Доживём до компенсации?

По меньшей мере две веские причины заставляют вновь поднять тему компенсации вкладов населения, замороженных в советском Сбербанке. Во-первых, в этом году истекает срок действия указа президента от 21 апреля 1998г. «О компенсации обесценения вкладов и облигаций целевого беспроцентного займа 1990г. на приобретение товаров длительного пользования (ценных бумаг)». Во-вторых, Александр Лукашенко, посетив на минувшей неделе Минскую овощную фабрику, опять заговорил о справедливой приватизации.

В свете вновь открывшихся обстоятельств стоит напомнить, что в прошлом году премьер Сергей Сидорский заявил о грядущем новом этапе компенсации советских вкладов. Однако точная дата начала новой фазы компенсационной компании до сих пор властями так и не определена. Первый же этап компенсации вкладов в Беларуси, как известно, превратился в фарс. В 1998-99гг. величина компенсационных выплат составляла порядка $500 за 10 тыс. советских рублей. Но в последующие годы она фактически снизилась - до $22 за 10 тыс. советских рублей. В результате еще в 2003г., по наблюдениям Минфина, у граждан Беларуси пропала «заинтересованность в получении указанной суммы».

В конечном счете компенсация вкладов стала производиться из расчета Br1,7 за 1 советский рубль. Неописуемая щедрость на фоне происходившего в это время стремительного обогащения республики за счет экспорта нефтепродуктов, изготовленных из российской нефти. И на большие суммы рассчитывать белорусскому вкладчику не приходится. Видимо, компенсационный проект, в отличие от полей для гольфа или спорткомплекса «Минск-Арена», попадает под категорию «богатых игрушек». А в Беларуси, как отметил президент на давней встрече с представителями российской региональной прессы, «заработанные деньги не прячутся на счетах в зарубежных банках, не тратятся на богатые игрушки, а вкладываются в модернизацию производства, в строительство, в развитие социальной сферы».

Тем не менее стоит сравнить величину белорусских выплат с практикой компенсации вкладов в других постсоветских странах. Согласно данным, опубликованным российской газетой «Ведомости», в Эстонии за 1 советский рубль давали $0,01 (или Br21,4 в эквиваленте). В Азербайджане 1 советский рубль приравняли к $1 (Br2143) для вкладов в сумме до 2 тыс. рублей и для депозитов свыше этой суммы - к $0,5 (Br1071). В России для
граждан старше 72 лет, инвалидов 1-й группы, родителей и опекунов детей-инвалидов и инвалидов с детства установили соотношение в $0,08 (RUR2) за 1 советский рубль (Br165). Все остальные граждане также получат деньги, исходя из этой пропорции, но не сразу. Например, гражданам старше 65, но моложе 70 лет пока выплачены компенсации из
расчета $0,04 (RUR1) за 1 советский рубль (Br82,4).

Но лучше всех постсоветских стран расплачивается по старым долгам Литва, явно не страдающая от избытка полезных ископаемых вроде нефти. В этой стране приступили уже к завершающему этапу выплат. Причем компенсации, приходящиеся на одного вкладчика, установлены выше, чем в других республиках экс-СССР: за 1 советский рубль выплатили 1 лит (29 евроцентов), что составляет в эквиваленте Br824. Единственное ограничение - сумма компенсации не должна превышать 6 тыс. литов (почти Br5 млн. в эквиваленте).

Секрет успеха Литвы состоит в том, что большая часть суммы для компенсации получена за счет продажи в 2006г. принадлежавших правительству Литвы акций нефтяного холдинга Mazeikiu nafta польской компании PKN Orlen : 289 млн. евро, или почти половина суммы, вырученной от продажи акций, пошла на компенсацию населению. В целом же 85% сумм компенсаций выделено государством из фонда приватизации. На это стоит обратить особое внимание, поскольку белорусские власти никак не могут определиться с источниками второго этапа компенсации советских вкладов. Очевидно, поэтому в Беларуси и буксует процесс возврата долгов населению.

Между тем премьер Сидорский уже объявил: «Мы будем приветствовать российские компании и российский капитал, которые изъявят желание в приватизации белорусских предприятий». И напомнил, что решение о приватизации крупнейших нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов, которые на сегодняшний день являются АО со 100-процентным госкапиталом, уже давно принято правительством. Об одном забыл сказать премьер: куда и на какие цели будут потрачены деньги, вырученные от приватизации.

О том, что «у нас народная власть и социально ориентированное государство», вспомнил лишь президент на Минской овощной фабрике. Но эта мысль даже в устах президента прозвучала как-то не очень выразительно. Да, Лукашенко вновь заявил, что «у нас не будет олигархов, не будет олигархической власти». Предостерег кое-кого, кто «подумывает о номенклатурной приватизации». И успокоил общественность: «Как будто
вопреки закону в Беларуси можно что-то приватизировать». В общем, никакой конкретики, кроме признания в том, что глава государства из-за постоянно откладываемой приватизации вынужден все время стоять на страже и выявлять тех неблагонадежных лиц, которые спят и видят свое узкокорыстное номенклатурное обогащение.

Но зачем же так себя утомлять, когда есть прекрасный опыт Литвы, руководство которой без всякой демагогии на деле проиллюстрировало социально-ориентированный подход к проведению приватизации ради компенсации вкладов населению. И, кстати, реализовав тот единственно верный вариант, который в не столь далеком 1996г. собиралось воплотить в жизнь белорусское руководство. Ведь тогда власти республики, ведомые
молодым президентом, собирались создать специальный компенсационный фонд, в котором должно было аккумулироваться 50% средств от приватизации республиканской собственности. Однако, по странному стечению обстоятельств, этим планам было суждено реализоваться не в Беларуси, а Литве.
11:54 05/04/2007




Loading...


загружаются комментарии