Инсайдер должен сидеть


Если не умеет помалкивать


Совет Республики одобрил 4 мая проект закона об усилении государственного регулирования рынка ценных бумаг. Этот документ призван обеспечить меры по предотвращению, выявлению и пресечению операций с ценными бумагами, осуществляемых лицами, располагающими закрытой (инсайдерской) информацией о результатах финансово-хозяйственной деятельности эмитентов или злоупотребляющими такой информацией. При этом нормы административной и уголовной ответственности будут распространены на лиц, располагающих закрытой информацией эмитента, при незаконном ее использовании и распространении.
Данный нормативный акт принимается в развитие Указа Президента от 28.04.2006 № 277 «О некоторых вопросах регулирования рынка ценных бумаг», который предусматривал, что эмитенты акций обязаны обеспечивать защиту сведений, внесенных в реестр владельцев ценных бумаг, и вправе предоставлять такие сведения только своим аудиторам, государственным органам, юридическим или физическим лицам в случаях, предусмотренных законодательством. Кроме того, согласно Указу информация о результатах финансово-хозяйственной деятельности эмитента до ее опубликования в СМИ либо доведения иным способом до сведения неограниченного круга лиц признается закрытой.
К лицам, располагающим такой информацией (во всем мире именуемой инсайдерской), относятся руководящие работники эмитента, а также лица, входящие в состав его коллегиальных органов управления и контроля; работники аудиторских фирм, осуществляющие аудит эмитента; иные лица, имеющие доступ к такой информации в силу служебного положения, трудовых обязанностей или гражданско-правового договора. Такие лица не вправе отчуждать ценные бумаги соответствующего эмитента в течение 6 месяцев со дня их приобретения, а также передавать эту информацию третьим лицам. Сделки с ценными бумагами, совершенные с нарушением данных требований, являются ничтожными.
До сих пор в отечественном законодательстве существуют только меры ответственности за коммерческий шпионаж (ст. 254 УК), разглашение коммерческой (ст. 255) и служебной (ст. 375 УК) тайны. При этом максимальное наказание за это — до 5 лет лишения свободы. Но перспективы развития фондового рынка требуют особых мер информационной безопасности.
Проектом в КоАП вносятся: статья 11.57, предусматривающая за незаконное отчуждение ценных бумаг лицом, имеющим доступ к инсайдерской информации, штраф в размере от 4 до 20 базовых величин; и ст. 11.58, согласно которой непринятие эмитентом акций мер по обеспечению защиты сведений, внесенных в реестр владельцев ценных бумаг, грозит штрафом на юрлицо в размере до 100 базовых величин.
В Уголовном кодексе должна появиться статья 2261, которой устанавливается ответственность за незаконное использование либо распространение закрытой информации о результатах финансово-хозяйственной деятельности эмитента ценных бумаг, совершенное лицом, которому такая информация известна в связи с его профессиональной или служебной деятельностью, и повлекшее причинение ущерба в крупном размере или иного существенного вреда. Эти действия будут караться штрафом, лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или арестом до 6 месяцев, либо ограничением или лишением свободы на срок до 3 лет. А при наличии корыстной или личной заинтересованности срок может составить от 4 до 5 лет.
Принимаемыми мерами еще предстоит научиться пользоваться. Ведь инсайдерами согласно Указу является весьма широкий круг лиц, включая не определенных поименно «иных». Таковыми могут при определенных обстоятельствах считаться слишком многие. Но выявить подлинного виновника утечки информации и подсчитать размер нанесенного вреда будет весьма непросто.
Заметим, что ст. 13 Закона «О хозяйственных обществах» дает право получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в объеме и порядке, установленных учредительными документами, всем его участникам, а также обязывает их не разглашать полученную конфиденциальную информацию. Но проконтролировать исполнение этой обязанности весьма сложно. Не станет ли, к примеру, обходом санкций за разглашение инсайда ответ на запрос миноритария? Впрочем, защищенность информации, поступающей в госорганы, тоже еще не проверялась на прочность всерьез. С другой стороны, нужно четко очертить круг законности действий инсайдера, не нарушая права инвесторов. Ведь за непредоставление информации акционерам и неопубликование отчетности АО никаких санкций у нас нет.
Обращение ценных бумаг тесно связано с переделом собственности. А в случае выхода отечественных предприятий на зарубежные фондовые рынки придется принять западные правила раскрытия сведений об эмитенте инвесторам и биржевым регуляторам. И если мы хотим быть полноправными игроками мировых рынков капитала, то придется найти грань между защитой коммерческой тайны и транспарентностью информации. Кстати, именно наличие законодательства, регулирующего вопросы инсайда, является обязательным условием сотрудничества любой страны с Международной ассоциацией регуляторов финансовых рынков (IOSCO), которой меры, принимаемые в Беларуси, могут показаться, пожалуй, чрезмерно мягкими.
Контроль над инсайдом давно стал неотъемлемой частью мирового корпоративного и уголовного права. Но и в странах с рыночной экономикой эта система регулярно подвергается испытаниям.
По данным Британского управления финансовых услуг (FSA) в 2005 г. 23,7% слияний и поглощений сопровождались резким изменением котировок, что могло быть признаком инсайдерской торговли. В 2006 г. Нью-Йоркская фондовая биржа обнаруживала подозрительные сделки такого рода вдвое чаще, чем в 2004 г.
Как раз в то время, когда белорусский парламент обсуждал законопроект, в США были раскрыты несколько случаев махинаций с использованием инсайдерской информации. В одном были замешаны 14 трейдеров и банкиров крупнейших инвестбанков, получивших на аферах с акциями около 15 млн. USD. А 7 мая ФБР арестовало сотрудника нью-йоркского филиала банка Credit Suisse Group Хафиза Назима, который таким же образом со своими сообщниками заработал более 7,5 млн.USD. Теперь им грозят многомиллионные штрафы и длительные (вплоть до пожизненного) тюремные сроки.
Разумеется, объемы операций с ценными бумагами у нас куда скромнее, чем на Уолл-Стрит. Но сути дела это не меняет — любители ухватить активы по дешевке, а потом продать подороже найдутся всегда и везде.
К примеру, по различным оценкам, в России в настоящее время в распоряжении «черных» рейдеров (специалистов по захвату и переделу имущества) скопилось около 20 млрд. USD. Но поскольку у наших соседей сейчас спад таких операций, эти средства могут хлынуть в Беларусь. Но у нас им пока развернуться вряд ли удастся. Ограничения на отчуждение акций, приобретенных в процессе приватизации, и преимущественное право государства на их приобретение, институт «золотой акции» и практика конвертации задолженности перед бюджетом в долю государства надежно обороняют отечественные предприятия от посягательств рейдеров. Но если эта защита вдруг ослабнет, только высокие моральные качества могут удержать белорусских инсайдеров от соблазна за приличную сумму шепнуть в нужное ушко полезные сведения. Ведь если вознаграждение равно заработку за 5-10 лет беспорочной службы, страх перед наказанием торговлю инсайдом не остановит…
11:54 11/05/2007




Loading...


загружаются комментарии