Прогноз развития экономики Беларуси остается неясным

Огромный интерес у специалистов, аналитиков и экспертов разного уровня вызывал вопрос о том, как отразился на белорусской экономике новый порядок поставок российских энергоносителей и построение торговых отношений России с Беларусью на рыночных принципах.


Прогноз развития экономики Беларуси остается неясным
Официальная статистика республики в этом плане рисует довольно оптимистичную картину. Повышение темпов роста ВВП за первый квартал т.г. составило 8,4%, стремительно снижалась энергоемкость ВВП (за первые два месяца 2007 г. – 18,6%), прирост промышленной продукции составил 5,9%, объем производства сельскохозяйственной продукции увеличился на 4,4%, внешней торговли товарами и услугами на 113,3%. В 2007 году почти на 5% в месяц росла средняя заработная плата, пенсии увеличились на 12%. По уровню заработной платы Белоруссия находится на третьем месте среди стран СНГ, уступая лишь России и Казахстану.

Резко выросли в этом году доходы бюджета, а возникший, в основном благодаря приведению экспортных пошлин на нефтепродукты в соответствие с российскими (с апреля вывозная пошлина на светлые нефтепродукты – 117,7 долларов за 1 т, на темные – 63,4), профицит бюджета измеряется суммой в 1,8 трлн. белорусских рублей. По информации министерства финансов Белоруссии все первоочередные расходы, предусмотренные в бюджете, были профинансированы в полном объеме.

Основываясь на представленных ему республиканскими ведомствами статистических данных, президент Белоруссии Александр Лукашенко в своем апрельском послании народу и парламенту сделал собственный прогноз развития национальной экономики на 2007 год: экономика не рухнет, бюджет по доходам будет перевыполнен.

В этой связи необходимо обратить внимание на несколько важных факторов, которые могут самым негативным образом повлиять на состояние хозяйственного комплекса республики и формирование доходной части бюджета.

Самый главный их них состоит в том, что на макроэкономическом уровне экономика Белоруссии функционировала в «тепличных» условиях – по договоренности с «Газпромом» в первой половине года республика оплачивает только 55% поставок российского газа, а вот с субъектов хозяйствования взыскивает за перепродаваемый им государством по завышенной стоимости природный газ в полном объеме.

К тому же следует учитывать, что пока Европейский союз продолжал сохранять для Белоруссии существенные таможенные льготы в рамках Обобщенной системы преференций для развивающихся стран. Поэтому белорусские предприятия легкой промышленности не испытывали жесткой конкуренции, вместе с Белорусской калийной компанией и другими субъектами белорусской экономики они продолжали получать значительную прибыль от экспортных поставок в страны ЕС.

Тем не менее из 19 важнейших параметров прогноза  социально-экономического развития республики в первом квартале удалось добиться достижения только 14. На 5,1% упал объем производства продовольственных товаров. Объемы импорта энергоносителей снизились, особенно существенно по нефти - на треть, гораздо менее по природному
газу - на 3%.  Рухнули грандиозные планы по наращиванию белорусского экспорта, его физический объем уменьшился на 10%, сальдо внешней торговли товарами и услугами сложилось отрицательное – 659 млн. долларов США, а отрицательное сальдо в торговле с Россией достигло 795,2 млн. долларов. Отмечено снижение чистой прибыли в нефтепереработке, рентабельность реализованной продукции в топливной промышленности снизилась в шесть раз, а объем производства в этой отрасли упал почти на 1%.

Стремительно падает экспорт нефтепродуктов, произведенных из российской нефти, который сократился на 30%, и одновременно неудержимо растет долг Белоруссии за уже поставленный «Газпромом» природный газ. Поэтому белорусское правительство в феврале срочно запросило у России льготный кредит в размере 1,5 млрд. долларов, мотивируя это повышением расходов госбюджета на оплату поставок российских энергоносителей. Кроме того, президент Белоруссии Александр Лукашенко в конце апреля поставил перед правительством задачу срочного (за два месяца) создания для закупок нефти и реализации нефтепродуктов национальной экспортной компании-монополиста по образу и подобию БКК.

Кроме того, Лукашенко всячески инициирует меры по сведению к минимуму энергозатрат, включая научную разработку и внедрение энергосберегающих технологий. Президент предписал снизить энергоемкость ВВП к исходу 2007 года на 6-7%, а к 2015 году – на 50%, добившись экономии энергоресурсов в объеме приблизительно 12 млн. т. условного топлива(!). Особое внимание руководитель белорусского государства уделяет последнее время реализации плана строительства первой в Белоруссии атомной электростанции, которая должна  обеспечить существенное снижение «обременительной зависимости»
белорусской экономики от других стран. Поскольку, по мнению высших белорусских чиновников, «обременяет» национальную экономику исключительно «имперская» Россия, то ее участие в возведении АЭС рассматривается как крайне нежелательное.

Грядущее лето готовит для экономики республики и новые неприятные сюрпризы. Министерство финансов России планирует существенное повышение пошлин на экспорт сырой нефти из России с 1 июня (до 200 долларов за 1 т), что неизбежно приведет и к повышению пошлины на поставляемую в Белоруссию для переработки нефть (предположительно до 58,6 долларов за 1 т). Уже сегодня число российских компаний, работающих на белорусском рынке нефтепереработки по давальческим схемам, ставшими с 2007 года не такими выгодными, сократилось до двух (аффилированных одна с «Роснефтью», а другая с «Татнефтью»). После предстоящего повышения пошлин российские компании вообще могут отказаться от работы с белорусскими партнерами на прежних условиях процессинга.

Что касается самих нефтеперерабатывающих предприятий Белоруссии, то при настоящем порядке цен на российскую нефть и объемах ее переработки они в состоянии самостоятельно закупать только 60% необходимого им нефти и сырья. Исходя из всего вышеизложенного, эта доля, конечно, сократится.  Вряд ли сбудутся надежды менеджмента белорусских НПЗ на то, что остальные необходимые объемы поставок нефти и сырья из России покроят кредиты «прикрепленного» к ним государством «Приорбанка». Правление последнего уже поспешило уведомить о том, что он готов (при сохранении существующего порядка цен) профинансировать третью часть стоимости поставок нефти, но только при условии привлечения внешних ресурсов, выполнение которого весьма проблематично. Кроме того, белорусское правительство намерено продолжать обирать НПЗ, директивно вынуждая их перечислять в фонд национального развития десятки млн. долларов.

Создание же по указанию президента Лукашенко рентабельной общенациональной нефтяной компании невозможно без привлечения внешних ресурсов в объеме порядка 1 млрд. долларов, поскольку в отличие от БКК сырье она должна будет закупать за рубежом. Непонятно также за счет каких средств правительство республики сможет осуществить «коренное обновление нефтехимического комплекса», позволяющее ему выйти на более глубокую переработку сырой нефти и соответствовать западноевропейским стандартам, что предписано белорусским лидером. Очевидно, белорусское руководство здесь рассчитывает на инвестиционный фонд Омана, а также на привлечение под гарантии правительства РБ кредитов ресурсных центров ОАЭ (Лукашенко даже намекал на строительство в республике с помощью ОАЭ третьего крупного НПЗ) и синдиката германских банков. Но предшествующая практика показывает, что кредитные линии, предоставленные иностранными кредиторами для белорусских субъектов хозяйствования под гарантии правительства республики, чаще всего оказывались неэффективными (до 80% по оценке независимых белорусских экспертов).

Колоссальные убытки ждут белорусскую экономику и в связи с реализацией взятых перед Россией обязательств в контексте торгово-экономического соглашения по снятию всех существующих ограничений при продаже российских товаров на белорусском рынке, отказу от госполитики ангажированности тендеров, «импортозамещения» и прекращению
субсидирования государством промышленных и сельскохозяйственных предприятий республики. Сегодня, например, в Белоруссии объявлено, что птицефабрики республики могут рассчитывать на возмещение части своей кредитной задолженности в национальной и иностранной валюте со стороны государства. По мнению авторитетного эксперта, экс-главы Национального банка Беларуси Станислава Богданкевича только прямые убытки белорусской стороны  от перехода на нормальные рыночные торгово-экономические отношения с восточной соседкой можно оценить в сумму, превышающую 300 млн. долларов, а косвенные вообще не поддаются точному прогнозу. К тому же, скорее всего, количество убыточных белорусских предприятий увеличится, а агросектор республики, о котором так заботился, поддерживая его из госбюджета и с помощью насильно привлеченных средств негосударственных и акционерных организаций Лукашенко, «ляжет».

В целом, как представляется, государственно-политическое руководство Белоруссии надеется сохранить полную монополию в управлении экономикой. Сложнейшие проблемы, вставшие перед хозяйственным комплексом республики в связи с неизбежностью втягивания его в рыночные отношения, президентская администрация и правительство РБ надеются решить, прежде всего, за счет активного поиска и привлечения внешних ресурсов, наряду с максимальным использованием мобилизационного потенциала национальной хозяйственной модели и повышением собираемости прямых и косвенных налогов и сборов. Рассматривается также вариант латентного ухода от взятых на себя обязательств перед Россией в рамках торгово-экономического соглашения.

Все это диктуется логикой и особенностями развития Белоруссии в период правления Лукашенко - отказом от масштабных экономических реформ, осуществления программ либерализации хозяйственной деятельности, торговли и приватизации, несмотря на декларируемые самим президентом принципы всемерной поддержки частной инициативы и предпринимательства. Президентская администрация еще с 1997 года сознательно взяла курс на сохранение административно-командной модели экономики с директивным планированием от достигнутого, без использования хозрасчета на микроэкономическом уровне и сведения реальных балансов на макроэкономическом. Существенное внимание при этом придается директивно задаваемым сверху 19 «прогнозным» параметрам социально-экономического развития, которые и служат главными критериями при оценке успешности работы национальной экономики.

Структура экономики Белоруссии не ориентирована на создание и функционирование внутри республики полноценных рынков товаров, услуг, капитала и труда. Поэтому в Белоруссии и не мог объективно сложиться устойчивый механизм регулирования деятельности субъектов хозяйствования в условиях рыночных отношений. Почти полное отсутствие конкурентной рыночной среды, неразвитость банковско-кредитной сферы, которая остается подконтрольной государству, а также почти полное отсутствие таких субъектов экономической деятельности как валютные и фондовые биржи, негосударственные фонды отразилось и закреплено в законодательно-нормативной базе. Все это значительным образом препятствует нормальному формированию институтов рыночной экономики, радикальным структурным преобразованиям в экономике, в том числе, и с использованием в этих целях иностранного капитала.

Правительство РБ не заинтересовано в создании рыночной среды, принятии законов, стимулирующих конкуренцию и продажу государственных предприятий в частные руки. Наоборот, делается все для создания монополистических отраслевых государственных холдингов, превращения хозяйственного комплекса республики в единую корпорацию, принадлежащую и контролируемую высшим аппаратом госуправления, закрытую для внешнего управления и способную конкурировать во внешней среде.

Белорусское руководство объявило о стремлении максимального торгово-экономического и энергетического сближения с Евросоюзом (вплоть до введения евро). Но при этом не надо забывать того, что для соседних с Белоруссией Польши, Литвы, Латвии и других постсоциалистических стран ЦЮВЕ ориентиром в процессе системной трансформации, перестройки национальных экономик стали единые требования Евросоюза. Поэтому вполне определенные пороговые стандарты евроинтеграции объективно привели эти страны к универсализации и активизации национальных программ экономических реформ. А вот белорусская экономическая модель в евросоюзовскую модель никак не может вписаться.

К тому же сближение или вступление в Европейский союз обставлено одновременным выполнением других, не экономических условий, декларированных вовсе не в ответ на заявленное недавно, в разгар нефтегазовой войны с Россией, желание Минска, а еще в далеком 1993 году в столице Дании. В политической сфере – это формирование
законодательства и государственной структуры, гарантирующих реализацию прав человека, демократических норм и защиту национальных меньшинств. В контексте acquis communautaire государства, вознамерившиеся иметь партнерские отношения с ЕС, обязаны брать на национально-государственном уровне правовые обязательства следовать политическим и экономическим принципам Евросоюза, а также правилам валютного союза.

Как нетрудно заметить, путь евроинтеграции неприемлем для современного политического режима Белоруссии, который никак не соответствует  Копенгагенским требованиям. Поскольку строительство Союзного государства с Россией сознательно заморожено Минском, ему остается полагаться на выстраивание «дальней дуги» финансово-экономического сотрудничества и политического партнерства со странами других континентов. А вот ожидаемые результаты такой политики вполне поддаются прогнозу, и он негативный для национально-государственных интересов Белоруссии.

Источник - www.materik.ru
14:05 18/05/2007




Loading...


загружаются комментарии