В Минске произошел передел рынка "серых" мобильников

Кассационная инстанция суда г.Минска вчера оставила в силе приговор в отношении предпринимателя Дмитрия Винокурова, торговавшего "серыми" телефонами. Сам предприниматель считает, что он был наказан за принципиальность и правдоискательство. Но если заглянуть в проблему глубже, то становится ясно, что в Минске произошел передел рынка "серых" мобильников. Иными словами, убрали одних, чтобы дать раскрутиться другим.

В Минске произошел передел рынка "серых" мобильников

Дорогая серость



Белорусское законодательство не запрещает оптовой продажи телефонов, какими бы они "серыми" ни были. Но для торговли в розницу телефоны должны быть стандартизированы со всеми вытекающими отсюда последствиями, а сам продавец - иметь лицензию на розничную торговлю. В противном случае его можно привлечь к уголовной ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность. Вся торговля серыми телефонами в Беларуси осуществляется оптом, но в розницу. Схема достаточно проста: предприниматель привозит телефоны и продает их оптом другим предпринимателям, которые торгуют в основном через интернет или объявления в газете. Попытки правоохранительных органов прекратить реализацию "серых" телефонов не приносили никаких результатов, поскольку задерживались розничные торговцы, у которых при себе было пару десятков трубок. А вот крупные партии оставались неприкосновенны. Между тем, по оценкам специалистов, около 90% всех функционирующих в Беларуси сотовых телефонов - "серые". В год реализуется около миллиона штук. Даже при нынешней минимальной цене телефона в 100 долларов получается, что оборот рынка составляет не менее 9 млн. долларов. Реально же эксперты говорят о 18-20 млн. долларов.


Заработал сам - дай другому



В декабре 2005 года налоговики и сотрудники Управления ДФР по Минску и Минской области вдруг решили накрыть этот бизнес. Сделано это было так, что уши, свидетельствующие о банальном переделе рынка, торчали даже из официальных протоколов. Поставщиков накрыли в момент продажи партий телефонов, исчисляемых десятками. Например, Дмитрия Винокурова задержали в момент продажи 36 телефонов. И все это дело оформили, как розничную продажу: якобы покупатель приобретал телефоны в личное пользование. Любому понятно, что одному человеку в личное пользование совершенно не нужно несколько десятков телефонов, но бумага эту несуразицу стерпела, а суд прожевал. Можно было бы закрыть на это глаза и поблагодарить ИМНС и сотрудников финансовой милиции за то, что положили конец незаконному бизнесу, пусть даже и жегловским методом. Однако, как упоминалось выше, если считать, что 36 телефонов - это не розница, а опт, то предприниматели Уголовного кодекса не нарушили, так как оптовая реализация телефонов в Беларуси осуществляется без получения лицензии. Кроме того, сам бизнес остался, только там теперь правят другие люди. Сотрудникам ДФР и налоговой инспекции они все хорошо известны, но их почему-то никто не трогает. Оно и правильно, ведь люди уголовный закон чтут. Правда, в чем тогда был смысл всей операции? Об этом можно догадаться, если произвести некоторые расчеты. В результате конкурентной борьбы прежних поставщиков они реализовывали телефоны по самой минимальной наценке, которая в последнее время снизилась до 2%. Этого вполне хватало, чтобы получать приличную прибыль за счет объемов реализации. После проведенной серии операций на рынке появились другие поставщики, которые сразу же повысили наценку до 20%. Узнайте, для кого были введены оставшиеся 18%, и вы поймете, кто затеял передел рынка и почему нынешних поставщиков "серых" мобильников никто не трогает.


Жадность - движущая сила чиновника



Четко спланированная операция по переделу рынка телефонов едва не провалилась по причине банальной жадности, которая у человека с должностью обостряется при виде денег, как язва у хроника при виде жареных баварских колбасок. Но уж такова людская природа. Возможно, сотрудникам налоговой инспекции и финансовой милиции удалось бы сдержать свои человеческие порывы, но по описанным выше причинам (полученный приказ) при изъятии телефонов они не знали удержу. Пока самих поставщиков телефонов держали в УДФР по Минску и Минской области, в их квартирах и складах шла большая работа. Без свидетелей. Наемных работников просто изолировали в других помещениях, чтобы они не мешали работать. В результате такой работы огромное количество телефонов просто испарилось: они не фигурировали ни в описи протоколов изъятия, ни на складах. У предпринимателей остались только номера IMEI.


Не прочувствовал ситуацию



Когда телефоны тысячами начали изымать, уголовные дела в отношении предпринимателей возбудили не сразу. Поставщики принялись решать проблему традиционным способом - через верных людей. Сунулись раз, второй, а потом им сказали: извините, мол, мы здесь бессильны - не мы заказывали банкет. Трое предпринимателей просекли момент и притихли в надежде пережить бурю. Четвертый, располагая компроматом (номерами IMEI), вступил в борьбу. Он написал заявление в прокуратуру города с требованием привлечь к ответственности должностных лиц УДФР по Минску и Минской области и ИМНС.Столичная прокуратура сначала взялась за дело рьяно и затребовала у операторов мобильной связи сведения о том, кто и когда пользовался телефонами с номерами, которые числятся в списке похищенных при изъятии. Параллельно с этим в дело встрял и центральный аппарат ДФР КГК, до которого дошли слухи о безобразиях, творимых сотрудниками столичного управления и налоговиками. В общем, началось все лихо, да закончилось тихо. Когда был получен полный список всех пользователей краденых телефонов, дело приняло неприятный оборот для весьма высокопоставленных лиц из очень серьезных силовых ведомств и не только. В списке оказались даже люди, работающие в президентских структурах. Понятно, что, дойди эта информация до главы государства, полетело бы много голов. Если бы началось полномасштабное разбирательство по поручению президента, докопались бы не только до пользователей краденых трубок, но и до тех, кто затеял передел рынка и для кого предприниматели повысили торговую наценку на телефоны. Поэтому вся информация по скандалу была тут же заблокирована. Под предлогом того, что дело приняло слишком серьезный оборот, все материалы в отношении сотрудников ДФР и налоговой забрала себе Прокуратура республики. Параллельно с этим в отношении предпринимателей ДФР возбудил уголовные дела по ч. 1 и 2 ст.233 УК РБ "Незаконная предпринимательская деятельность", которая предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы. Это чтобы предприниматели не делали глупостей. Попавшие в переплет поставщики все поняли и получили по минимуму. Кого припугнули штрафом, кого - годом условно, кого - тремя годами химии без направления в колонию. Больше всех за сделанную глупость дали Винокурову, который не прочувствовал момента и написал заявление в прокуратуру Минска. А весь серьезный оборот республиканской прокуратуры по краже телефонов у предпринимателей закончился осуждением нескольких мелких сошек из числа сотрудников ДФР и налоговой. На этом все и прекратилось.


Финал



Вчера кассационная коллегия оставила в силе приговор в отношении Винокурова, который на четыре года должен покинуть жену с тремя детьми и отправиться отбывать наказание в учреждении открытого типа. Интересно, что всю эту историю досконально, вплоть до фамилий всех действующих лиц, знают в КГБ. Но там молчат, храня материалы до лучшего времени. Как сказал один из участников этой истории, вытащить все это грязное белье мог бы старший сын президента, которого отец отправил в Совбез. Но, как говорят сами силовики, львенок еще не заматерел, чтобы ввязаться в борьбу с шакалами.
11:23 28/03/2007




Loading...


загружаются комментарии