Земля на вес золота

«Теневая» торговля землей, для борьбы с которой было издано немало указов и декретов, сегодня перешла в разряд «черной», — утверждают специалисты по недвижимости.

За прошедший год владельцы земельных наделов получили целый букет документов, касающихся продажи, изъятия земли и пр. В частности, по указу № 58 с первого января стал действовать запрет на любые сделки купли-продажи земли, предоставленной для строительства жилья и дач. Эта норма была направлена на искоренение «теневого» земельного рынка и спекуляции земельными участками. Чем она обернулась для владельцев соток?

В подполье

По словам одного из практикующих минских специалистов по недвижимости, пожелавшего остаться неназванным, запрет на продажу пустующей земли сделал положение на рынке только хуже. «Рынок ушел в подполье, то есть, из «теневого» стал «черным». Через агентства мало что продается – работают «черные» маклеры, а все сделки между гражданами фактически держатся на доверии, — говорит эксперт. — Продать участок с «незавершенкой» — целая проблема. Нужно получить разрешение на строительство, согласовать проект дома, оформить паспорт застройщика и начать работы, которые затем надо законсервировать в официальном порядке. Это займет уйму времени, но народ у нас изобретательный и выходит из положения тем, что передает участок по расписке или по доверенности покупателю, а тот уже оформляет все соответствующие документы и строится».

В результате при подобных схемах могут пострадать и продавцы, и покупатели. Например, если владелец участка неожиданно умрет, его наследники могут отказаться от сделки, и покупатель окажется в убытке – если не по деньгам, то по затратам времени.

Однако самым негативным последствием введения запрета стало резкое подорожание земли из-за невысокого предложения и нарастающего спроса. «В конце прошлого года – перед вступлением запрета в силу – продавали много участков, а цены были на 20-30 процентов снижены. Но многие из потенциальных покупателей решили подождать обещанных земельных аукционов, чтобы купить подешевле, да и не сезон был для этого вида недвижимости, — объясняет ситуацию специалист. – Теперь выяснилось, что на аукционах будут продавать только изъятые у других граждан участки, а таковых насчитываются единицы. Получить же землю через сельсоветы нереально – там огромные очереди из нуждающихся в улучшении жилищных условий».

Как будет развиваться ситуация на земельном рынке дальше, эксперты предсказывать не берутся: мол, оценивать его перспективы – это не их дело, а властей. Власти же в лице Государственного комитета по имуществу комментировать что-либо отказываются, даже цифры по пустующим участкам не называют, ссылаясь на запрет главы комитета и массу ошибок, допущенных ранее прессой.

Сад или ад?


Помимо запрета на продажу пустых соток хозяева участков получили и ограниченные сроки строительства. В соответствии с указом № 87, до апреля 2009 года они обязаны построить дома и дачи на участках, приобретенных до апреля 2006 года. Если земля куплена позже, то строительство должно быть окончено не позднее 3,5 лет с даты госрегистрации участка. А вот начать его освоение надо в первый же год.

«Мы с семьей думали взять лопаты и покопаться на своей земле, «освоить», а потом плюнули – да не будет его никто забирать, — рассказывает предприниматель Александр Коваленко, владелец участка в Минском районе. – Я взял в сельсовете эти 15 соток по нормативной цене еще в прошлом году, думал этим летом строиться. А цены на строительные материалы так взлетели, что в ближайшие годы я себе разве что фундамент могу позволить. К тому же до электричества и газовой трубы от моего участка больше двух километров, а воды вообще поблизости нет. В сельсовете разводят руками – мол, не знаем, когда инфраструктуру проведем – может, через год, а то и через три. В таких условиях, сами понимаете, никто дом строить не станет».

Похожее отношение к срокам строительства у многих землевладельцев, ждущих появления необходимой инфраструктуры годами. Все же часть из них подстраховывается справками о пошатнувшемся здоровье и бедственном материальном положении, что дает возможность затянуть стройку на несколько дополнительных лет.

«Вообще все эти ограничения по срокам – очередной маразм, — говорит Александр Коваленко. – Выходит так, что сейчас я ничего, кроме, скажем фундамента, не строю, так как нет денег, провожу консервацию, но проходят три года, и для того, чтобы построиться, я должен идти в сельсовет и вымаливать разрешение на дополнительный год? Зачем это? Какая государству от этого выгода? А если за эти три года на моем участке все еще не появятся коммуникации? Я что, должен буду построить и сдать в эксплуатацию дом без света и воды?».

По его мнению, авторам указа надо было лучше продумать ситуацию. Скажем, обязать местные власти за эти три года создать развитую инфраструктуру на территориях, отданных под строительство. Тогда никого не надо будет заставлять строиться, все сами кинутся это делать. А так проблему незавершенного строительства и пустующих участков не решить.

Впрочем, со времени выхода указа люди все-таки стали строиться активней. За последние полгода официальное число пустующих земельных участков (12,5 тысячи по республике в ноябре 2006 года) уменьшилось примерно на четверть. Теперь их количество по областям колеблется от 500 до 1700. Но, как утверждают эксперты по недвижимости, на это повлиял скорее не указ, а невиданное – в 2-5 раз – подорожание стройматериалов и услуг. Хозяева участков опасаются теперь не того, что заберут землю, а еще большего повышения цен на строительном рынке.

Справка:

Если год назад участки на Колодищанском полигоне, что в 7 км от Минска, стоили 3-7 тысяч долларов, то теперь их предлагают за 10-20 тысяч. Наибольшая стоимость участков в Боровлянах – 40-90 тысяч. И многие владельцы не спешат продавать свою землю, ожидая нового подорожания. Но это проблемы столичного района, в провинции состояние дел несколько получше – там есть шанс получить участок под строительство в местных исполкомах (теперь по кадастровой цене, т. е. немного дешевле, чем на рынке). Однако цены повышаются и там. Так, в Логойске за 12 соток на окраине города просят уже 10000 у. е., в Могилеве – 25 тысяч «зеленых» за такой же участок, но в центре. В центре Бреста участок с коммуникациями стоит около 30-35 тысяч. В Дзержинске, имеющем хорошее транспортное сообщение со столицей, земля стоит 18-25 тысяч долларов за 13-15 соток. К слову, в городах покрупнее землю, как правило, продают с «бонусом» в виде дома под снос. Кроме того, в провинции периодически проходят земельные аукционы, на которых выставляют сразу несколько участков под жилое строительство. Стартовая цена их зависит от кадастровой стоимости. Например, в пригороде Гродно участок оценивается в 6,5 тысячи долларов, а на окраине Гомеля – в 4 тысячи.

10:47 14/06/2007




Loading...


загружаются комментарии