НОК застроить смог...

На минувшей неделе в суде Минской области продолжились разбирательства по делу руководителей компании-инвестора «Конверсион». Между двумя обвиняемыми разгорелась нешуточная баталия по поводу того, кто из них мог быть причастен к хищению Br3,1 млрд.

История с долевым строительством дома по Инструментальному переулку в Минске, начавшемуся под крышей Национального олимпийского комитета (НОК), приобрела скандальную окраску. В конце 2005г. компанию-застройщика «Конверсион» исключили из инвесторов стройки за «грубые нарушения договорных условий по финансированию строительства», а дольщикам, которые на то время уже перечислили стоимость квартир ($80 тыс. и более), предложили доплачивать за работы. В результате несколько
дольщиков заявили об отсутствии у них средств. В отношении руководителей компании-инвестора было возбуждено уголовное дело.

СПРАВКА.«Фактический владелец» «Конверсиона» - в прошлом замдиректора Сергей Корсак - обвиняется в организации «управляемой устойчивой группы». Как следует из обвинения, в 2004-05гг. «с целью личного обогащения за счет хищения денежных средств участников долевого строительства» он вместе с директором Валерием Щербаковым и вторым замом Сергеем Пилютиком воспользовался предоставленным правом инвестирования и совершил действия, «повлекшие тяжкие последствия». Все трое обвиняются в хищении Br3,1 млрд., собранных дольщиками на строительство квартир.

«ВОПРОС НЕ В ДЕНЬГАХ СТОЯЛ»

Выражая сочувствие дольщикам, Сергей Пилютик и Сергей Корсак, на днях допрошенные судом, рассказали немало интересного о появлении в центре Минска новой многоэтажки.

Сообщив суду, что около 15 лет занимается бизнесом и «заработал не только деньги, но и репутацию», Пилютик вспомнил о смелом предложении одного из инициаторов строительства, в дальнейшем - сотрудника «Конверсиона» Бориса Л. Описав преимущества строительного бизнеса, Л. весьма оперативно привел людей из НОКа - организации, располагавшей стройплощадками. Одна из них, по пер. Инструментальному, привлекла выгодным расположением и невысокой ценой строительства: по словам
Пилютика, в договоре с НОКом 1 кв. м обходился «Конверсиону» в $420 (позже дольщики сообщали, что у них в договорах указаны цены в $850 и более). Единственным условием, поставленным перед «Конверсионом», стало перечисление НОКу крупных «спонсорских денег».

«Это было выгодно, - вспоминал Пилютик, давая показания из железной клетки, в которой находится по соседству с Корсаком. - Вложив $2-2,5 млн., мы могли заработать минимум $1,5 млн. Осталось только найти деньги». В этом вопросе бизнесмен надеялся на давнего знакомого Корсака, который, по словам Пилютика, выразил готовность «вложить около $200-250 тыс., обещая в случае необходимости задействовать более серьезные накопления в размере около $3 млн.».

Но финансировать строительство начали дольщики, в числе которых оказался хоккеист Руслан Салей. Не дождавшись вступления в долевое строительство прочих известных спортсменов, «Конверсион», взявшийся за строительство около 80% жилого дома, повесил растяжку с приглашением принять участие в возведении дома.

«Основной груз» работы, по словам Пилютика, лег на Корсака, у которого «были и другие проекты на $4 млн. и даже $17 млн. Он вел какие-то переговоры с чешскими партнерами, разговаривая с ними на чешском, и был для меня примером для подражания».

Потом у «Конверсиона» «появились проблемы». Сперва коллеги из НОКа попросили у Пилютика еще «спонсорских денег» - «чтобы нормально строить». Подсчитав, что даже с этой прибавкой цена за площадку «нормальная», Пилютик выполнил просьбу, понимая, что «надо кого-то благодарить». Затем посыпались просьбы о перечислении денег на
строительство. «НОК просил больше, чем мы могли освоить, поэтому то, что у нас требовали, мы не проплачивали: не было возможности».

Затем, сообщил Пилютик, НОК неожиданно потребовал еще «спонсорских денег», которые, согласно договоренности, должны были быть переданы в конце строительства. Переговоры и даже согласие «Конверсиона» за свой счет отремонтировать кому-то квартиру не помогли: договор с застройщиком был расторгнут в одностороннем порядке. «Мы были уверены, что вопрос не в деньгах стоял, а во взятках или квартирах», - грустно вздыхал Пилютик, припоминая предупреждения бывших партнеров «договориться с дольщиками, чтобы хоть что-то сохранить».

Свою вину Пилютик признал только в части получения им зарплаты из средств дольщиков, собранных в наличной форме. Если кто-то и должен отвечать за создавшуюся ситуацию, так это Корсак, принимавший «основные решения».

ПОВЕРИЛ

Внешне сдержанные обвиняемые давали настолько противоречивые показания, что председательствующий по делу посчитал необходимым предупредить о последствиях драки в клетке. Сдерживая эмоции, Корсак напомнил суду: в роли замдиректора «Конверсиона» он находился всего два месяца, уделяя основное время собственным проектам. «Я хотел создать на территории Беларуси совместное предприятие, - пояснил он суду, - которое могло заняться производством пива, вина, рапса - тем, о чем сегодня пишут в газетах».

Выйдя из руководящего состава «Конверсиона», Корсак занял место гендиректора вновь созданного предприятия «Конверсион-Инвест». Выслушав идеи Пилютика насчет строительства дома, он «поверил и стал партнером». Как следовало из его показаний, Корсак продал квартиру в Минске и начал одалживать Пилютику, параллельно строящему базу отдыха в Кучкунах и магазин в Ракове, крупные суммы денег. А стройкой дома по пер. Инструментальному, как уверял Корсак суд, он не занимался, считая себя всего лишь одним из дольщиков (квартиру в доме по пер. Инструментальный строила супруга Корсака). Наличных денег от застройщиков он не брал, наблюдая, как купюры получал и пересчитывал Пилютик.

«Может, хватит врать, - в сердцах предложил бывшему партнеру Пилютик, - и вы ответите на вопросы?» Корсак промолчал. Похоже, что просьбу Пилютика выполнит суд: разбирательства по делу приближаются к концу, приговор может прозвучать в начале осени.

12:49 30/08/2007




Loading...


загружаются комментарии