Дежа вю от МВФ и власти. Что общего между 1995 и 2007 годами

На прошлой неделе в Беларуси проходил очередной раунд консультаций МВФ и правительства по Статье IV. Эксперты Фонда во главе с Балашом Хорватом из Европейского Департамента изучали состояние белорусской экономики, встречались с высокопоставленными лицами администрации президента, Нацбанка, Минфина и Минэкономики. Казалось бы, что белорусские власти в канун 15-летия сотрудничества с МВФ должны были быть по-особенному вежливы, обходительны и внимательны. Тем более что на горизонте четко вырисовались проблемы с платежным балансом, обменным курсом и общей макроэкономической стабильностью. Ан, нет. Большинство чиновников, как зазомбированные, продолжают твердить об успехах белорусской экономики и
приоритете выполнения прогнозных показателей.

Дежа вю от МВФ и власти. Что общего между 1995 и 2007 годами

Паралич воли и разума

В конце прошлой недели из Лондона вернулась делегация белорусского правительства. Она вела переговоры по страновому кредитному рейтингу. Фонд, естественно, не может непосредственно повлиять на его качество, но его мнение в среде значимых инвесторов имеет большой вес. Власти могли бы предложить МВФ инициировать очередную программу мониторинга и вернуться в конструктивное русло сотрудничество. Ничего подобного не произошло. Более того, даже обычно добрые отношения между МВФ и Нацбанком неожиданно испортились. Пока неясно, то ли это личная позиция ответственного за отношения с Фондом первого зампреда НБ РБ Юрия Алымова, то ли это сознательная политика высшей власти.

Ясно одно. Ответственные за экономическую политику лица правительства до сих пор не поняли, что ресурс социалистической экономики истощается, что конец российскому ресурсному донорству не за горами. Они пытали экспертов МВФ о том, как привлечь инвестиции, но при этом выражали абсолютную уверенность в незыблемости выбранного курса. Они говорили о диверсификации внешнеторговых потоков, но так, чтобы наши товары иностранцы впускали без ограничений, а мы сохранили яркую антиимпортную политику. Ответственные чиновники продолжают искать по миру нового спонсора белорусской модели, но не каждого, а того, кто, отдав деньги и ресурсы, не начнет спрашивать: «А как вы их потратили?»

Озадаченные эксперты Фонда даже как-то растерялись. Страна быстро приближается к краю жесткого кризиса платежного баланса. Золотовалютные резервы никак не могу превысить объем хотя бы месячного импорта. Правительство на глазах погрязает в долги, в том числе перед «Газпромом». Ресурсы отечественной банковской системы сильно ограничены. Складские запасы с начала года выросли более чем на 40% или на Br1трлн. Падает рентабельность продаж и реальная прибыль. Замедлились темпы прироста вкладов населения и реальных денежных доходов населения. При этом правительство не собирается снижать объемы госрасходов. Оно имеет лишь смутное представление о том, как сокращать налоговую нагрузку. Еще меньше знаний и желания создавать благоприятный деловой и инвестиционный климат.

Все эти тенденции заставили бы ответственных чиновников и политиков очень внимательно отнестись к переговорам с МВФ. Эти люди-то видели не один кризис не в одной стране. Законы экономики столь же неумолимы, как и физики. Только белорусские полисимейкеры до сих пор не научились их точно формулировать. Конечно, МВФ не является истиной в последней инстанции, но понимание макроэкономических процессов у экспертов Фонда, которые работали в Беларуси, несомненно, выше, чем у среднестатистического белорусского министра или главы исполкома. Поэтому можно понять смятение Б. Хорвата и его коллег. Вместо прагматики и объективного анализа ситуации они получили от чиновников очередную порцию пропагандистских лозунгов и заклинаний. МВФ не убудет от того, что в очередном докладе о ситуации в Беларуси будут перечислены все большие и интенсивные угрозы для устойчивости и роста белорусской экономики. А вот нам от чиновников-тормозов и оппортунистов, которые продолжают пребывать в эйфории нарисованного в воображении социально-экономического «чуда», хлебнуть горя еще придется.

Дело Богданкевича и Чигиря живет

Чтобы понять настоящее и будущее иногда полезно заглянуть в прошлое. 26 января 1995 года премьер-министр Беларуси М. Чигирь и председатель Нацбанка С. Богданкевич направили тогдашнему председателю МВФ М. Камдессю письмо и меморандум об экономической политике правительства РБ в 1994-1995гг. Конечно, глубина проблем того периода была гораздо больше, чем сегодня. Инфляция превышала двузначную величину в месяц. Дефицит бюджета приближался к 10% ВВП. «В течение первой половины 1994г. увеличился дефицит торгового баланса по операциям с другими странами бывшего СССР, в основном с Россией, достигнув эквивалента 473 млн. долл. США., в то время как в торговле с остальными странами мира положительное сальдо составляло составило 85 млн. долл. США. Рос внешний долг, в первую очередь, перед Россией, а объем золотовалютных резервов составлял всего $230млн., что тогда было эквивалентно одному месяцу импорта.

Беларусь образца 1994-95гг. не рассчитывалась за текущие поставки газа. Тогда М. Чигирь и С. Богданкевич писали: «Экономика Беларуси находится в чрезвычайно сложной ситуации, которая обуславливает настоятельную необходимость принятия программы стабилизации и ускорения  системных и структурных реформ на пути к рыночной экономике». Они просили помощи у МВФ и международного сообщества. Кабинет Министров и Нацбанк намеревались «существенно уменьшить роль государства и масштабы административного вмешательства в процесс ценообразования и распределения ресурсов, расширить использования рыночных механизмов, провести другие системные реформы (в том числе приватизацию, реформу сектора предприятий и обеспечить развитие частного сектора), а также структурные реформы бюджетной, денежно-кредитной и внешнеэкономической систем, и приспособить систему социальной защиты к потребностям периода перехода к рыночной экономике».

Читаешь эти документы и не веришь, что первое правительство первого президента Беларуси было  таким рыночным и смелым. Оно планировало сосредоточить свои действия на «а) либерализации цен и отказе от широкого применения дотаций, б) ужесточении денежно-кредитной политики путем ограничения кредитования и введения положительных реальных ставок, в) ужесточении фискальной политики путем сокращения расходов и повышения эффективности налоговой системы, г) нормализации
внешнеэкономической деятельности, в том числе либерализации торговли, невмешательство в деятельность валютных рынков и усилия по упорядочению внешних неплатежей, д) ускорении приватизации, демонополизации, либерализации экономической деятельности, укреплении финансовой дисциплины предприятий, е) защите наиболее уязвимых слоев населения с помощью адресных выплат и пособий».

Еще в конце 1994г. был выработан график постепенного выхода на 100-процентную оплату населением ЖКУ и общественный транспорт. К концу 1995г. уровень оплаты населением данных тарифов должен был составить 80% от себестоимости их производства. Кабинет Министров и Нацбанк планировали согласованные действия по переходу от централизованного распределения кредита к рефинансированию коммерческих банков через кредитные аукционы и другие рыночные механизмы. М. Чигирь и С. Богданкевич предлагали целый ряд очень хороших предложений по
налоговой реформе, приватизации, либерализации внешней торговли и установлению жесткой платежной дисциплины.

Войти в эту воду во второй раз не удастся

Если бы А. Лукашенко направил всю свою харизму и силу характера на выполнение всей этой программы, Беларусь могла бы сегодня быть если не в ЕС, то очень близко к нему. Мы точно были бы в ВТО и имели в десятки раз больше денег в банковской системе. ВВП на душу населения был бы, как минимум, $10 тысяч, а наш экспорт уверено удерживал свои позиции на рынке России, Украины и теснил поляков и литовцев в ЕС.

К сожалению, история не терпит условного наклонения. А. Лукашенко сменил свое первое, самое рыночное в новейшей истории Беларуси правительство и заменил его выходцами из Госплана и Госснаба, своими земляками и людьми с одинаковыми представлениями об экономике и о том, как можно при помощи власти стать богатым. Профессионализм был заменен подхалимажем, честность оценок – цинизмом и очковтирательством. За право занимать должности и тешить свое тщеславие министры-оппортунисты готовы были облечь в наукообразную форму любую экономическую ересь. Так пациент начал управлять действиями врачей. Он заказывал диагноз – они покорно
его ставили. Потом многие их них после отставки или отсидки разводили руками и говорили: «Так мы же ничего не могли сделать».

Беларусь жестко и провели через очередную волну конфискации средств вкладчиков, бесплатные кредиты Нацбанка для Минфина, множественность курсов и массовые схемы взаимозачетов за энергоресурсы. Все эти способы легли в основу накопления первичного капитала номенклатурно-предпринимательскими кланами. А. Лукашенко договорился о
списании $1млрд. долга перед Россией, сумел выторговать для страны чрезвычайно льготные цены на нефть и газ. Начавшая было отходить от иждивенчества белорусская экономика вновь с головой в него окунулась. Российский дефолт укрепил иллюзию в правильности курса. Потом подоспел нефтяной бум и открылся белорусский оффшор по переработке нефти и экспорту нефтепродуктов в ЕС. Резко улучшилась конъюнктура на металлы, удобрения, продукты химии и стройматериалы. Кремль все еще надеялся
заполучить Беларусь в качестве очередного субъекта своей федерации, поэтому не препятствовал проникновению белорусских товаров на российских рынок. Синергия всех этих факторов убедила А. Лукашенко в том, что он правильно поступил, решив превратить Беларусь в БССР, но без трансферта политических полномочий в Кремль.

Когда А. Лукашенко отказался от услуг М. Чигиря и С. Богданкевича и выбросил в корзину их программу реформ, он не знал, что ему так крупно повезет, что восстановление социализма совпадет с благосклонностью России, долготерпением народа и чрезвычайно благоприятной внешней конъюнктурой. Все эти факторы он с разной
интенсивностью нещадно эксплуатировал все последние 13 лет.

Аналогичного благоприятного стечения внутренних и внешних обстоятельств больше не будет. То, что сработало в ситуации 30-долларовой зарплаты, нищеты пенсионеров, усталости от гиперинфляции и разнузданности «новых белорусов» первой волны сейчас не сработает. Принципиально иной является позиция России. Выросли мощные конкуренты в Украине, у наших западных и северных соседей. За последнюю декаду были в значительной степени добиты основные фонды. Да и население уже не «купишь» чаркой и шкваркой. Люди привыкли к иномаркам, сотовым телефонам и отдыху на море.

Сегодня концы с концами в белорусской системе уже начинают не сходиться. А. Лукашенко это чувствует и нервничает. Его министры это знают, но по должности излучают оптимизм. Беларусь прошла большой круг длинною в 13 лет и вернулась к исходному пункту. Да, мы сегодня богаче. Да, у нас больше знаний о рынке и представления о бизнесе, но ни одна проблема, о которой М. Чигирь и С. Богданкевич писали председателю МВФ в 1995г. не решена. С точки зрения структурных макроэкономических трансформаций период 1995 – 2007 является бездарно потерянным временем. Примерно об этом в последние десять лет говорили для наших министров эксперты МВФ. Они еще раз об этом напишут в страновом докладе в конце лета. Не знаю, чем руководствовался А. Лукашенко, когда назначал своего первого премьер-министра и председателя Нацбанка, но, если он не хочет довести себя и страну до состояния позднего В. Кебича, ему следовало бы быстро вспомнить эти мотивы.

 

15:05 05/06/2007




Loading...


загружаются комментарии