И опять про мирный атом

За чередой майских праздников в потоке информации потерялось заявление президента Беларуси Александра Лукашенко о том, что на повестке дня стоит вопрос о международном тендере на строительстве в стране собственной электрической атомной станции. При этом общественной дискуссии о целесообразности строительства в Беларуси АЭС не было и, судя по всему, власти ее не намерены инициировать.

И опять про мирный атом

“Кто же будет строить станцию в Беларуси, атомную станцию? Вокруг этого, конечно, много и политики, но поверьте, этот вопрос в кулуарах решаться не будет. Это будет открытый конкурс”, — заверил сограждан А. Лукашенко, выступая 24 апреля с ежегодным посланием к белорусскому народу и парламенту.

Таким образом, сейчас речь шла об обещании открытого выбора из разных проектов строительства АЭС. Между тем еще минувшей осенью в выступлениях главы государства можно было услышать намек на необходимость общественного обсуждения самой возможности строительства АЭС, этого непростого для постчернобыльской Беларуси вопроса. При этом, правда, президент не скрывал своей позиции, что без мирного атома стране не обойтись.

Так, во время рабочей поездки в Брестскую область 1 сентября А. Лукашенко сказал, что Беларуси необходимо развивать атомную энергетику, но при этом решение о строительстве АЭС будет приниматься только с согласия населения страны. “Белорусы примут предложение о строительстве АЭС, если это будет современная и новая станция”, — цитировала тогда президента его пресс-служба.

То есть можно было понять, что белорусы будут принимать решение по данному вопросу. Теперь же складывается впечатление, что они станут лишь потребителями информационной кампании за мирный атом, не более того.

Кстати, как рассказала в интервью корр. www.belmarket.by/ депутат Палаты представителей Ольга Абрамова, она лично поинтересовалась у главы государства, как будет решаться этот вопрос: “Я спросила по поводу проекта построения в Беларуси собственной атомной электростанции: будет ли эта идея как-то обсуждаться с гражданами, то есть будет ли проводится по этому вопросу референдум? И учитывает ли правительство все доводы — не только те, которые говорят ”за", но и те, которые говорят “против”?"

Это был один из многих вопросов О. Абрамовой, касающихся ликвидации
социальных льгот, а также ситуации с независимыми СМИ, правами человека и др. Общее впечатление — и от ответов на вопросы, и в целом от послания — у депутата сложилось следующее: “Ожидать стратегических изменений экономического и политического курса в ближайшее время не следует, атомная станция будет построена при любых условиях”.

“Вопрос о создании собственной ядерной энергетики становится практически безальтернативным вариантом гарантии национальной безопасности нашего государства и обеспечения нашего народа дешевой энергией”, — заявил А. Лукашенко 1 декабря на совещании о повышении энергетической безопасности Беларуси (см. “БР” № 47/2006).

Тогда президент привел пример, что во Франции за счет ядерной энергетики получают около 80% электроэнергии, но не вспомнил Германию, которая приняла решение о закрытии с 2030 г. всех АЭС в своей стране. А вопрос об общественной дискуссии вдруг превратился в свою противоположность, так как глава государства высказал свое мнение, что “вряд ли стоит культивировать в сознании белорусов радиофобию и постчернобыльский синдром”.

Почему власти отказались от обсуждения вопроса о строительстве АЭС? На сайте зарегистрированного в Вильнюсе Независимого института социально-экономических и политических исследований (www.iiseps.org) опубликованы данные национального опроса, в соответствии с которыми только 32,5% белорусов являются сторонниками строительства АЭС, в то время как противников заметно больше — 47,7%.

Общественная дискуссия на эту тему могла бы стать хорошим инструментом для оппозиции, правда, к примеру, Александр Милинкевич начал его использовать только во время объезда потерпевших от аварии районов, да и в ходе “Чарнобыльскага шляху” 26 апреля превалировали совсем другие лозунги... Поэтому сегодняшняя оппозиция, наверное, только гипотетически опасна в этом плане. Скорее, есть угроза самой государственной пропагандистской машине расшевелить белорусов и заставить задуматься: а нужен ли нам мирный атом?

Но на всякий случай, обращаясь к парламенту и народу, А. Лукашенко все-таки предостерег своих политических оппонентов: “И не надо, еще раз подчеркиваю, на этом вопросе набивать себе политический капитал. Не получится. Повторения чернобыльской трагедии не будет с точки зрения политики, когда на этом политики, набив капитал, попали в этот Овальный зал, а потом так же бросили эту проблему и людей, которые там жили”.

После прошлогоднего декабрьского совещания у президента не появилось никакой конкретной информации о том, какой тип реактора будет выбран для белорусской АЭС, у кого мы его купим и др. (см. “БР” № 48/2006), но из выступления главы государства 24 апреля в парламенте можно сделать вывод, что и этот вопрос уже в общих чертах решен, несмотря на будущий тендер.

“Конечно, нам не хотелось бы, я уже послу России об этом говорил, чтобы мы складывали яйца в одну корзину, — признался А. Лукашенко и продолжил: — Мы зависим и так по другим видам энергии от России, не хотелось бы зависеть и в строительстве атомной станции только от Российской Федерации... Мы хотели бы, чтобы атомную станцию построили, может быть, другие. Но приоритет будет отдан исключительно цене и качеству. Для нас, если конкурс этот выиграет Россия, я тоже послу об этом говорил, как бы нам это не нравилось, что опять яйцо попадет в одну корзину, — это будет безопасная станция. И Россия нам еще и кредит предлагает под эту станцию... Конечно, мы будем строить ее с Россией. Если там системы управления сегодня более слабые, чем у Siemens’а допустим, то мы эти системы купим у Siemens’а. Если сегодня реактор лучше России никто не может создать ядерный, то мы будем это делать с Российской Федерацией”.

Конечно, А. Лукашенко высказывался в сослагательном наклонении. Однако далее президент сказал, что западные компании кивают на свои правительства, которые, в свою очередь, интересуются демократией и состоянием прав человека в Беларуси: “Слушайте: посмешище! Мы им предлагаем за блок почти два миллиарда долларов, а они перед нами ставят условия, какое у нас будет предвыборное законодательство”. Поэтому можно допустить, что выбор в пользу России как наиболее вероятного строителя белорусской АЭС предрешен.

Однако даже если россияне сегодня действительно делают лучшие в мире реакторы, это не снимает всех вопросов, в том числе в плане ухода от энергетической зависимости от России. “Мы попадаем в зависимость от поставщика ядерного топлива, их в мире всего-то наперечет. И в реальности от энергетической зависимости мы не уходим. Будет ли учитываться то, что ядерное топливо будет год от года дорожать? — задается вопросом О. Абрамова. — И затем: куда мы будем девать ядерные отходы? Это важнейший, архиважный вопрос, на который вообще мне никто не ответил”.

По словам депутата, она на следующий день с таким же вопросом обращалась и к правительству, но ей никто не ответил. По сведением О. Абрамовой, в Беларуси нет площадок, подходящих для захоронения будущих ядерных отходов, и их утилизация невозможна будет и в России. “В России, если мы договоримся и оплатим высокую сумму, при необходимости могут только их привести в несколько иной вид, и затем все равно остатки вернутся к нам, и нам их где-то захоранивать надо, — утверждает депутат. — Мы протестуем против временного хранилища, организуемого Литвой на нашей границе, но мы встанем при принятии такого решения в ту же самую позицию”.

Глава оргкомитета “Чарнобыльскага шляху”, член-корреспондент Национальной академии наук Беларуси, профессор Иван Никитченко и вовсе считает, что наша страна не готова к такому проекту. “На сегодня для строительства атомной станции в Беларуси нет ни технического обоснования, ни общественного обсуждения, — нет ничего”, — цитирует БелаПАН его выступление накануне “Шляху”.

По словам ученого, “нужно 10 лет готовиться, чтобы построить атомную станцию”. “Только для обслуживания АЭС нужно 400 специалистов, которых надо обучать не один год. А вообще-то и Чернобыль взорвали именно такие же необученные ”специалисты", которые есть сейчас у нас", — сказал И. Никитченко.

Тем временем, как рассказал в интервью БЕЛТА заместитель председателя Палаты представителей Сергей Заболотец, сейчас разрабатывается проект нового Закона “Об использовании атомной энергии”. Может быть, хотя бы внесение правительством или президентом этого законопроекта в парламент станет толчком к общественной дискуссии?

 

13:07 29/05/2007




Loading...


загружаются комментарии