Малый бизнес умирает молча

Жить индивидуальным предпринимателям становится все хуже, но вот на массовые акции протеста они все никак не идут. Да и ряды «переговорщиков» за счет ИП, скажем так, не пополняются. Вряд ли предприниматели равнодушны к собственной судьбе, и причина такого их поведения по видимому одна – они ни кому и ни во что уже не верят.

«Жаркой осени», которую обещали властям отдельные особо горячие лидеры предпринимателей,  пока не получается. Митинг ИП 10 сентября оказался не очень многочисленным, запланированная «забастовка» переносилась уже несколько раз и, скорей всего, также не окажется очень уж громкой акцией. Вступать в союзы, ведущие переговоры с властями, ИП стройными рядами пока также не торопятся. Можно, конечно, обвинить деловых людей в эгоизме, тупости, равнодушии к собственной судьбе и нежелании действовать. Обвинить-то можно, но, пожалуй, не стоит.

Конечно, проявлять особую активность белорусские граждане, в том числе ИП, не склонны. Но с предпринимателями дело обстоит несколько сложнее: во многом их нежелание бороться объясняется неверием в успех. И причин здесь несколько, но одна из них порождена самими борцами, вернее их неумением объединяться и четко формулировать свои требования.

Борцы за права предпринимателей отстаивают, прежде всего, гарантированное Конституцией право заниматься предпринимательской деятельностью (а заодно право потребителей свободно и самостоятельно выбирать товары), рыночные принципы организации экономики и даже демократию. Такие красивые лозунги хорошо звучат с трибуны на митинге. Но за столом переговоров дискуссию с чиновниками следует вести на юридическом языке и не «качать права» вообще, а добиваться изменения фраз, слов и даже знаков препинания в нормативно-правовых актах. При «стрельбе» же по конкретным целям предпринимательские «пули» прискорбно часто летят в молоко. Бывает, что сами цели для подобной стрельбы выбираются малозначимые, а то и вообще ложные.

Например, сегодня ИП активно воюют не только с Указом № 760, запретившим использование наемного труда, но и с Указом № 302 о порядке создания частных унитарных предприятий, ошибочно полагая, что он обязывает создавать ЧУП и размещать их по домашнему адресу. На самом деле Указ № 302 дает предпринимателям только возможности, и никого ни к чему не принуждает. Размещать унитарное предприятие можно и в офисе, квартира в данном случае – фактически льготный вариант.

Не теряется при этом и неприкосновенность жилища, ибо она гарантирована Конституцией. Указ № 302 требует от собственника помещения всего лишь предоставлять проверяющим документы, хранящиеся по месту регистрации УП. Заметим, что данное требование – отнюдь не новация. Такую же норму содержит Положение о регистрации субъектов хозяйствования. Другое дело, что ИП, занимающиеся торговлей, не получат от Указа № 302 никакой пользы, но, подчеркнем еще раз, и особого вреда он не принесет. Поэтому нет никакого смысла бороться с пусть неуклюжей, но вполне безобидной попыткой властей смягчить последствия Указа № 760.

Можно привести и другие примеры пещерных страхов предпринимателей. Неизвестно откуда возникла версия, будто имущество унитарного предприятия автоматически становится государственной собственностью; что собственник имущества УП не может стать руководителем своего предприятия; что УП обязательно требуется главный бухгалтер и т. д.

Несколько лучше формулировать требования получается у сторонников переговоров, но даже они, порой, допускают ошибки, которые недопустимы для людей, изучивших курс «Основы права» в неюридическом вузе. Конкретных примеров приводить не будем: о них написано уже много. Да и разговор-то не о конкретных ошибках предпринимателей. А об их стратегических просчетах. 

Когда в ходе переговоров или акций протеста заявляются такого рода абсурдные претензии, чиновники получают повод отмести вообще любые, включая вполне разумные, требования на том основании, что предприниматели, дескать, сами не знают, чего хотят, и никаких реальных проблем у них нет.

В действительности же проблем у индивидуального бизнеса, разумеется, предостаточно. И самая главная на сегодня его задача – попросту выжить, то есть добиться отмены или для начала хотя бы отсрочки (что более реально) введения в действие запрета на использование наемного труда работников-неродственников. Требование отмены п. 1.1 Указа № 760, действительно, звучит постоянно, в то же время ни предприниматели, ни их лидеры, аргументируя его, обычно не акцентируют внимание на тех негативных последствиях указа, которые действительно значимы для власти.

Сам по себе уход из бизнеса нескольких десятков тысяч человек вряд ли пугает руководителей государства. В рыночных условиях место якобы не выдержавших конкуренции ИП тут же займут более жизнеспособные структуры, а при дефиците в республике рабочей силы, скорее всего, не произойдет и заметного роста безработицы. Такова логика властей. Какие контрдоводы ей можно противопоставить, не вступая в абстрактную, а потому малопродуктивную дискуссию по поводу важности для страны малого бизнеса?

Прежде всего, власть нужно предупредить, что ИП готовы держаться за свой бизнес до последнего, и если не будет возможности вести его легально, начнется массовое использование «серых» схем с неизбежной криминализацией – как самой предпринимательской среды, так и всех институтов, включая государственные, которые с ней соприкасаются.

Широкое распространение получит практика «черного» найма работников. Мало того, что работающие на таких условиях лишаются всяких социально-правовых гарантий, им сложно будет взять кредит в банке, заключить договор страхования и т.д.

Еще один вариант – оформление наемного работника в качестве ИП. При всей своей внешней привлекательности и простоте такое «клонирование» тоже не сулит ничего хорошего ни бизнесу, ни государству. Легально перемещать товар между квазихозяевами, передавать его на реализацию не получится. Потребуется фальсифицировать документы, идти на другие нарушения законодательства. К тому же резко возрастут риски невозврата «самостоятельными торговцами» выручки за товар. Обращаться в милицию или суд для защиты нарушенных экономических прав, не имея договоров, накладных и других документов, бесполезно. Тут один путь – к криминальным структурам. А повышение спроса на услуги по выбиванию долгов вызовет их активный рост, резкое ухудшение криминогенной обстановки. Властям это нужно?

От насильственного вытеснения с рынка ИП проиграет и отечественный потребитель. На многие товары, поскольку продаваться они будут только в организованной торговле, вырастут цены. Спрос на сравнительно дешевые товары начнут удовлетворять «черные» сетевые структуры. Хорошо известно, однако, что их практически невозможно привлечь к ответственности за нарушения законодательства о защите прав потребителей, так как факт покупки обычно трудно доказуем. Как видим, негативные последствия – не только для малого бизнеса, но и для государства – от Указа № 760 могут быть весьма серьезные.

И все же, какими бы законными, четкими, разумными ни были предложения о сохранении индивидуального предпринимательства как формы бизнеса, они не будут приняты властями добровольно, например, как результат переговоров за «круглым столом». За снятие каждой преграды на пути развития бизнеса в Беларуси придется бороться всеми доступными способами.

Ни одна из форм проявления предпринимательской активности, будучи использована изолированно, не может дать гарантированного результата. Только умелое сочетание переговоров с массовыми акциями протеста способно повлиять на позицию власти.

 

13:26 14/09/2007




Loading...


загружаются комментарии