Связка «МВФ - Лукашенко»

Что и кто мешает правде об экономике Беларуси.

Связка «МВФ - Лукашенко»

Вот уж действительно пути господни неисповедимы. Еще год назад казалось, что требования Александра Лукашенко к своим министрам и рекомендации международного валютного фонда совпасть не могут. Случилось, однако. Сократить налоги и проводить более сбалансированную бюджетную политику.


Реформировать неэффективную систему льгот, в первую очередь, реальному сектору. Избавится от убыточных предприятий и привлечь иностранные инвестиции. Диверсифицировать торговлю и противодействовать кризису платежного баланса. Миссия МВФ в той или иной форме повторила все те тезисы, о которых на многочисленных совещаниях в последний год говорил А. Лукашенко. Между правдой о состоянии экономики Беларуси и связкой «Лукашенко – МВФ» крепкой стеной встали администрация президента, Совмин и даже Нацбанк.

Консультации закончены. Мнения разделились

Последний день миссии МВФ в Минске был очень эмоциональным. Чиновники разных рангов в разной, часто недипломатической форме выражали свое несогласие с тем, что указали эксперты МВФ в своей «Заключительной записке» по консультациям 2007 года по Статье IV от 4 июня 2007г. Практически у всех высших чиновников есть основания высказывать претензии по поводу заключений миссии МВФ.

Если абстрагироваться от технических и узко ведомственных вопросов, белорусское чиновничество едино в следующем. Во-первых, никто не хочет нести вождю плохие вести о том, что белорусская экономическая модель нуждается в серьезной корректировке, если не в капитальном ремонте. Нацбанк кивает на Минфин и на Минэкономики. Министры Н. Зайченко и Н. Корбут твердят, что оснований для пересмотра прогнозных показателей нет. С. Ткачев из администрации президента подвергает сомнению выводы Нацбанка и Совмина, но доложить шефу о встроенных механизмах саморазрушения его любимой социалистической модели тоже не спешит. Никто не хочет взять на себя ответственность первым сказать «король-то голый».

Во-вторых, ни у одного ведомства нет четкого видения альтернативной экономической политики. Нацбанк отстаивает свою правду об обменном курсе и инфляции, все больше прибегая к методологической казуистике и выборочной публикации данных. Минфин печется о доходной части бюджета и никак не хочет сократить размер государства меньше 45 - 48% ВВП. Минэкономики всей своей госплановой сущностью упирается в созданную бюрократическую модель и даже игнорирует требования Н. Петкевич сделать благоприятный деловой климат.

В-третьих, номенклатура все еще продолжает верить, что Александр Григорьевич и на этот раз сумеет выкрутиться. Как-то все уладится, само по себе, как это было в предыдущие годы. Такой мистический подход характерен для большинства белорусских чиновников. Им говорят «Вы сотворили экономическое чудо!», но они-то знают, что они
всего-то воспроизвели советские институты и управленческие практики. К тому же, в их руках статистика и методика расчета разных показателей.

Эксперты МВФ им говорят: «Сальдо текущего счета резко ухудшается. В банках не хватает ликвидности. Предприятия теряют конкурентоспособность. Выполнять бюджетные обязательства в таком объеме крайне сложно». А номенклатура им в ответ: «Наши прогнозные показатели незыблемы. Никакого шока платежного баланса нет и не будет. У нас достаточно ресурсов, чтобы справиться с любыми трудностями».

Складывается впечатление, что эксперты МВФ напрямую гораздо быстрее договорились бы с А. Лукашенко, чем при посредничестве его многочисленной свиты. Есть основания считать, что глава государства попал в созданную собою же ловушку номенклатурного статус кво. Король набрал себе свиту - свита сделала себе короля. Точнее его информационное поле. Интеллектуальный тупик, усиленный психологической ловушкой и кадровым голодом – вот что объясняет повышенную нервозностью и растерянность А. Лукашенко. Номенклатурные кланы усилили драчку между собой. Надо найти свежего надежного человека на новые нефтяные схемы. Надо усилить контроль за связями России с белорусскими кланами. Надо делать вид, что ты знаешь, что делаешь. В такой ситуации попасть под горячую руку и остаться не у должности и даже в тюрьме никто не хочет.
Поэтому номенклатура так агрессивно относится к анализу ситуации МВФ и его рекомендациями.

Диагноз от МВФ

Новейшая экономическая история Беларуси будет делиться на два этапа, до 2007г. и потом. До нынешнего года Беларусь получала выгоды от складывающихся условий торговли и быстрых темпов роста стран региона. Мы задействовали простаивающие мощности, увеличили госинвестиции, существенно дедолларизировали экономику и сумели снизить инфляцию. При этом, как указывает МВФ в Заключительной записке, «темпы роста реальной заработной платы превышали темпы роста производительности труда на 3,5 процентный пункта в год, однако выгоды от условий торговли скрывали снижение конкурентоспособности. Структурные реформы были ограничены».

Этот вывод можно понимать так. Сначала везло, соседи богатели и мы  - с ними, но на модернизацию внимания никто не обращал. «Новая эра наступила в 2007 году с наступлением сильного, постоянного ухудшения условий торговли, полный перенос которого на внутренние цены еще предстоит осуществить».

Из-за более высоких цены импортируемых энергоресурсов МВФ оценивает потери в реальных доходах экономики в размере 5,5% ВВП в 2007г., а в период 2008 – 2011гг. эти потери увеличатся. «Перенос роста цен на импортируемый газ в размере 114 процентов тарифы на энергоносители был неполным (рост тарифов составил одну пятую для
населения и до 90 процентов для предприятий), а множественность внутренних цен на газ размывает ценовой сигнал». В результате роста цен на сырую нефть, изменения порядка налогообложения и только частичной корректировки цен белорусский ТЭК попал с очень тяжелое финансовое положение.

После первой нервной реакции властей на ценовой шок в начале года, когда Нацбанк поднял процентные ставки, а банки быстро выдали годовую норму рублевых кредитов, власти во втором квартале решили расслабиться. Кредитные ставки начали снижаться. Резко вырос объем кредитов, на 62% в 12-месячном исчислении. При этом темпы роста реальной зарплаты снизились до темпов роста производительности труда. «Несмотря
на улучшение условий торговли, не связанных с энергоносителями, и снижение импорта сырой нефти, произошло резкое ухудшение состояния счета текущих операций, дефицит которого составил 1,5% годового ВВП». Для сравнения в первом квартале 2006г. был профицит 0,3% ВВП.

Это еще не критическая величина, но громкий звонок о том, что пора принимать адекватные меры, а их-то как раз наши власти принимать не планируют. «Политика, предполагаемая на оставшуюся часть 2007 года, повышает потребности в финансировании и увеличивает макроэкономические риски». Минфин запланировал резко смягчить фискальную политику, перейдя от профицита 1,4% ВВП к дефициту 1,5%ВВП. Нацбанк запланировал и пока не отказался снизить ставку рефинансирования до 9% годовых. Если это будет сделано, роста инфляции нам не избежать. За счет стимулирования внутреннего спроса при существующем торговом раскладе дефицит счет текущих операций вырастет до $4,5млрд., более 10% ВВП.

Власти признают это, поэтому декларируют необходимость привлечения прямых иностранных инвестиций. Однако успехов здесь пока не видно. Более того, как предупреждает МВФ, «экономическая политика, чрезмерно зависящая от внешнего заимствования, несет в себе нарастающие риски и, в конечном итоге, является неустойчивой, хотя наличие внешнего финансирования может скрывать это на протяжении некоторого времени». Вот почему С. Сидорский, Н. Зайченко и Н. Корбут так активно заговорили об инвестициях (в этом контексте о приватизации) и о кредитах. Они
предлагают бороться не с причинами роста кризисных явлений, а со следствиями. Они игнорируют новые реалия и хотят во что бы то ни стало продолжить линии старых трендов.

Рекомендации Нацбанку

Рекомендации МВФ носят чуть ли не хрестоматийный характер. Шоки счета текущих операций были во многих странах. Выход их них хорошо известен. МВФ рекомендует не полагаться на внешние источники финансирования, а ужесточить макроэкономическую политику, как монетарную, так и фискальную. Одновременно надо полностью перенести рост цен на энергоносители на потребителей и ввести жесткое ограничение роста заработной платы. Наши же власти действуют с точностью до наоборот. Они замораживают цены (яркий пример – история с цементом) и стимулируют импортозамещение, борясь с иностранными товарами.

Нацбанк намерен поддерживать фиксированный обменный курс, но как в этой ситуации решать проблему конкурентоспособности товаров без снижения затрат на зарплату и на другие издержки, Совмин не ответил. МВФ поддерживает действия правительства по привязке роста номинальной зарплаты к росту производительности труда. Однако если правительство этого реально добьется, то по итогам 2007г. реальная зарплата может даже упасть. Населению, которое привыкло в течение трех предыдущих лет к среднегодовым темпам роста реальной зарплаты около18%, это едва понравится. Правительство же реально боится сказать народу правду о приближении эпохи затягивания пояса. В складывающейся ситуации косметическими мерами типа отмены отдельных льгот делу не поможешь.

МВФ рекомендует ужесточить денежно-кредитную политику, т.е. повысить процентные ставки и изымать ликвидность. «Заметное ухудшение условий торговли, рост реальной стоимости труда в единице продукции, ухудшение состояния внешнеторгового баланса и резкий рост кредита создали давление на инфляцию в сторону ее повышения и ослабили спрос на белорусские рубли». Если правительство не выполнит рекомендации МВФ, то, возможно, годовая инфляция будет выше запланированной.

Нацбанк понимает опасность комбинации жесткой фиксации обменного курса с мягкой бюджетной политикой, которая, как известно, контролируется институциональным соперником НБ РБ в лице Минфина. Ведомству Н. Корбута надо было бы убедить Совмин и администрацию президента в необходимости «быстрого поэтапного отказа от квазибюджетных операций, проводимых через банковскую систему». Совмин должен отказаться от целевого кредитования и к концу 2007г. переместить депозиты правительства и Фонда социальной защиты в НБРБ. «Необходимо ликвидировать прямое кредитование НБРБ сельскохозяйственных предприятий в рамках государственных программ, что в значительной мере содействовало росту денежной массы».

Казалось, что Нацбанк уже излечился от болезни прямого дотирования экономики. Похвалы П. Прокоповичу были преждевременными. Не обладая институциональной независимостью, НБРБ «сломался» под давлением аграрного лобби и поставил под угрозу хрупкие достижения в монетарной сфере: «Рост банковского кредита является чрезмерным, причем кредит государственным предприятиям является самым быстрорастущим сегментом». В складывающейся ситуации, когда суммы кредитов, выдаваемые под гарантии правительства быстро растут, а возможности зарабатывать на внешних рынках снижаются, легко прогнозировать ухудшение качества кредита. «Пруденциальные риски также нарастают в связи с резким увеличением внешнего заимствования банков, что привело к росту несовпадения балансовых активов и пассивов». Иными словами, белорусские банки быстро набирают долгов, не думая о том, чем их отдавать. Построить финансовую пирамиду гораздо легче, чем справиться с последующим структурным кризисом.

Рекомендации Минфину

Еще более жесткие рекомендации поступили от МВФ в адрес Минфина. «Правительству следует избегать значительного бюджетного стимулирования экономики в 2007 году, т. е. обеспечить профицит бюджета в размере 1 процента ВВП». Как и А. Лукашенко, эксперты Фонда рекомендуют ликвидировать субсидии, особенно хронически убыточным предприятиям, и повысить адресность социальной поддержки. Много денег можно сэкономить, если отменить бюджетные инвестиционные программы, которых в 2006г. было более 9% ВВП. Еще одна опасность заключается в том, что в связи с потерей конкурентоспособности от запаздывающего роста цен на импортируемые энергоносители налоговая база может ослабнуть.

«В среднесрочной перспективе следует сместить акцент на снижение роли правительства в экономической деятельности». МВФ очень трепетно относится к декларациям правительства снизить налоговую нагрузку, приветствуя «планы властей по рационализации налоговой системы в 2008 году за счет отмены налога с продаж и различных местных сборов». МВФ робко говорит о необходимости снижать расходы бюджета, но не исключает компенсацию потерь бюджета от отмены налогов повышением ставки НДС и отменой льгот по данному налогу.

В этими рекомендациями Фонда трудно согласиться. В ситуации, когда размер государства (доля доходов и расходов к ВВП) превышает 50%, потакать правительству и соглашаться на такой размер – это стимулировать стагнацию. Если власти до сих пор бездарно проводили инвестиционную политику, направляя ресурсы не по рыночным, а бюрократическим правилам, то почему вдруг после этих косметических мер качество бюджетных расходов должно улучшиться? Ведь в Минфине, Минэкономики, Минсельхозпроде и Минпроме остаются те же люди.

Приватизация и структурная политика

Миссия МВФ приветствует приватизацию двух белорусских банков. Такие меры создают нормальное конкурентное поле, но до западных стандартов в белорусском финансовом секторе еще очень далеко. При этом МВФ никак не прокомментировал, как проходила приватизация данных банков. А ведь данные сделки были проведены кулуарно, закрыто, под диктовку номенклатуры. Именно в таком подходе кроется системная угроза Беларуси.
Если собственность «разберут» в таком режиме, то созданный таким образом олигархический строй будет источником еще более сильных структурных искажений.

МВФ предупреждает, что сохранение госконтроля в банковском секторе, тоже является опасным: «Сохранение доминирующей роли государственных банков ведет к формированию значительных системных рисков в связи с продолжающимся целевым кредитованием и связанной с ним рекапитализацией, а также в связи с накоплением в последнее время больших иностранных пассивов банков, что отчасти объясняется использованием банковской системы для проведения квазибюджетных операций».

Правительству надо найти источники снижения издержек. МВФ предлагает искать их в «снижении административного контроля» и ужесточении бюджетных ограничений предприятий. «Помимо этого, необходима хорошо согласованная во времени стратегия для преобразования Беларуси в страну с функционирующей рыночной экономикой». Отсутствие согласованности между различными министерствами и ведомствами, растерянность администрации президента делают выполнение данной задачи невозможной. Ведь речь идет о том, чтобы 1) создать предсказуемую устойчивую правовую и деловую среду, 2) снизить налоговое бремя, упорядочить расходы при одновременной защите наиболее уязвимых слоев населения, 3) обеспечить равные условия для всех инвесторов (что до сих пор не было сделано ни в одной крупной приватизационной сделке, 4) сократить препятствия для создания новых частных предприятий, 5) реализовать прозрачную программу приватизации через открытее тендеры. С учетом сильной зависимости Беларуси от внешних рынков, в первую очередь, российского, необходимо «интенсифицировать работу по скорейшему вступлению в ВТО». Это значит снизить нетарифные барьеры и отменить субсидии, которые запрещены нормами ВТО.

Такие рекомендации дает белорусским властям МВФ. Выполнить их при сохранении нынешнего кадрового потенциала власти невозможно. А. Лукашенко не испытывал трудности, когда в 1995 году решил свернуть в зародыше все рыночные реформы. Желающих рынконенавистников из бывшего Госплана порулить экономикой было и есть предостаточно.

Сегодня перед Лукашенко стоит совершенно иная задача. Нужно сформировать команду единомышленников, которые бы превратили Беларусь в страну с функционирующей рыночной экономикой. Нужно, в первую очередь, самому изгнать из себя социалиста и добровольно отказаться от созданной Вертикали управления экономикой. Об этом, конечно, дипломатически корректные эксперты МВФ не пишут. С учетом особенности ментальности высшего руководства Беларуси мы можем прогнозировать, что все
рекомендации Фонда начнут выполняться только после того, как будет решена эта психологическая задача.

15:32 13/06/2007




Loading...


загружаются комментарии