Мегапроекты. Что они нам сулят в ближайшей перспективе

В последнее время мы анонсировали много мегапректов. Тут и строительство белорусской АЭС, угольных и гидроэлектростанций, другие крупные энергопроекты внутри страны. Кроме того, сюда входят и добыча нефти и газа в Иране, Венесуэле, Азербайджане и так далее. Это только энергетика. Но энергетикой наши мегапланы не исчерпываются. Вот пару примеров.

Запланировано создание новых и модернизация более 1.100 существующих предприятий. На создание новых и модернизацию существующих предприятий к концу 2010 года будет направлено более 17 трлн. рублей. Об этом сообщил 16 мая на пленарном заседании Белорусского промышленного форума заместитель председателя Государственного комитета по науке и технологиям Игорь Войтов. В Беларуси практически закончена разработка концепции энергобезопасности. На энергосберегающие мероприятия до 2020 года необходимо направить $34 млрд. Об этом сообщил первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко. И так далее и тому подобное. Ну и по «мелочам», миллиарда на два-три долларов в сумме: Минск-Сити, гольф-клуб, антарктическая станция, космический центр и тому подобное.

На «мелочах» пока сосредотачиваться не будем, попробуем оценить, что нам могут дать в ближайшей перспективе энергетические мегапроекты. Судя по официальным заявлениям, они спасут нашу экономику и от повышения цен на энергоносители и от односторонней энергозависимости вообще. Но так ли это?

Для примера посмотрим, что же приносят крупные энергопроекты их инициаторам в ближней перспективе. Это тем более интересно, что именно годы с 2008 по 2011 будут самыми тяжелыми для наших предприятий, которым предстоит одновременный переход и к мировым ценам на энергоносители и к мировым принципам конкурентной борьбы. Тяжелыми они будут и для работников этих предприятий и для населения в целом. Поэтому и интересно знать, помогут ли предприятиям и населению в этот тяжелейший период наши энергетические мегапроекты. А может наоборот – помогут их добить?

Не знаю наверняка, как будет у нас, может мы уникальные, но если смотреть на примеры в других странах, то в ближайшие лет 5 – 7 нас ждут только громадные расходы и никаких прибылей.

Строительство первого блока АЭС обойдется примерно в 3 миллиарда долларов. Это, если строить будут россияне. Если строить будет западная фирма – дороже. Да и строить мы, вроде бы, планируем больше одного блока. Первую коммерческую энергию станция обычно дает не раньше чем через 10 лет после начала строительства. Мы, правда, поставили цель добиться этого уже через 5 лет. Но, во-первых, это попахивает волюнтаризмом и вторым Чернобылем, во-вторых, все равно не спасает. Даже в этом случае первую энергию станция даст после 2011 года. Срок окупаемости АЭС порядка 20 лет. То есть только через примерно три десятилетия после начала строительства станция начнет приносит чистую прибыль и эти деньги можно будет пустить на «помощь нуждающимся». То есть строительство АЭС трудности переходного периода для предприятий и населения не уменьшает, а наоборот увеличивает.

Рассмотрим примеры нефтегазовых проектов. Итальянская ENI увеличила стоимость проекта по разработке казахского месторождения «Кашаган» до $19 млрд., что почти в два раза больше первоначальной цены в $10 млрд. ENI отсрочила дату первой добычи нефти до 2010 г., хотя первоначальная дата была намечена на конец 2008 г. ENI ожидает, что добыча нефти на «Кашагане» достигнет 1,5 млн барр. в сутки в 2019 г. Добавлю, что проект начал осуществляться еще в прошлом веке. Окупится и начнет приносить чистую прибыль где-то к 2020 году. Да, прибыль в результате будет, и прибыль многомиллиардная, но мы сами видим, когда это будет.

В сентябре 2006 года оператор «Сахалина-2» Sakhalin Energy направил в Минпромэнерго и администрацию Сахалинской области изменения к смете общих расходов на реализацию второго этапа проекта. Компания просит одобрить рост затрат до 2014 г. с $12 млрд. до $20 млрд. Поставки сжиженного газа с завода должны осуществляться в Японию, Корею и США. Первые поставки продукции завода должны начаться в 2008 году. Однако полностью проект окупится тоже где-то к 2020 году. И этот проект начат в середине 90-х годов прошлого века. Это не значит, что в результате стороны останутся в проигрыше. По оценкам экономической эффективности проекта, доход только российской стороны при базовой цене нефти 34 долл. за баррель составит $50 млрд. за 40 лет. Как видим, проект не только окупится, но и принесет огромную прибыль в дальней перспективе, но в ближайшие годы он будет только поглощать огромные деньги.

Конечно, наши проекты в Венесуэле, Иране и других местах гораздо меньше по объемам. Расходы тоже будут меньше, но и прибыль тоже. Причем основной минус небольших проектов в том, что прибыль снижается не пропорционально снижению расходов, а гораздо быстрее. Допустим, если наш проект будет стоить в два раза меньше, чем тот же «Сахалин», то прибыль с него может оказаться не в два, а в четыре раза меньше. Иными словами малые по мировым масштабам проекты (для нас они все равно «мега»), тоже требуют больших расходов, но в результате могут даже не окупиться. Но если они и окупятся, то произойдет это не скоро.

Получается, что и нефтегазовые мегапроекты трудности переходного периода для предприятий и населения тоже не уменьшают, а лишь усугубляют.

Так что нужно серьезно думать. И пример других для нас может быть совсем даже и не пример. Та же Россия. У них сегодня вполне официально одной из главных проблем считается проблема «лишних денег». Причем эти деньги приносят проекты, начатые еще в советские времена. СССР их начал, влез в долги и надорвался, так и не дождавшись настоящей отдачи. Но теперь эти проекты окупились и приносят чистую прибыль наследникам СССР в России и СНГ, те самые «лишние деньги». Такие деньги действительно правильно вкладывать в длинные мегапроекты. Лет десять такие проекты лишь поглощают большие и очень большие деньги, позволяя избавляться от «лишних». Зато потом начинают приносить прибыль и приносят ее долго, иногда много десятилетий. А лет через 15 в России как раз нефтегазовые доходы от нынешних месторождений и месторождений ближней перспективы начнут падать. Тут прибыль от грамотного вложения лишних на сегодня денег окажется совсем не лишней. У нас лишних денег нет уже сегодня, отмена льгот пенсионерам и узникам концлагерей тому пример, а в ближней перспективе будет проблема с деньгами вообще, а не то что с лишними. Поэтому омертвлять на, как минимум, десятилетие многие десятки миллиардов долларов весьма смахивает на экономическое самоубийство.

Конечно, все вышеизложенное верно только при условии, что все наши мегапроекты будут осуществляться. Но мы уже дали отпор злопыхателям и официально заявили, что наши проекты не PR и будут осуществляться. Из этого я и исходил при оценках.

Правда, кто-то скажет, причем тут экономика, когда независимость под угрозой. В землянки пойдем, но энергонезависимость обеспечим. Иными словами, ради энергонезависимости можно и помучиться и пойти на заведомо неэффективные проекты. Например, считается, что АЭС спасет нас от газовой зависимости вообще и от «Газпрома» в частности. Известно, что строительство 1 энергоблока АЭС мощностью 1 ГВт позволит высвободить 2,3 млрд куб. м. газа. Это около десятой части нашего потребления газа. Так что, строительство одного и даже двух блоков АЭС от «Газпрома» нас не спасут.

Да и сомнительно, что АЭС нам будет строить Франция, например. Скорее всего, это будет все-таки Россия. Лучше нее условия вряд ли кто предложит, уже даже про кредит намекнули. А не так давно Газпромбанк (иными словами «Газпром») купил контрольный пакет акций «Атомстройэкспорта», который строит АЭС за рубежом. Так что, почти со стопроцентной вероятностью можно предположить, что и АЭС нашу будет строить «Газпром». Ну и пусть строит. Ничего страшного в этом не вижу. «Газпром» не монстр и с ним вполне можно иметь дело. Суть не в этом. Суть в том, что строительство АЭС не спасает нас в переходный период, а в отдаленной перспективе и от «Газпрома» не спасает. Хотя, если строить АЭС вместе с «Газпромом» и в оптимальные сроки, то это может принести прибыль в отдаленной перспективе и нам и «Газпрому».

Похожие «подводные камни» есть и в нефтегазовых проектах. Например, в качестве платы за нефть мы предлагаем, в том числе, и провести газификацию Венесуэлы. Но Чавес уже утвердил «Газпром» генеральным разработчиком схемы развития газового комплекса Венесуэлы. И опять может лучше работать вместе с «Газпромом», а не против. Если вместе, то шансы на прибыль гораздо выше. Иначе и в Венесуэле «Газпром» сможет нас наказать, при желании конечно.

И вообще – прибыльная экономика, это и есть основа независимости. Неэффективные проекты, как лично мне кажется, могут только повредить независимости, а не укрепить ее.

 

 


 

14:33 01/06/2007




Loading...


загружаются комментарии