Энергетический шок Беларуси

Экспорт нефтепродуктов из Беларуси рухнул вниз на 205,1 млн. долларов, а белорусская нефть с начала года не экспортируется

Первые полгода жизни в условиях повышенных цен на энергоресурсы для Беларуси позади. Правительство внушает соотечественникам мысль об успешно перенесенном экономикой шоке и ее незыблемой стабильности не только сегодня, но и в будущем. При этом все мысли и усилия того же кабинета министров направлены в настоящее время на выжимание из России стабилизационных 1,5 млрд. долларов (  в последнее время уже звучит цифра 2 млрд.)  и привлечение финансирования на Западе. А значит, не все так стабильно. Точнее, все так нестабильно.

Шесть месяцев комфорта пролетели быстро. Именно комфорта: до 1 июля Минск по договоренности с Москвой оплачивал лишь 55% указанной в контракте с “Газпромом” газовой цены — 55 долларов за 1 тыс. куб. м (46,68 в прошлом году). Зато население и предприятия без права на “адаптацию” еще с 1 января были вынуждены начать рассчитываться за газ “на все 100″ и даже больше – на все 120 долларов за 1 тыс. куб.м. Легким движением руки государство все это время направляло «ренту» в Фонд национального развития, куда, помимо этого, «именем революции» исправно срезается часть прибыли бюджетообразующих предприятий. В этом году планируется “раскулачить” 133 высокодоходных предприятия на общую сумму 97,455 млрд. рублей. В ФНР же осели и 625 млн. долларов, полученные от продажи “Газпрому” 12,5% акций “Белтрансгаза”.

В мае открылся и небывало большой профицит госбюджета: 1,6 трлн. рублей. Однако образовавшийся, несмотря на льготные условия, перед Россией долг за приобретенный газ — 400 млн. долларов — Минску оплачивать нечем. Парадокс?

Все дело в “волшебных пузырьках”, оставшихся от некогда сверхприбыльной белорусской нефтепереработки. Ее рентабельность сегодня, по признанию самих чиновников, колеблется в районе 1% (!). Мировые показатели рентабельности для этой сферы — 25-30%.

Определенные в российско-белорусском межправительственном соглашении (подписанном 12 января в Москве) условия поставки нефти привели к тому, что за первые четыре месяца года стоимостной объем завозимой сюда нефти из России сократился на 237 млн. долларов. Импорт же энергетических товаров (нефти и газа) возрос на 134 млн. долларов. Прежде всего, за счет подорожавшего газа: его поставки возросли на 359 млн. долларов.

В то же время экспорт нефтепродуктов из Беларуси рухнул вниз на 205,1 млн. долларов, а белорусская нефть с начала года не экспортируется вовсе (в прошлом году к этому времени ее было экспортировано уже 673,4 тыс. тонн).

В результате всех энергетических пертурбаций внешнеторговое сальдо по этим товарам у Беларуси сложилось отрицательное — минус 504,1 млн. долларов против прошлогоднего положительного в 61,5 млн. долларов.

Валютные поступления в страну, основным поставщиком которых раньше был нефтяной бизнес, сократились настолько, что бюджетный «излишек» в 1,6 трлн. рублей, видимо, просто невозможно перевести в валюту и использовать для расчетов с тем же “Газпромом”.

Такое положение дел подтверждает и заявление министра экономики Николая Зайченко, на вопрос “для чего правительство так активно пытается получить российский кредит при наличии собственных средств? ” ответившего: “Для расчетов кредит — лучшее решение, чем те ресурсы, которые сегодня есть”. Собственные деньги, отметил он, “могут быть
направлены на другие цели”.

Цели эти ясны: компенсация внутренних неплатежей между предприятиями. Данные о том, все ли хозяйствующие субъекты рассчитываются за газ, в каких объемах, и как будет в дальнейшем оплачиваться текущее потребление, не разглашаются.

Выступая весной в Минске на международной конференции по проблемам белорусской нефтепереработки, заместитель главного инженера ОАО “Нафтан” Анатолий Константинов высказался весьма определенно: на грань выживания белорусские НПЗ поставили не новые цены на нефть, а экономическая политика белорусского руководства. “Экономическая политика правительства привела к тому, что белорусские нефтеперерабатывающие заводы стали нерентабельны. Это какое-то чудо, притом, что во всем мире нефтепереработка является прибыльной. Тем более что Беларусь покупает нефть на 100 долларов дешевле по сравнению с мировыми ценами”, — недоумевал Константинов.

Докладывавший перед ним зампредседателя госконцерна “Белнефтехим” Михаил Осипенко заверил: Беларусь найдет необходимые деньги и закупит нефти столько, сколько нужно, даже если российские давальцы полностью откажутся работать здесь на условиях процессинга. Средства, пообещал М.Осипенко, будут изысканы белорусскими переработчиками за счет иностранных банковских кредитов — дескать, вопрос с иностранными банками уже проработан.

Однако до сих пор нефтяной комплекс Беларуси накапливает убытки: общие валютные потери по двум экспортным позициям — нефти и нефтепродуктам — составили для бюджета 430 млн. долларов.

Этими цифрами пытался впечатлить 29 июня в Москве своего российского коллегу Михаила Фрадкова руководитель белорусского правительства Сергей Сидорский на заседании Совета министров Союзного государства. По данным Сидорского, из-за энергетического импорта и снижения экспорта нефтепродуктов отрицательное сальдо торгового баланса с Россией достигло у Беларуси уже 2 млрд. долларов. Только за счет разницы между ростом цен на нефть и нефтепродукты, отметил белорусский премьер, экономика не досчиталась около 200 млн. долларов.

Коль так, решили в Минске, России и спасать Беларусь от экономического кризиса — межправительственным кредитом в размере 1,5 млрд. ( 2 млрд.) долларов. Переговоры по нему ведутся уже не первый месяц. Российскую сторону не сразу устроило обоснование финансовых нужд соседей, она попросила белорусский Минфин подыскать более убедительные аргументы. Необходимость заимствования Минск объяснял повышением цен на российские энергоносители, а также вынужденным введением государственных субсидий своим нефтепереработчикам. Мера по введению госсубсидий для экспортеров противоречит принципам Всемирной торговой организации, заявила находящаяся на решающей стадии переговорного процесса по присоединению к ВТО Москва.

Перед заседанием Совмина Сергей Сидорский, как стало известно «Коммерсанту»http://www.kommersant.ru/, потратил полтора часа на обсуждение с Фрадковым кредитного вопроса. Это время, можно предположить, белорусский премьер-министр больше слушал, нежели говорил, усваивая четкие требования России: кредит может быть выделен только для «замещения кассового разрыва бюджета». При этом белорусское руководство должно продемонстрировать, какие изменения в проводимой им бюджетной политике сделают этот кредит лишь разовой помощью, необходимость в
которой в будущем отпадет.

Такая строгость неслучайна: белорусский бюджет-2007 рассчитан, исходя из цены на российский газ в 55 долларов за тысячу кубометров, и не изменен до сих пор.

Еще один вопрос, который не мог не обсуждаться, — белорусская приватизационная стратегия.

В соответствии с планом разгосударствления, разработанным белорусским Министерством экономики, в текущем году должны состояться конкурсы по продаже ОАО “Нафтан”, Мозырского НПЗ, “Полимира” и целого ряда иных ключевых для здешней экономики предприятий. В России в них заинтересованы, прежде всего, “Газпром”, ЛУКОЙЛ, “Уралкалий”. Однако предлагаемая цена российским покупателям кажется неоправданно высокой. Так, от продажи ОАО “Белшина” Беларусь предполагает выручить не менее 1,2 млрд. долларов. Именно в такую сумму оценил завод президент страны.

Кроме того, взвесив бюджетный профицит, Минск решил попридержать коней приватизации и протянуть еще какое-то время без расставания с госсобственностью.

И все же, выступая 29 мая на годовом собрании Союза некоммерческих организаций “Конфедерация промышленников и предпринимателей”, вице-премьер Владимир Семашко подтвердил: предприятия нефтехимической отрасли “сейчас находятся на низком старте и готовы к продаже акций на цивилизованных условиях”.

Снижение стартовой цены приватизации компаний, — вот, что интересно России, и именно это условие, по версии «Коммерсант», может оказаться решающим для предоставления кредита.

Если так, то, видимо, Минск согласился на «податливую» приватизацию: спустя несколько дней после того, как Сидорский покинул Москву, из уст российского министра финансов Алексея Кудрина прозвучало заявление: в течение июля Минфин внесет в правительство России предложение по предоставлению кредита Беларуси.

Сговорчивость Минска легко объяснима: времени на промедление не осталось

“Мы не должны применять экономически не оправданные схемы даже в угоду таким фундаментальным процессам, как интеграция” — заявил в интервью российской газете «Ведомости” 5 июля первый вице-премьер правительства РФ, председатель совета директоров компании “Газпром”, один из потенциальных кандидатов на пост президента в 2008 году Дмитрий Медведев. — Конечно, мы можем договариваться о каких-то интересных вариантах сотрудничества, но в целом надо придерживаться нормального экономического прагматизма. Разве внутри государств, входящих в европейское сообщество, поставляется газ на нерыночных условиях? Никаких дотационных механизмов не применяется. Так почему же мы должны их использовать?”.

“Последние десять лет, — говорит Медведев, — мы только и делали, что теряли деньги, и все это в дотационном дружеском порядке. Только вот наши партнеры почему-то этого совсем не ценят. И когда “Газпром” сказал этим странам, что пора двигаться к рыночным ценам, на нас обиделись, стали дуться и грозились подать в суды. Слава богу, что в итоге
здравомыслие восторжествовало. Но из-за этого появилось напряжение в Европе. Как только я туда ни приеду, меня постоянно спрашивают: а вы будете газ поставлять? Но мы же уже пятьдесят лет его туда поставляем день в день”.

“Пока с некоторыми из наших партнеров мы используем поэтапную систему перехода на рыночные цены. Надеемся, что это завершится в разумные сроки. Надо признать, мы упустили момент ранее. Надо было начинать переходить на европейские цены, когда плановая экономика в этих странах поменялась на рыночную. Я думаю, что в ближайшей перспективе мы со всеми партнерами выстроим разумные рыночные отношения”, — заявил российский вице-премьер.

“Беларусь должна погасить задолженность за поставки российского газа, образовавшуюся в первом полугодии, до конца 2007 года, — сжимал кольцо посол России в Беларуси Александр Суриков на июньской пресс-конференции в Минске, подчеркивая при этом, что денег у Беларуси для этого хватает. — Предприятия оплачивают полную стоимость поставляемого в Беларусь газа. База для погашения долга есть, скорее всего, эти средства аккумулируются на счетах Минфина”.

Определив газовые взаимоотношения как «неидеальные» и не исключив, что Минск может допустить несвоевременную оплату долга, дипломат отметил, что согласно российскому законодательству о бюджете, кредиты странам СНГ могут составить только 900 млн. долларов. Так что ожидаемые белорусским правительством деньги, скорее всего, будут приходить траншами по 300-500 млн. долларов.

Вскоре из Минска последовало смелое обещание вице-премьера Владимира Семашко: набежавшая задолженность будет погашена до 23 июля. Иначе потом и вовсе не расхлебать

Тем более что к активным действиям приступила та, на которую государство делает большие ставки, — Белорусская нефтяная компания (БНК). Именно она, по прожекту, консолидирует все нефтяные активы страны и переключит на себя всю закупку и продажу “черного золота”. Одним словом, будет насыщать казну нефтедолларами.

По итогам состоявшихся 29 июня премьерных торгов новоявленный белорусский нефтетрейдер реализовал 10 тыс. тонн дизельного топлива и всего 450 тонн автомобильного бензина А-92. Покупателя нашлось четыре: это компании из Германии, Литвы, Британских Виргинских островов и Гонконга. По оценке БНК, торги прошли “достаточно энергично” — с повышением. Нефтепродукты проданы по формульной цене с привязкой к мировым котировкам, по системе Platts.

О перспективах в компании говорят с осторожностью. Работать будет чрезвычайно сложно: чтобы переключить на себя нефтяные потоки, необходимы огромные ресурсы, четкие схемы кредитования. Последним, как предполагается, займется уже известный в Беларуси по оценке «Белтрансгаза» нидерландский банк ABN Amro. Он же собирается выделить белорусским нефтеперерабатывающим предприятиям кредит в 1 млрд. долларов
для закупки нефти под правительственные гарантии.

Однако, помимо финансирования БНК, есть еще одна “неувязочка”. Каждые два месяца во имя развития собственной нефтепереработки Россия повышает свои ставки экспортных пошлин на нефть. Очередной их скачек — на 23,3 доллара — произойдет уже 1 августа. Теперь сбор за экспорт нефти составит 223,9 доллара за тонну. Ставка экспортной пошлины на светлые нефтепродукты — 163,2 доллара, на темные — 87,9.

Согласно условиям нефтяного соглашения, Минск обязан поднять ставки в тот же день и до того же уровня. А значит, экспорт нефтепродуктов станет для Беларуси еще более проблематичным. Вопросы валютной выручки и государственных компенсаций нефтепереработчикам еще более обострятся, приблизив либо появление прорех в финансовом кармане страны, либо ожидаемую многими распродажу госсобственности.

13:15 13/07/2007




Loading...


загружаются комментарии