В СИЗО предпринимательница снова объявила голодовку

С 21.09.2007 предприниматель Светлана Дворянинова в очередной раз отказалась от приема пищи. Это, несмотря на то, что она только что вышла 13 сентября из длительной голодовки в 23 дня. Голодовками Светлана пытается добиться независимого и беспристрастного судебного разбирательства по своему делу и реализации своих прав на защиту. По мнению осужденной, судебное разбирательство прошло формально и приговор суда не основан на законе.

В ситуации попробовала разобраться газета «Белорусский рынок»


Долг довел до тюрьмы

Приобретая товар, директор может злоупотребить служебными полномочиями

Практика уголовного преследования за хозяйственные правонарушения активно формируется в белорусских судах, несмотря на многочисленные возражения независимых экспертов.

Сразу два суда — в Витебске и Новополоцке — отправили за решетку предпринимателей, имевших просроченные долги.

Наша газета следила за ходом следствия над директором ООО "Виторжье" Евгенией Бочурной и директором ООО "Аквариус" Светланой Дворяниновой (см. "БР" № 18/2006 и № 18/2007). Уже в этих публикациях отмечалось, что в витебских делах много общего. На скамье подсудимых в обоих случаях оказались директора и владелицы в прошлом успешных предприятий. В данном случае важно подчеркнуть, что предприятия частные. О привлечении к уголовной ответственности по таким же основаниям руководителей госпредприятий, даже годами "сидящих на картотеке", ничего не известно.

Следствия, хотя их вели разные структуры, также проходили по схожему сценарию. В вину предпринимательницам ставилось, по сути, то, что они продолжали коммерческую деятельность в условиях, когда имели значительные неисполненные долговые обязательства. Следствие, а затем и суд квалифицировали такие действия как хищение и мошенничество.

На протяжении почти всего периода следствия и Бочурная, и Дворянинова содержались в следственном изоляторе. Считая обвинения несправедливыми, а следствие — неквалифицированным и предвзятым, предпринимательницы неоднократно обращались с жалобами в прокуратуру, другие инстанции. Однако ни к каким серьезным результатам их заявления и жалобы не привели. Даже временно освободиться из-под стражи, несмотря на проблемы со здоровьем, женщинам отнюдь не юного возраста не удалось.

Альтернативные мнения остались за скобками.

В ходе судебных слушаний часть обвинений не нашли подтверждений и были сняты, но и оставшиеся "потянули" на серьезные сроки. Е. Бочурная осуждена по ч. 3 ст. 424 УК РБ (злоупотребление служебными полномочиями) к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества и взысканием 1,3 млрд. BYR в пользу 169 предприятий — гражданских истцов. Вместе с тем обвинения директора ООО "Виторжье" в хищении суд счел недоказанными.

После первого суда над ней С. Дворянинова обратилась в Верховный суд с просьбой направить дело на новое рассмотрение, что и было сделано, однако не привело к смягчению приговора. Предпринимательница признана виновной по нескольким статьям УК, в том числе по статьям 209 и 210 (хищение путем злоупотребления служебными полномочиями в особо крупном размере и мошенничество), ей определено наказание в виде 6 лет и 6 месяцев лишения свободы. Сразу после оглашения приговора Светлана
Ивановна объявила голодовку.

Как и следствие, судебное разбирательство, по мнению осужденных, было необъективным. В частности, Е. Бочурная отмечает, что в сумму нанесенного ущерба включены более 320 млн. BYR кредиторской задолженности предприятиям России и Украины, хотя сами эти предприятия не уполномочивали белорусский суд защищать их интересы таким образом. Суд также отказался рассмотреть большое число документов, доказывающих, помимо прочего, что предприятие стремилось погасить образовавшуюся
задолженность.

В ходе слушания дела С. Дворяниновой судья, например, отказал ей в просьбе огласить заключение кандидата юридических наук, автора комментариев к Уголовному кодексу Алексея Лукашова. Между тем в этом документе содержатся выводы, прямо противоположные сделанным судом. Процитируем: "Прежде всего, необходимо отметить, что если товар был поставлен и перешел в собственность ООО "Аквариус" (что установлено и в том числе следует из содержания приговора), то его нельзя было похитить у поставщиков. Он им уже не принадлежал. Он находился в собственности
ООО "Аквариус". В этой части приговор и определение несостоятельны.

Не могу также не напомнить азбучной истины уголовного права: обязательный признак хищения — обращение имущества в свою пользу или в пользу близких. Это значит, например, продать чужое имущество от имени частного лица (обвиняемой), но не обвиняемой как директора (должностного лица) ООО "Аквариус", а вырученные деньги присвоить. Именно в результате этих и других подобных действий происходит незаконное обогащение виновного или его близких, извлекается выгода имущественного характера,
достигается корыстная цель как обязательный признак хищения. В приговоре суда информация о таких действиях отсутствует".

Российский резонанс.

Процессы в Витебске получили резонанс не только в Беларуси, но и в России. Независимый прокурор России (www.prokuror.org) Николай Шиятый, к которому С. Дворянинова обратилась за правовой помощью, направил в адрес Верховного суда и президента РБ представления, в которых настаивает на том, что "в деле наличествуют только гражданские и хозяйственно-правовые отношения" и, соответственно, нет оснований для привлечения предпринимательницы к уголовной ответственности.

Газета "Союзное вече" (№ 35/2007) опубликовала статью "Большие проблемы
малого бизнеса", где подробно излагается ход следствия по делам Е. Бочурной и С. Дворяниновой и делается вывод, что "если следовать по пути, которым пошел орган уголовного преследования, то немалое число руководителей организаций, "сидящих на картотеке", следует привлекать к уголовной ответственности за хищения, которых они не совершали, а в действительности — за то, что они должники. Восстановлением
экономической справедливости призваны заниматься хозяйственные суды".

Маленькая деталь: в белорусском выпуске газеты статья была изъята.

Бизнес получает сигнал опасности.

Можно понять настороженное отношение правоохранительных органов и судов к случаям, когда предприниматели накапливают большие объемы невозвращенных долгов. Далее следует логичный на первый взгляд вывод, что те, кто не может рассчитаться, должны нести ответственность. Однако бытовая логика далеко не всегда соответствует правовой. Стоит напомнить: институт юридических лиц, собственно говоря, и создавался с той целью, чтобы на владельца компании "не навешивались" ее долги.

Предпринимательская деятельность априори рискованная, о чем говорится и в Гражданском кодексе РБ. Более того, ее успех часто находится в прямой зависимости от степени риска. Наказание (подчеркнем еще раз, в данном случае не имеет значения, насколько оно законно) за риск приведет к тому, что руководители частных компаний будут меньше рисковать, а значит, и чаще проигрывать в конкурентной борьбе.

Не менее вероятен и более жесткий вариант реакции на витебское дело: предприниматели захотят перенести свою деятельность в те регионы, где нет опасности оказаться в тюрьме за неудачи в хозяйственной деятельности. К таким ли целям стремятся сегодня белорусские власти?

15:06 01/10/2007




Loading...


загружаются комментарии