Кадры бифуркации

Как актуальна тема смены премьера в отдельно взятой стране. Топовая тема, к которой и готовиться не надо. Подписан или нет указ, но обсуждение идет полным ходом. Хотя обсуждать, в общем-то, нечего. Беларусь в профессиональном менеджерском государственном отношении не является страной конкурентной политики. Нет конкуренции элит, сопоставимости программ, позиций, концепций. У тех или иных чиновников и высших государственных служащих.

Кадры бифуркации

Но вот вопрос: а что может быть критерием эффективности работы правительственного аппарата? Отчет у президента? Способность выдерживать «полоскание на всю страну»? Или общепринятые в мировой экономической и социальной практике реальные показатели? Или наши собственные? Те, которые стали суррогатом эффективности национальной экономики?

«Держать за все»

Зачем менять премьера, если ВВП страны растет темпами в 8-9% годовых. Когда инфляция наименьшая за все годы президентского правления. Обратите внимание и на то, что инвестиции в первой половине этого года составили почти 5 миллиардов долларов. Сумма немыслимая еще 5-7 лет тому назад. При том, что годовой темп прироста инвестиций составляет 20%. Страна движется вперед. А впереди всего этого – премьер-министр, который может в своем профессиональном досье указать все агрегированные показатели за период нахождения на главном правительственном посту. Имеет авторское
право, если это именно его авторская модель управления страной.

Но, увы, именно это и не может сделать наш премьер. Равно, как и иной высокопоставленный государственный служащий. Не имеют они, наши сановники, права ни на, какое есть, «малое авторство» в проводимом в стране социально-политическом и экономическом эксперименте. Наши высшие руководители сочетают в себе двуединое качество. От советских времен – они хозяйственные бонзы, руководители номенклатурной трассировки. От нынешних времен – они съемные детали государственной машины. Наемные работники, только не у страны, а у президента. Что также немаловажно для оценки реалий политической и управленческой жизни страны.

По этой причине и гнев президента в отношении силовиков в синих погонах сменяется радушным тоном в отношении аграриев. Которые удивляют мировое сельскохозяйственное сообщество. Еще бы в этом году по данным министерства статистики объемы аграрного производства в белорусских совхозах и колхозах выросли на 8.9%. Обратите внимание на то, как это корреспондируется с ВВП (+8.6). Тонкое взаимодействие подсистем белорусской экономики. Которого не было во времена КПСС. Тогда чаще исключали «из рядов» за обман и введение руководства в заблуждение.

В кадрах села все в порядке. Исключение – непонятливое население. Именно в подворьях простых людей «нечиновников» объемы производства продуктов питания составило всего 92.4% от объема прошлого года. Кстати, и в прошлом году было снижение в этот период времени, хотя всего на 5.5%. Если суммировать, то за два последние года население уменьшило собственное производство на 13.1%.

Спрашивается, почему? Аппетит уменьшился? Перепроизводство мяса и молока? Как бы не так. При нынешних ценах в магазинах даже картофель и морковь собственного производства не просто выручает, а кормит и снабжает. Вопрос в том, что далеко не все хотят заниматься своим хозяйством. Слишком легко стали даваться деньги нашему населению. Заработная плата явно перестает быть заработанной. Это также «продукт» нынешней экономической политики. Субсидиарной и патерналистской.

Легче купить в магазине, и смотреть телевизор о радостных успехах нашей экономической модели. Что и делают соотечественники. Не всухую. Покупка водки приросла в этом году на 16.6%. Не от слишком ли хорошей жизни? Бензина, по сравнению, купили на 7% меньше. Не так-то просто раскошелится на 1 литр. Стоит наш бензин по западному дорого – 1 доллар за 1 литр. Почти в 2 раза дороже, чем в США. Странная такая социально-ориентированная экономика получилась у наших нынешних
полисимейкеров. Может потому, что задержались они в 90-х годах. И ничего уже не понимают в новой жизни 21 столетия. На стыке старого и нового – технопарков и колхозов.

Колхозное и совхозное руководство шпионов не ловит. Оно живет своей, далеко не простодушной жизнью. По этой причине президент после зачистки «ГБ-пространства» ласково и державно обошелся со своей беспартийно-хозяйственной номенклатурой. На последнем совещании мелькали лица как чиновников и людей служивых, так и услужливых телеведущих и лица иные. Совхозно-народное единство новой постсоветской общности. Это и есть наши кадры 21 века. Серьезные и забавные одновременно.

Как говорил учитель всех времен и народов. Есть человек, есть проблема. Кадры решали все. Так было в недавнем советском социалистическом прошлом. В нашей монократической системе кадры «держат всё». Но и их держат «за всё». Всех сразу и поодиночке. В зависимости от лет и выслуги. И от интуитивного чувства президента, которое также является главным кадровым ведомством в отдельно взятом человеке. По этой причине происходящие перетасовки могут быть непонятными. Не только специалистам, но и самому окружению первого лица государства.

В специфике нынешнего периода страны можно видеть контуры происходящих перемен, которые имеют будущее. Страна вошла в свой собственный «бифуркационный период» развития. Мы накануне прохождения точки кристаллизации. Политические процессы могут пойти по-разному. Либо – в направлении усиления авторитаризма существующей системы, и последующего вхождения в исторический тупиковый туннель. Конечно, процесс может быть интересным, да и долгим.

Второй вариант – изменений соотношения сил различных корпоративных сетей белорусской номенклатуры. Это – динамика нового качества экономической власти. Распределяемой и перераспределяемой. Накапливаются и капиталы у отечественной номенклатуры. Расправились плечи, и карманы явно оттопыриваются. Того глядишь, и скупят всю землю вокруг городов. Запакуют для гипермаркетов и центров развлечений. Тем более, что в этом деле суетятся и китайские и московские товарищи. Разом как-то стала выделяться активность варягов в строительстве центров развлечений, гостиниц и прочего сервисного «хлама» в нашей индустриальной экономике. Это при том, что своих бизнесменов призывают заниматься производством. Чужим же выделяют дорогие земли под развлекательные и денежно-содержательные проекты. К примеру, строить жилье – под проценты и кредиты. При ценах космического уровня.

Подготовка новой конфигурации экономической власти идет полным ходом. И президент при этом имеет все шансы остаться «с носом». Он чувствует исход такой ситуации и начинает играть в «Чапаева». Не двигая фигуры на шашечной доске, а пуляя кадрами то в одну, то в другую сторону. Да и противник для Александра Григорьевича какой-то непонятный. Этакая, «гидра капитализма» в обличии собственных приближенных и окружения хватких ребят нахрапистого толка. Да и их детки тоже не лыком шиты. Того
гляди, и объегорят собственных президентских наследников. В финансовом плане, конечно.

Следствием повышения коммерциализации белоруской политической элиты следует считать и уход ее от президента. Не сразу, конечно. Власть пока кормит и дает неплохой доход и кусочек собственности. Пока в личное пользование. Но впереди «большая игра». На миллиарды народной собственности. Предвидя это, Александр Григорьевич и убирает от «разделочного стола» тех, кто стоит ближе к новому бифуркационному
периоду национальной истории Беларуси.

Но всех не уберешь, гидра есть гидра. Как сказал бы большевик Нагульнов. Симпатичная для многих романтиков постсоциализма личность.

Алгоритм белорусских премьеров

Главный кадровый полигон страны – правительство. Данными свыше сигналами и силами глава государства менял премьеров по известному алгоритму. Получилось неплохо, с особым смыслом. Полным тайны и чудес. Судите сами: Чигирь-Линг-Ермошин-Новицкий. Полный джентльменский набор с яркой образностью и вполне понятный. Самому простому человеку. А последнее «С» – также в соответствии с чиновной и литературной традицией: «чего-с?».

Вот и сиди и думай, когда снимут? Во время отпуска, да ведь в нас нет Фороса? А куда потом отправят? В парламент? В ООН? Странная кадровая политика. В России – один из премьеров «как-то стал президентом» В. В. Путиным. И с полным на то удовольствием. В Украине также получилось и у Виктора Ющенко. Ясно и понятно, что есть у каждого рядового премьера маршальский (президентский) жезл в «сидоре».

Чем это не славянская традиция? С почетом, и шансами на будущее. А у нас премьеры уходят в никуда. Как неизвестные солдаты. Можно и национальный монумент соорудить «неизвестному премьеру». Как времен перестройки, так и после нее. Становятся они какими-то жалкими и неинтересными. Разве что стройку какую-нибудь доверят (с откатами), или оставят в покое, если иного не хочешь. Пример Чигиря красноречив. Да что о нем сейчас известно. Канул в Москву, что ли? А в ней все и пропадает. Хорошее и плохое. Москва, ведь. Отстойник белорусских политиков. Образно говоря, конечно.

Все проходит с премьерами, но проблемы остаются. В случае «трансформационной бифуркации» страной будет руководить премьер. Он и может стать троянским конем белорусской политической действительности. Так, скорее всего, и произойдет. Нежелание главы страны поделиться собственностью со своей номенклатурой пагубно. Отдать пришлым россиянам – прямой путь в бесславие. Историческое и народное. Сейчас пока об этом не принято говорить, но оценки народ и историки выставят. Государственность создать можно на страхе и дисциплине, но сохранить сообщество и национальную идею сформулировать дано не каждому. Не только президенту.

Гонять кадровую колонну «туда-сюда» дело простое. Чтобы ровно шли и шаг чеканили. Самые грамотные могут и носок оттягивать. Их заметят и поставят впереди колонны. Будущим премьером можно стать именно по этому качеству. Президенту неинтересно читать интервью и прогнозы, кто станет президентом. Лично Александр Григорьевич хотел бы быть выше. Непредсказуемым. По этой модели и ставит кадровых назначенцев.
По-своему, непонятному для прочих всяких. Между прочим, правильно делает. Чем выше непредсказуемость кадровой политики президента, тем легче управлять страной.

Однако, так ли все непонятно? По моему мнению, ирония заключается в том, что Александр Лукашенко пошел по пути Ельцина. Не мог он не испытать эффекта воздействия самого известного секретаря обкома в российской истории. Будучи в своей исходной основе противником московской перестроечной демократии, Александр Григорьевич не любил с первых дней президентства всяких «Завлабов». Тех, кого сейчас не помнят – Геннадия Бурбулиса, др. Удивительное дело – память.

Испытывая органическое чувство неприязни к городским умникам и выскочкам, так и начинал кадровую политику наш президент. Правильно, объективно и по-народному. Нельзя ставить никаких «при себе», вводить во власть людей абстрактных. Если так можно выразиться. То есть тех, у кого не было и не практического опыта. Того опыта, которого лучше не иметь.

Это и было оригинальное президентское начало. Но, что потом? Городские и умники стали щемиться во власть. Лезть по все ее неприметные щели. Кто, как – это вопрос особый. Но и результат получился. Радуют общие телевизионные планы: президент и его «двор». Как это назвал один из персоналий окружения. Кстати, термин из нашего художественного прошлого. Помню, как в 60-х годах один из «самосозидающих» битломанов показывал всем на проспекте полученное, на киностудии удостоверение с записью «артист окружения». Сам он ничего делать не умел и образования получить также не успел. Но удостоверение имело магическое действие. Артист! Вполне уместная профессия и в нашей политической жизни. Хотя и нового столетия. Жанр, понимаете ли, не изменился.

Так, вот. Пришло время ставить на высшие должности и «артистов окружения». Созрел для этого президент. Власть уникально монократическая. Доверие – всенародное. Любовь – глобальная. Разве что, Фидель или Уго, не менее известны. Но они не так величественны в равнинной Беларуси. Латинская Америка импульсивна и любовь там, как морковь. Сегодня – есть, завтра остались одни вершки.

Способность ставить на пост премьера «людей простых» у президента есть. Он этим и переигрывает иных политиков. Нет только собственной корпорации у нашего президента. Не захотел создать. Аграрии не в счет. Они подобострастны и хитры. Силовики – опасно. Слишком быстро росли в карьерном плане. Авантюристичны и способны сами устроить свою власть. С силовиками надо разбираться поодиночке. Как можно чаще, чтобы не мнили о себе Бог весть, что. Что и было сделано с Сухоренко и примкнувшим к нему Дементеем.

А что еще есть в президентской кадровой пороховнице? Губернаторы – резерв власти. Так как они, по сути, управдомы на местах, то и в Минске в доме правительства могут быть простыми хозяйственниками. По заказу и приказу. Разумными и ясными. Что и надо сейчас. Правда, посылать их за границу для важных дел смысла нет. Пока разберутся, пока научатся, так и жизнь пройдет.

Следовательно, пригодится человек более контактный и известный. Лучшие кандидатуры – Петр Прокопович и Виктор Шейман. Герой-монетарист, или весь в наградах генерал-полковник? Пока можно на время назначить Петра Петровича. До полного выхода в отставку он может обеспечить ровное движение. Куда – вопрос? Впрочем, это дело президента, а не премьера. Важна устойчивость в период энергетических шоков. А, как известно, стабильности у Петра Петровича достаточно. Это видно и по проводимой в
стране денежной политике. Устоял рубль, устоит и власть экономическая. А с ней и политическая.

А то ведь стали пугать дефолтом. А тут Прокопович в самом главном кабинете. И без дефолта. Денег и иных символов успеха не так много, но лучшее - враг хорошего. А Петр Петрович и политике смыслит. Не зря же повязал министров и иже с ними кредитами на коттеджи и виллы. Укрепил и власть, и собственный авторитет, между прочим, за народные деньги. И президент за это не поругал, хотя стоило бы это сделать. Слишком хорошо стала жить наша номенклатура. Как гидра капитализма, о чем уже мы и
говорили.

С Шейманом власть укрепить можно, но опасно. Он молод и отнюдь не застенчив. Вон сколько наград на груди. Георгий Жуков мог бы позавидовать. А – это фактор риска для президента настоящего. Так, что ухо надо держать остро. Премьер – он потенциальный троянский конь.

Ну а если президент назначит другие кандидатуры? Вполне возможно. Значит уже и своим «самым-самым» не доверяет. Это – стратегически важный сигнал. А у страны будет временно «премьеро-исполняющий». Что, скажем прямо, не столь и важно для страны.


 

13:26 30/07/2007




Loading...


загружаются комментарии