Зачем голландскому банку давать кредит Беларуси?

Голландский банк ABN Amro предложил белорусскому правительству кредит в 500 млн. евро. Банк консультирует белорусскую сторону в процессе присвоения кредитного рейтинга и в связи с этим должен изучить ситуацию в стране.

Рейтинг пока не получен, но взаем предложена немалая сумма и вариант соглашения, по которому ABN Amro готов стать организатором займов для правительства Беларуси на внешних рынках. Зачем голландскому банку собирать для нас 500 миллионов евро, доходчиво объясняет начальник Управления информации Национального банка Беларуси Анатолий Дроздов:

"Европа наводнена "дешевыми" деньгами. Там они дают кредиты под 5-6%. А нам дадут под 8% — и все будут счастливы".

Впрочем, взять в долг до лучших времен у другого государства — не "пятерку" до зарплаты стрельнуть. Большие деньги дают с выгодой. Выгода голландского ABN Amro банка — обнародованная маржа в 3,5%: "Кроме того, есть условия, которые оглашаются, и есть, которые при подобных соглашениях не разглашаются. Может, этот банк какие-то преференции у нас получит", — замечает Дроздов. А вот сколько за пользование чужими деньгами доведется заплатить белорусам, сегодня не скажет точно даже самый титулованный специалист. В сообщениях прессы условия кредита обозначаются процентами годовых ставок — наши прошлые синдицированные кредиты имели в процентах 4,25 и 3,5.

Но нестрашные эти цифры предваряются набором букв — LIBOR, например, или EUR/BOR, которые финансист Михаил Чигирь читает как скрытую от взгляда неспециалиста-обывателя добавку к обозначенным долгам: "LIBOR, например, берется — это ставка, которая колеблется, так сказать, рыночная кредитная цена. А потом добавляется к LIBOR еще оговоренный годовой процент. Суммируйте — получите истинную ставку за пользование кредитом", — объясняет Чигирь. Получается, таким образом, что Беларусь, как пижонистый сумасброд, соглашается на ощутимые долговые проценты. В кредитах — даже больших — по мнению экс-премьера Михаила Чигиря особого риска нет: "Кредиты брать надо. Но взять кредит и проесть — это трагедия. А если взять кредит и с умом его использовать, то на этом можно заработать деньги, поднять потенциал экономики. Многие страны успешно решают свои проблемы за счет кредитов".

Куда в Беларуси прежде всего пойдут взятые в долг деньги, президент и правительство сообщали не однажды: бюджету грозит дыра из-за повышения цен на российские энергоносители. Как говорит экономист Леонид Заико, "Кремль поставил Беларусь на "счетчик": давал нам на жизнь 5 миллиардов, а теперь только 3 млрд. долларов. Потерянные миллиарды нужны уже сейчас, а с 1 июля цены на российские энергоносители вырастут, потом грозятся поднять их еще…

Заместитель директора московского Института стран СНГ Владимир Жарихин убежден, что ситуация должна подхлестнуть к развитию белорусскую экономику: "Наши с вами споры по поводу цены на энергоносители являются, по большому счету, зряшными. Потому что в итоге все равно и внутри России цены на энергоресурсы придут к мировому уровню, и тем более в Беларуси. И может быть, это не так плохо. Потому что когда энергоресурсы дорогие, то в стране занимаются энергосбережением. А когда дешевые — зарплатосбережением. Потому что критическим является не стоимость ресурсов, а стоимость рабочей силы. А ей недоплачивают — и у вас, и у нас".

Но пока союзной Беларусью у России запрошен и согласовывается стабилизационный кредит на полтора миллиарда долларов — деньги, как стало известно, будут поступать в Минск траншами по 300-500 миллионов.

По мнению специалиста Нацбанка Анатолия Дроздова, голландский кредит даже привлекательнее российского: "Вполне возможно, что нам проще будет взять деньги у банка Amro, чем у российского правительства. По крайней мере, я не думаю, что голландский банк будет выдвигать какие-то политические условия".

Чем отдавать будем, в Нацбанке не решают.

"Национальный банк к этим переговорам отношения не имеет — это правительство решает свои проблемы. В соответствии с банковским Кодексом и законодательством страны, мы обслуживаем счета правительства, но этот кредит не наш, не Национального банка. Если нам, банку, понадобится подобный кредит, мы попросим, и, я думаю, нам дадут без проблем и быстрее, чем правительству: любому обывателю известно, что Национальный банк валюту собирает, а правительство ее тратит", — замечает Анатолий Дроздов. Специалист убежден: "У Беларуси есть возможности грамотно распорядиться этим кредитом. Если кредит берется на покупку нефти, к примеру, так он обернется почти моментально, мы эти деньги отдадим очень быстро".

Желанную удачу в "нефтяном" обороте готов оспорить руководитель аналитического центра "Стратегия" Леонид Заико: "Если так использовать эти 500 миллионов, то заработать на них можно 3,3%. Потому что в Беларуси в этом году прибыльность нефтепереработки составляет именно столько — 3,3%. Это равняется прибыльности переработки молока. В других странах — для сравнения — эта прибыльность составляет 29-30%".

Независимый экономист прогнозирует белорусам незавидную перспективу: "Есть 132 миллиарда долларов народной собственности, которая пока еще номенклатурой не поделена. Так что могут рассчитываться нашей собственностью. Правительство боится что-то делать, боится идти на риск. Оно может только брать деньги в долг — чтобы потом отдавали внуки, правнуки… Может быть, будут платить дети президента — если они будут богаты ко времени выплаты долгов", — говорит Заико. И еще чуть-чуть цифири напоследок. Самое дорогое, что у нас есть — "Белтрансгаз", — белорусские власти согласились сторговать за 5 миллиардов долларов. Голландский кредит — больше десятины "Белтрансгаза".

И чуть меньше уже накопленных Беларусью внешних долгов, которые на сегодня равны 830 миллионам долларов. Грубо говоря, по 83 "бакса" все мы, включая младенцев, уже задолжали миру. А берем еще.

16:37 20/06/2007




Loading...


загружаются комментарии