижу следующие ключевые факторы:
- Разработка базовой стратегии трансформации белорусской политической и экономической системы
- Подготовка управленческих кадров, которые могли бы составить слой новых управленцев
- Реальное объединение всех демократических сил Беларуси независимо от политических пристрастий вокруг конкретной повестки дня
- Выработка предложений по изменению избирательного законодательства
- Укрепление информационной сети через широкую агитационную кампанию среди белорусского населения.

Белорусские демократические силы определенно обладают человеческим потенциалом для формирования новой политико-экономической системы координат Белоруссии. Без разработки конкретной повестки дня считаю процесс объединения малорезультативным и недолговечным. В основе политической части программы должна быть четко обозначена цель - упразднение диктатуры в стране и создание новой демократической системы управления, выстроенной на основе четкого разделения властей, а также профессионализма и знаний участников системы. Необходимо партиям их лидерам свои политические амбиции и пристрастия оставить на потом, прекратить разногласия по ничего не значащим для общества вопросам взаимодействия внутри оппозиции. Старая политика демократических сил не работает на победу. Нужна новая политика, необходимо создавать новое пространство для перемен.

В основе экономической части программы должна стать концептуальная разработка альтернативной экономической модели, которая носила бы прикладной характер. Ведь сегодняшняя исчерпавшая свой ресурс модель - это еще советская плановая, и в ее рамках в принципе речь могла вестись не о развитии экономики, а о поддержании на плаву экономической машины политическими методами. До сих пор это удавалось благодаря дешевым энергоресурсам (газ и нефть, перерабатываемая на белорусских НПЗ), которыми обеспечивала и продолжает обеспечивать Белоруссию Россия. Дешевые энергоресурсы были основой экономического регулирования Белоруссии, позволяющей обеспечивать рентабельность предприятий, выплату зарплат, рост ВВП. И тем сложнее задача уже по сути начавшегося трансформационного периода, когда придется принять рыночные цены на газ и нефть, перейдя в экономическую плоскость взаимоотношений с Россией. Сложность другого порядка представляет собой отсутствие качественной составляющей роста белорусской экономики в последние 15 лет.

Ответы на вопросы, как трансформировать экономику, какие приоритеты выбрать и в какие сроки обеспечить переходный период, могут и должны послужить основанием для привлечения инвестиционных ресурсов в страну: без них сколько-нибудь результативный выход из нынешнего положения дел считаю малореалистичным.

Отдельным блоком повестки дня должна идти программа подготовки новых кадров для новой Белоруссии. Ее костяк должно составить молодое поколение образованных людей, прошедших специальную подготовку. Знания и навыки абсолютного большинства нынешних управленцев неадекватны новой рыночной реальности, не говоря уже о том, что в течение последних 15 лет критерием карьерного отбора была в первую очередь лояльность, и лишь во вторую - профессиональная пригодность. Подготовка новых кадров должна касаться как государственного управления, так и менеджмента в бизнесе и других сферах общественной жизни.

Концептуальная программа (отправные точки) реформ должна быть предложена как демократически настроенной социальной группе, так и всему белорусскому обществу. Программа должна давать ответы на жизненно важные вопросы: как управлять своим домом, какие институты власти будут обслуживать человека, что нужно делать, чтобы отстаивать свои права.

Основы трансформации политической системы
Базовая ступень управления
Если мы хотим на практике, а не на словах изменить ситуацию в Белоруссии, сделать нашу страну демократическим государством, то наша главная задача состоит в том, чтобы общество осознало необходимость и ключевые принципы трансформации белорусской политико-экономической системы, получило реальные инструменты и механизмы отстаивания своих прав.

Граждане Белоруссии должны осознавать себя полноценными членами общества и налогоплательщиками, а главное - у них должны быть реальные, эффективные инструменты, чтобы влиять на власть, заставить ее слушать человека и делать то, что необходимо обществу.

Начну с бытового примера. Он характерен для всей государственной системы услуг. Большинство граждан Белоруссии живут в домах, обслуживаемых государством. Каждый месяц жильцы платят деньги за коммунальные услуги. При этом во многих подъездах нет нормального освещения. Вечером, особенно зимой, приходится идти на ощупь в темноте. И, тем не менее, ни у кого не возникает вопроса, как исправить эту ситуацию. Люди воспринимают это безобразие, как само собой разумеющееся. Платят деньги, терпят и молчат. Рабская психология воспитана годами преклонения перед чиновниками. Это касается всех сфер, где человек сталкивается с государственной машиной: исполнительная власть, государственное здравоохранение, система правоохранительных органов, суды и т.д.

Если вам нахамили в ЖЭС, если к вам пришел пьяный сантехник, если участковый милиционер проигнорировал ваше обращение, если участковый врач заставил вас ждать целый день, куда вы сегодня можете обратиться? Вряд ли найдется много людей, которые будут готовы пройти десяток бюрократических процедур и добиться правды. Система работает не на человека, а на саму себя. А в результате нас продолжают обманывать, обкрадывать, нам будут хамить везде и всегда.

Как преодолеть синдром, доставшийся нам от коммунистической системы? Как помочь людям избавиться от лакейского инстинкта "не высовываться". Помните, как звучало у знаменитого сказочника Шварца: дракона нужно убить в самом себе. Но как же убить этого дракона?

Прежде всего, нужно сделать ставку на развитие системы самоуправления. Речь в данном случае идет не только и не столько о самоуправлении на уровне городов и районов, а о перераспределении управленческих полномочий между ними и властью. Важно создать систему самоуправления граждан на более низовом, базовом уровне - по месту жительства, работы или учебы. Именно здесь мы можем приобщиться к решению собственных и государственных проблем. Рядом со своими соседями или сослуживцами проще почувствовать себя общностью, членами гражданского общества. Именно институты самоуправления вместе с другими общественными организациями способны обеспечить развитие гражданского общества.
Базовые структуры самоуправления мне видятся теми кирпичиками, из которых будет построено гражданское общество в нашей стране. Нельзя сказать, что попытки самоуправления не предпринимались раньше. Были уже и кондоминиумы и комитеты общественного самоуправления, но власти хорошо понимали, какие неприятности для них несет самоуправление, а потому делали и делают все возможное, чтобы задушить эти инициативы на корню.

Какую общественную функцию, какую роль в системе государственной власти могут играть базовые структуры самоуправления? Я далек от мысли следовать советам классика, который учил нас, что каждая кухарка должна управлять государством. Коммунистический режим использовал этот лозунг в популистских целях. В новых условиях комиссии самоуправления на местах могли бы взять на себя ряд функций гражданского контроля. В том числе, чтобы не допускать развитие таких проектов, как строительство атомной электростанции, без учета мнения населения страны.

Люди должны осознать, наконец, что любой государственный служащий - будь-то президент страны, губернатор, мэр или мастер в ЖЭСе - это наемный работник на службе общества, мы платим им зарплату. Правительство, местная власть распоряжаются не просто бюджетными средствами, а нашими деньгами, которые мы зарабатываем своим трудом и отдаем государству для решения проблем в интересах общества. Парламент вместе с комиссиями самоуправления могут контролировать расходование бюджетных средств.

Нужно предоставить комиссиям самоуправлений право апеллировать к любым органам государственной власти, которые должны будут давать им мотивированный ответ в максимально короткий срок. Кроме того, председателям таких органов самоуправления можно предоставить право давать согласие на премирование участковых врачей, милиционеров, директоров школ, работников коммунальных служб и т. д.
В комиссиях самоуправления будет генерироваться общественное мнение по проблемам государственного управления, формирования бюджета, социальной политике и т.д. Вряд ли избранный политик осмелится игнорировать решения комитетов самоуправления. Более того, именно в системе самоуправления будут рождаться и расти будущие депутаты, мэры и губернаторы.

Очень важно, чтобы в рамках системы базового самоуправления существовала связь по горизонтали и вертикали. К примеру, на уровне районов могут проводиться регулярные встречи комиссий, с которыми будут согласовываться кадровые назначения в органах власти района. Такие встречи могли бы содействовать формированию на паритетных началах с политическими партиями избирательных комиссий по проведению выборных кампаний и референдумов.

Считаю, что нужно выстроить не только горизонталь, но и вертикаль системы самоуправления. Эта вертикаль будет иметь принципиальное отличие от существующей ныне президентской вертикали. Так как строиться она будет не сверху вниз, а наоборот снизу вверх, избираться населением.

Децентрализация власти

Важный шаг на пути к демократии - это децентрализация государственного управления. Считаю, что полномочия местных органов власти на уровне областей и районов должны быть серьезно пересмотрены и расширены, прежде всего, за счет полномочий республиканской власти. Ведь нелепо, когда вопрос о том, что, как и когда сеять на сельском поле, решается волюнтаристски президентом за сотни километров от самого поля. Или когда решают в Минске, как должен работать транспорт, к примеру, в Шклове, или как убирать улицы в Могилеве.

Что касается президентской "вертикали", то это есть изобретение авторитатного режима. Принцип назначаемости руководителей местных органов власти привел к резкому отчуждению власти от общества, от интересов граждан, способствовал росту узурпированности власти, коррупции среди чиновников, бесправия и страха перед полицейской властью.

Главы местных администраций всех уровней должны избираться, а не назначаться. Вместе с тем, необходимо четко разграничивать функции исполнительной и представительной власти на местах. При этом органы самоуправления должны осуществлять функцию гражданского контроля, а местная власть - распорядительную и функцию управления.

Местные Советы, мне думается, должны быть компактными - 10-15, а областные и города Минска - до 25 депутатов, которые бы работали на профессиональной основе и в тесном взаимодействии с органами базового самоуправления. В ведении депутатов должны быть следующие функции - разработка и утверждение местного бюджета, введение и отмена местных налогов, утверждение кадров (к примеру, начальника муниципальной милиции, начальников ЖЭСов, директоров школ, поликлиник и т.д.), контроль над использованием бюджетных средств, распоряжение коммунальной собственностью, утверждение планов застройки, программ социально-экономического развития территории.

Управление государством

Существование в стране разветвленной и влиятельной системы самоуправления, независимая судебная система, децентрализация госуправления, выборность глав администраций, полноправный и профессиональный парламент, свободная и независимая пресса - все это инструменты построения демократической системы управления страной.

Когда этот механизм работает исправно, форма устройства государственной власти в центре становится фактором второстепенным. При такой модели не так уж и важно, будет Белоруссия республикой президентской или парламентской, у кого окажется больше полномочий - у президента или премьер-министра.

Давайте посмотрим на примеры развитых стран. В США президент является главой государства, в Германии он выполняет чисто представительские функции. В странах Балтии, Скандинавии президентские полномочия распределены где-то поровну между американской и германской моделью. Все эти страны являются демократическими.

Главное, чтобы модель власти могла создать надежный общественный заслон на пути любых попыток сдвинуть страну к авторитаризму. Что для этого нужно?

Стране нужна новая демократическая Конституция, гарантирующая принцип разделения властей и обеспечивающая эффективный механизм предотвращения диктатуры. Новый демократический парламент должен уже в течение первого года работы разработать проект новой Конституции, которая может быть принята всеобщим голосованием в течение следующего года.

Конституция как основной Закон Белоруссии должна на практике иметь высшую юридическую силу в нашей стране. Издание президентом декретов и указов, имеющих юридическую силу закона, необходимо исключить как порочную и наносящую вред развитию правовой базы государства.
Считаю, что необходимо ориентироваться на модель президентско-парламентской республики, существенно ограничив полномочия президента. Они должны быть значительно меньшими, даже по сравнению с теми, что предоставлялись Конституцией 1994 года. Президент должен избираться не более чем на два срока.

В демократическом государстве постоянную связь между обществом и властью обеспечивают политические партии. Благодаря выборам этот важнейший инструмент должен получить возможности для развития. Диктат власти и отсутствие системы политической конкуренции привели к тому, что политические партии Белоруссии весьма слабы и не пользуются массовой поддержкой. В новом государстве потребуется подготовка закона о партиях и партийной деятельности. От этого зависит жизнеспособность и конкурентоспособность всего общества и государства на длительную перспективу.

Первые выборы в парламент могут пройти по мажоритарной системе. В дальнейшем, участвовать в выборах в парламент должны иметь право партии, собравшие определенное количество подписей граждан для регистрации в Центризбиркоме. Партии, набравшие определенный минимум голосов во время выборов (например, 5%) могут участвовать в последующих кампаниях без сбора подписей. Это будет способствовать наращиванию членской базы партий и тем самым усилит их авторитет. Только тогда партии смогут выполнять функции участия в выработке важнейших политических решений, а также представительства интересов избирателей.

Правительство должно опираться на поддержку парламентского большинства Партии, активно формирующие власть, должны выдвигать из своих рядов профессионалов, способных создавать команды, эффективно работающих и ответственных перед обществом и государством. Функции и полномочия самого правительства также должны быть существенно изменены. Правительство должно заниматься макрорегулированием экономики, вырабатывать стратегию экономического развития государства, осуществлять прогнозирование, вырабатывать социальную политику.

Независимый суд

В любом цивилизованном демократическом государстве судебную власть можно сравнить с иммунной системой, которая обеспечивает нормальную работу всего государственного организма. В Белоруссии суды и судьи - это послушный инструмент в руках одного человека. Несмотря на декларативную самостоятельность судов, по сути, судебная власть является президентской. Президент назначает и снимает судей с занимаемых должностей, бюджетирование осуществляется через исполнительную ветвь власти (Министерство юстиции), слабо институционализированы и бездействуют механизмы судейского самоуправления; не получила развития административная юстиция (судебный контроль за решениями органов власти и управления), из под контроля конституционного правосудия фактически исключены вопросы политических прав и свобод, из практики судов исключено прямое применение норм Конституции и международных соглашений, не пересматриваются национальными судами случаи, по которым Комитет ООН по правам человека установил факты нарушений прав и свобод Республикой Беларусь. Во многом адресная репрессивная политика и легитимизируется через судебные решения. В последнее время это стало еще более очевидно. Формальными решениями судов ликвидируются общественные организации, принимающие на себя функции гражданского контроля, через суды прошли многие известные оппозиционные политики Белоруссии, и просто граждане, осмелившиеся высказать свою позицию, противоречащую позиции власти, президента.

Чем руководствовались судьи, которые судили Михаила Чигиря, осмелившегося перечить президенту, а затем бросившего ему вызов, выставив свою кандидатуру на альтернативных выборах президента? В чем моя вина, когда я был осужден на 5 лет лишения свободы? Власти Беларуси использовали для борьбы с политическим оппонентом уголовное наказание, формально не связанное с политическими мотивами. Однако спецслужбам понадобился почти год для того, чтобы сфабриковать уголовное дело, хотя бы внешне напоминающее преступление. Дело, абсурдное по своей сути: человеку чести, уважаемому в обществе, с огромным опытом и заслугами, вряд ли может прийти в голову хищение нескольких компьютеров. Тем более у организации, им же самим возглавляемой при отсутствии каких-либо претензий со стороны собственника. Таким образом, власть рассчиталась со мной за то, что я написал заявление о несогласии с проводимым президентом политическим и экономическим курсом страны и выдвинул свою кандидатуру на выборах президента 2001 года, оставив государственную службу.

За что суды лишили свободы Козулина, Скребца, Левоневского, Васильева, Климова, Статкевича, Северинца? А сколько у нас судей, которые отправляли на нары людей, в том числе и подростков по заведомо сфабрикованным делам! Показательны массовые аресты молодежи весной 2006 года, лишь за то, что люди вышли на улицу, используя свое конституционное право высказать вслух то, что думают о нынешней власти.

Все это лишний раз доказывает несостоятельность и зависимость судебной системы Белоруссии, отсутствие правовой защищенности граждан. Человека можно просто так остановить на улице, посадить в изолятор, уничтожать морально и физически, держать сколько угодно в заключении и фабриковать дела, по которым суд выносит любой приговор, выгодный власти. Вся правоохранительная и судебная система работает на политический заказ.

Не помню ни одного случая, чтобы кто-то из судей отказался вынести навязанный сверху приговор, или чтобы кто-нибудь из нынешнего судейского корпуса в знак протеста против творимого произвола демонстративно ушел в отставку.

Безусловно, Белоруссии не имеет истории независимой судебной системы. Ее не было ни при коммунистах, ни во времена "кебичевской оттепели". Судьи всегда выполняли волю властей, руководствуясь не законом, а телефонным правом. Лукашенко довел ситуацию до абсурда. Нынешний судебный корпус, болеющий синдромом "чего изволите", не способен работать в условиях правового государства, ни тем более строить его.

Поменяется власть, и эти люди будут гневно клеймить Лукашенко, объясняя, что сами они только выполняли приказы, так как им было страшно и им нужно было кормить свои семьи. Все те, кто хотя бы раз вынес приговор по политическим мотивам или сфальсифицировал его под давлением, должны быть наказаны по всей строгости закона, без срока давности и права на амнистию. Человек, носящий судебную мантию, должен раз и навсегда уяснить: лучше отказаться выполнять преступный приказ, лучше уйти в отставку, чем творить от имени правосудия произвол.

В демократической Беларуси судебная система должна стать главным механизмом, с помощью которого граждане смогут отстаивать свои права. Можно ли исключительно нормативными методами привить идеи независимости представителям судейского корпуса? Как показывает опыт реформирования судебных органов других стран, до тех пор, пока само судейское сообщество, сами судьи не становятся последовательными носителями этих идей, судебная система подвержена серьезным вмешательствам и не способна к выполнению возложенных на нее функций.

Каким образом можно способствовать обеспечению независимости судей?

Прежде всего, закон должен ограждать судей от вмешательства в их деятельность представителей исполнительной власти, существенным фактором может являться отдельное и прямое бюджетирование судебной ветви власти. Только тогда ни один, даже занимающий самый высокий пост чиновник, не сможет себе позволить воспользоваться телефонным правом. А судьи будут защищены от возможных последствий со стороны недовольных чиновников от принимаемых ими решений по закону.

Закон должен разрешить вопросы о выборности, освобождения от статуса, административной ответственности судей, передав эти функции к ведению органов судейского самоуправления. Одним из вариантов могло бы стать создание Специального Совета (в ряде европейских стран такой орган называется магистрат), который будет формироваться на паритетных началах парламентом, ассоциацией судей, адвокатов, тремя высшими судами - Конституционным, Верховным и Хозяйственным. Такой Совет может назначать судей. Освобождать от должности судью должен также совет (магистрат). Судебная система должна финансироваться из государственного бюджета отдельной статьей. Эти средства могут аккумулироваться на отдельном счету, а распоряжаться ими должно финансово-хозяйственное управление совета (магистрата).

Наряду с независимой судебной системой должна существовать также независимая адвокатура.

В настоящее время адвокатура является закрытым институтом, которому принадлежат монопольные функции на основные виды оказания правовой помощи и в то же время не присущи формы частной практики, достаточной специализации, внутренней конкуренции, и что крайне важно - самоорганизации. Институционально не разрешено и не обеспечено государством выполнение функций адвокатуры по оказанию бесплатной правовой помощи, что крайне важно в условиях финансовой неспособности социально уязвимой части населения иметь профессиональное юридическое представительство в судах.
Более того, сегодня по утверждениям самих адвокатов, они практически лишены механизмов, обеспечивающих процессуальное влияние, необходимое для выполнения функций защиты. Они не имеют никакого влияния на ход судебного расследования, их роль в процессе защиты подсудимых сводится к нулю. Адвокат выполняет формальную функцию, и скорее выступает не как защитник прав подозреваемого, а как психолог, пытающийся хоть как-то свести к минимуму давление на своего подзащитного.

Для того чтобы адвокат стал равноправным участником процесса и мог адекватно реализовывать свои профессиональные обязанности, необходим закон об адвокатуре, который будет регламентировать права и обязанности адвоката. Государство не должно вмешиваться в работу адвоката. Ассоциациям адвокатов необходимо предоставить самую широкую автономию.

Правоохранительная система

Вряд ли мы сможем создать дееспособное правовое государство, если не решим вопрос с тем монстром, который нам достался в наследство от "отца всех народов" Сталина и еще более расширен и укреплен в Белоруссии Лукашенко. Правоохранительная система превратилась в цепочку репрессивных органов, первым среди которых стоит прокуратура. В таком уродливом виде ее не существует ни в одной цивилизованной стране мира. Этот пережиток сталинизма остался только в Белоруссии. Здесь прокуратура якобы контролирует соблюдение закона всеми органами власти, частными и государственными предприятиями, гражданами и даже судами (!). Прокуратура выдает ордеры на арест, обыск, прослушивание телефона. Будучи формально независимой от парламента и правительства, прокуратура фактически является удобным инструментом репрессий в руках власть предержащих.

Система прокуратуры требует коренной реконструкции. Она должна стать частью системы исполнительной власти и выполнять только две функции: надзор за ходом полицейского расследования и поддержание обвинения от имени государства в суде. Санкции на арест и т.д. должен давать только суд.

Таким же пережитком прошлого является и система МВД. Стране нужна муниципальная милиция, которая нанимается и оплачивается муниципальными органами городов и районов. В ее ведении должно находиться поддержание общественного порядка на соответствующей территории, а также служба участковых.

Государственный следственный комитет должен выполнять только функции расследования наиболее тяжких преступлений: убийств, преступлений против правосудия, государства, коррупции, терроризма и т.д.
КГБ сегодня превратился в карательный орган, который преследует людей по политически мотивам, а также выполняет ряд милицейских функций. В демократическом государстве этот орган должен выполнять лишь 2 функции: разведки и контрразведки. Спецслужбы не должны иметь права заниматься политическим или экономическим сыском.

При этом руководство силовых структур не должно подчиняться напрямую правительству или президенту. Это должны быть независимые агентства, деятельность которых жестко регламентируется законом. Руководители этих ведомств должны назначаться парламентом. В парламенте должна существовать специальная комиссия, которая будет контролировать деятельность этих ведомств.

Об идеологии и свободе информации

Сегодня в Белоруссии миллионы образованных людей не имеют альтернативной информации и не могут защитить себя от беззакония. Люди теряют способность думать, анализировать и принимать ответственные решения. И, как справедливо пишет поэт Сергей Законников (Свободные Новости, №36 от 20.09.06), "в пустопорожнем вихре пропагандистских лозунгов, победных рапортов, громких фраз, различных мод и поветрий мы постоянно теряем самих себя". Власть цинично использует административный ресурс и репрессивный аппарат, чтобы люди не задумывались, не задавали неудобных вопросов.

В основе свободомыслия, осознания человеком собственных прав и свобод лежит свобода информации. Власть все сделала и продолжает делать для того, чтобы альтернативное мнение в нашей стране не только не было востребовано, но и преследовалось.

На протяжении последних лет основной источник альтернативной информации - независимая пресса - целенаправленно вытеснялась из информационного поля Беларуси: проще говоря, уничтожалась. Начались массовые гонения на независимые печатные издания и журналистов. Были незаконно закрыты или ликвидированы все более или менее значимые независимые издания, через суды и тюрьмы прошли десятки журналистов: Шеремет, Маркевич, Можейко, Ивашкевич и многие другие. Расследования исчезновения Дмитрия Завадского и убийства Вероники Черкасовой до сегодняшнего дня покрыты тайной.

В отношении многих печатных СМИ были возбуждены уголовные и гражданские дела. Подоплекой таких дел являлось якобы искажение информации о тех или иных представителях государственной власти или людях, приближенных к ней. Вспомните циничное гражданское дело против "Народной Воли", возбужденное по иску экс-председателя национального телевидения Рыбакова, сегодня отбывающего наказание за коррупцию. Экономический способ закрытия СМИ стал одним из самых действенных и излюбленных властями. Большинство независимых СМИ закрыты. Чудом сохранившиеся - находятся на грани выживания. Непосильные штрафы и взыскания лишают их последней возможности выжить.

Сегодня в подписном каталоге Беларуси осталось только две относительно независимых общественно-политических еженедельника: "БелГазета" и "Белорусы и Рынок". Однако их тираж не превышает 12-13 тысяч экземпляров. Монополию на распространение периодических изданий имеет государственная структура Белпочта. Лицензирование распространения СМИ в Беларуси было введено несколько лет назад. С этого момента независимые издания стали недоступными для массового читателя.

Я преклоняюсь перед мужеством и патриотизмом журналистов, прошедших через задержания, вызовы в суды, предупреждения со стороны прокуратуры, уголовные дела, тюрьмы. Они и сегодня пытаются донести до людей правду.

Демократические силы в Беларуси не имеют и не могут иметь по определению собственного канала информации. Оппозиционным лидерам государственные СМИ недоступны. Демократические силы представляются в государственных СМИ не как альтернативное политическое движение, участвующее в выборных кампаниях всех уровней, в том числе и в выборах президента страны, а как сила, дестабилизирующая общество. Все это десятки раз мы слышали из уст Лукашенко. Это беспредел, граничащий с дикостью. Как нужно цепляться за власть, чтобы не слышать голоса тех, кто хочет знать правду! Родственники, друзья, коллеги, международная общественность все еще ждут информации о судьбе оппозиционных лидеров Ю. Захаренко и В. Гончара, предпринимателя А. Красовского, журналиста Д. Завадского. Белорусы хотят знать правду о том, что на самом деле случилось с Геннадием Карпенко. К сожалению, пока ответа на эти вопросы нет. Однако рано или поздно власти придется на них. Скрыть ничего не удастся.

Для расправы над политическими оппонентами власть использует все средства: посягает на свободу личности и здоровье, идет на преступные подлоги, фальсификацию фактов, использует пропагандистскую машину.

Для усиления пропаганды и распространения порочной государственной идеологии разработана целая программа. Режим, неспособный завоевать уважение и доверие населения благодаря грамотной управленческой и экономической политике, видит для себя в качестве единственного средства защиты манипулирование общественным мнением. Для этого разработаны идеологические программы для работы с населением на всех уровнях государственного аппарата и системы образования. Советская система политинформаций, идеологических собраний вернулась в Белоруссию. Телевидение и радио представляют собой пошлый и циничный инструмент зомбирования.

Белорусское телевидение при отсутствии независимых телеканалов является сегодня едва ли не самым мощным пропагандистским механизмом в Белоруссии. Более 95% населения Беларуси смотрят БТ. Особенно сильно его влияние в сельских районах, где просмотр телевизионных программ часто является единственным занятием граждан вне рабочего времени. Телевидение для них - и источник информации, и средство развлечения и отдыха. При этом в Белоруссии все телеканалы полностью контролируются государством. Выход альтернативной информации на телевидении невозможен. Единственным источником иной информации до последнего времени были российские телевизионные каналы. Однако сегодня и они лишены прямого вещания на Балоруссию, что делает невозможным выход новостных или социально-политических программ без контроля со стороны Белоруссии.

Практически такое же положение дел и в радиовещании. На территории Белорусси нет ни одной независимой радиостанции. А количество слушателей старейшей радиостанции "Свобода", вещающей на Белоруссию из Чехии, не превышает 5-10 тысяч.

Единственной возможностью для распространения свободного мнения в Белоруссии является интернет. Сегодня в Белоруссии 30% населения имеет доступ в Интернет. Монополия на предоставление доступа принадлежит государственной компании "Белтелеком". Однако и Интернет по мере роста пользователей все больше и больше контролируется государством. Это означает, что в любой момент доступ к тому или иному нежелательному сайту может быть перекрыт. Это неоднократно применялось на практике в предвыборный период, когда закрывались или взламывались сайты Хартии97, радио "Свобода", независимых кандидатов.
Таким образом, информационный вакуум с одной стороны и сильнейшая государственная пропаганда с другой привели к тому, что люди перестают анализировать происходящее, теряют способность самостоятельно принимать решения, строить свою судьбу. Они все больше зависят от государственной идеологии. Идеология государства построена на экономическом ограничении людей, лишении их выбора и насаждении страха. Она сужает систему ценностей человека, ограничивая его заботами о насущном, о выживании. Если мы не сможем противостоять этой машине, деградация общества неминуема. Чтобы этого не произошло, нужен мощный поток альтернативной информации, направленный на устранение информационного вакуума среди населения.

Что необходимо сделать, чтобы люди вновь обрели информацию, почувствовали себя людьми, думающими и умеющими принимать решения?

Обретение населением новой системы ценностей, ее признание, - самая сложная из задач, стоящих перед демократическими силами. Можно изменить законы, разработать программы развития, однако менталитет и идеология людей от этого не изменятся. Власть работает долго и тщательно для того, чтобы внедрить требуемую ей идеологию безразличия, послушания и страха. Человек всегда легче воспринимает то, что не заставляет его анализировать, выбирать или напрягаться. Уже состоялось целое поколение, которое живет по этой идеологии. Внедрить страх легче, чем заставить людей побороть его, вытащить изнутри гражданскую активность.

У подавляющего большинства населения практически нет национального самосознания. Сегодня есть шанс сформировать его у нового поколения, которое выразило протест в марте 2006 года. Они готовы к восприятию нового, они думают о своей судьбе и желают достойной жизни. Это благодатная почва для формирования нового поколения молодежи, которое думает исторически и национально. Нельзя этот шанс упустить.

В этой сложной работе должны принять участие не только политические силы, но, прежде всего представители СМИ и интеллигенция. Писатели, поэты, ученые, художники, - все, кому небезразлична судьба Беларуси, могут принять участие в пропагандировании новых демократических и культурных ценностей. Этот проект должен включать:

• Образовательные программы для молодежи
• Специальные программы для сельского населения
• Просветительскую работу экспертов
• Методы распространения альтернативной информации
• Поддержку независимых СМИ

Содержательная часть программы должна включать две основные темы: история белорусской нации и основы демократических ценностей. Уверен, представителям интеллигенции есть, что сказать народу. Как первый шаг я вижу обращение именно к тем, кто готов услышать. Это, прежде всего, молодежь. Именно она и может в дальнейшем стать послом новой идеологии и донести до всего населения призыв к обретению самих себя. В этом процессе огромная роль принадлежит также средствам массовой информации. В новом демократическом государстве необходим закон о прессе, который не позволял бы ограничивать свободу слова и печати. Регистрация средств массовой информации должна осуществляться по уведомительному принципу.

Если журналист солгал, оклеветал, подтасовал факты, то гражданин или организация должны решать все конфликты исключительно в судебном порядке. Никаких других структур, которые бы контролировали и корректировали деятельность прессы, быть не должно.

В стране должен существовать общественный канал, деятельность которого будет координировать общественный наблюдательный совет. Его деятельность может финансироваться государством, однако ни президент, ни правительство, ни парламент не должны иметь возможности влиять на его деятельность. Это право необходимо предоставить общественному наблюдательному совету, члены которого делегировались бы органами самоуправления и авторитетными общественными организациями. Все другие телеканалы должны быть частными.

Процесс формирования потребностей в альтернативной информации, обретении национального самосознания - долгий и сложный. Мы сейчас должны признать, что не только не продвинулись в этом процессе, но и упустили 15 лет, достаточных для формирования одного поколения. Поэтому нужно начать все сначала, сделать первые шаги. Для этого потребуется время, но белорусский народ обретет себя и займет свое достойное место среди других европейских народов.



09:25 23/03/2007




Loading...


загружаются комментарии