Энергетическое шулерство

Откаты в особо крупных размерах.

Энергетическое шулерство

Беларусь начала активно бороться за энергетическую безопасность. Мало кто верит, что Россия продолжит газовые и нефтяные дотаций. Пришло время платить по счетам, и лучше, чтобы эти счета были как можно меньше. Какой бы правильной не была тема энергосбережения и роста энергоэффективности, отдельные белорусские чиновники собираются заработать на ней под 300% прибыли. Схемы по выкачиванию денег из госпредприятий придуманы и начали реализовываться. Энергоменеджмент приобретает национальные черты и грозит похоронить энергоемкую промышленность.

Когда частная компания предлагает крупному государственному промышленному предприятию электроэнергию на 15% дешевле, чем от облэнерго, есть соблазн заявить о триумфе частной собственности и конкуренции. Если такая ситуация сложилась в Германии, США или Австралии, так оно и было бы. Беларусь же остается вотчиной социалистических практик. В такой среде за подобными схемами скрываются своеобразные механизмы. Большинство из них направлено на зарабатывании больших денег на государственных активах в практически безрисковом и бесконкурентном поле. На это раз речь идет о политически чувствительной тебе энергоэффективности и снижения потребления российского газа.

Проверенные схемы в Беларуси не работают

Пользу от инвестирования денег в технологии по эффективной генерации дешевой электроэнергии поняли давно. Ушли в прошлое старые, экологические вредные моторы, турбины и двигатели. Появился динамичный рынок производителей и продавцов электрической энергии и тепла. Популярными стали схемы внедрения нового энергоэффективного оборудования. Оно помогло существенно снизить затраты на покупку газа или другого топлива.

В создании полноценного рынка электроэнергии и модернизации оборудования сыграли энергосервисные компании или эско. Они начали работать в США еще 1960-х годах. Эско сокращает издержки промышленных предприятий за счет внедрения нового оборудования и проведения целого ряда мероприятий по энергосбережению. Если, условно, завод тратит на покупку электроэнергии $1000 за месяц, а после внедрения нового оборудования затраты сокращаются до $500, то оставшиеся деньги завод и эско делят по договоренности. 

О существовании такой схемы в Беларуси вспомнили лишь тогда, когда начала материализовываться российская угроза повысить цены на газ до мирового уровня. В свое время ПРООН попыталась узнать, возможно ли реализовать такую схему в Беларуси. После проведения эксперимента оказалось, что нельзя. У нас используется затратный принцип формирования цены на товар или услугу. Если в этой схеме мы сокращаем энергозатраты, мы должны сократить цену. Таким образом, в белорусском варианте той самой ценовой дельты, которая создает мотивацию руководителям промышленных предприятий и энергетических сервисных компания идти на взаимовыгодное сотрудничество нет. 

Если нельзя, но очень хочется…

Тема энергосбережения и энергобезопасности стала настолько актуальной, популярной и политически поддерживаемой, что белорусские чиновники, подумав, быстро нашли способ адаптировать западный опыт к нашей плановой экономике. Рынок этот богатый, доходы могут быть стабильными, вот и пошла номенклатура творить схемы. Бывшие и нынешние чиновники из разных структур госрегулирования энергетики решили предложить свой путь сокращения энергозатрат для промышленных предприятий.

Департамент по энергоэффективности Государственного комитета по стандартизации стал мозгом и движущей силой этого процесса. Место западной заняла белэско, т. е. белорусская энергетическая сервисная компания. В ней тесно переплетены интересы чиновников, частных компаний (бывших госслужащих) и даже руководителей государственных промышленных предприятий. Белэско предлагает закупать у иностранных производителей и устанавливать на промышленных предприятиях оборудование, которое производит тепло и электроэнергию. Гродненское «Химволокно», ОАО «Белоруснефть», витебский «Витязь», например, уже получают электроэнергию из такого источника. Тепловая энергия продается по такой же цене, как и из общей системы, из котельни, а цена электроэнергии была в прошлом году 42 рубля за 1квЧ, а в этом году выросла до 60 рублей. В эту цену входят затраты на газ, техническое обслуживание, административные издержки, а также зарплата. Для сравнения тариф у энергетиков из облэнерго в начале 2007г. был 220 рублей, с 1 июля 2007г. он составил 250 рублей. В этом тарифе не учитывается стоимость самого оборудования, которое устанавливается на заводе. С учетом издержек на обслуживание кредитов, стоимость производимой электроэнергии самим предприятием могла бы варьировать в пределах 80 -100 рублей. 

Белэско предлагает такую схему работы. Она устанавливает на предприятии энергогегенирующее оборудование и продает ему электричество и тепло. Причем тепло продается по такой же цене, как от государственной котельни, а электричество продается по тарифу на 15% дешевле. Сегодня это 210 рублей. В результате получается супердоходная схема для «присосавшейся» к промышленному предприятию коммерческой структуре. При себестоимости 60 рублей они продают электроэнергию предприятиям по 210 рублей. Где вы сегодня видели рентабельность 350%?

Именно такие «подъемы» интересуют чиновников и их партнеров с частных компаний. Используя административный ресурс, они «убеждают» солидные, прибыльные предприятия работать по предложенной схеме. Речь идет о секторе строительных материалов, химического сектора, машиностроительных заводах, которые в себестоимости имеют большую долю энергозатрат. Связываться с убыточными заводами они не хотят. 

Энергоманипуляторы 

Когда завод крепко стоит на ногах, у него вообще нет проблем с привлечением кредитов, в том числе под льготные проценты. Если бы ему разрешили самостоятельно решать проблему энергосбережения, то ему бы ничего не мешало напрямую закупить у специализированных компаний оборудование или взять его в лизинг, сократив стоимость получаемой электроэнергии не на 15%, а, как минимум, в три раза. Например, европейские изготовители на срок изготовления оборудования под заказ, предоставляют валютный кредит на льготных условиях. Потом, на этапе лизинговых платежей, под 8% годовых. В таком раскладе стоимость оборудования окупается за два года.

Например, зачем вполне современному предприятию «Березастройматериалы» было пользоваться услугами «Белинвестэско», которая будет продавать ему электроэнергию? Зачем этому предприятию брать кредит в белорусском банке под очень высокие проценты, если есть гораздо более выгодные схемы? Тот же лизинг можно использовать для приобретения оборудования под 8% годовых. На белорусском рынке есть компании, которые предлагают прямые схемы поставки от предприятий-производителей. Причем в этих схемах предприятия сами будут владеть оборудованием и сократят издержки на покупку электроэнергии, как минимум, в 2,5 раза. Срок окупаемости такого проекта 2 – 3 года. После этого срока, когда оборудование выкупается полностью, цену можно еще больше снизить. Однако правительству Беларуси, департаменту по энергоэффективности не нужны схемы, в которых смотрящие за энергетическим бизнесом могут оказаться лишними. 

Активным сторонником формата белэско является непотопляемый «энергорегулятор» Л. Дубовик. Он проинформировал Совмин о мировом опыте работы энергосервисных компаний и предложил адаптировать его с целым рядом национальных особенностей. Премьер и вице-премьеры слишком загружены, чтобы вникать в нюансы данной темы. Поскольку национальные особенности в нашей стране приветствуются во всем, за цивилизованным миром мы идти упорно не хотим, то Совмин зажег зеленый свет схемам белэско. Получив добро, Л. Дубовик сотоварищи начинают обхаживать разные министерства и ведомства, требуя начала того самого внедренческого процесса. 

Благодетели на марже 15% или на рентабельности 300%?

 
Сегодня в Беларуси зарегистрированы три белэско. «Белинвестэско» создано некой польской фирмой, которое с согласия Совмина втягивает в предлагаемые схемы Белинвестбанк. Польский инвестор с непонятными родовыми корнями и связями в белорусских органах власти поступает весьма своеобразно. Он практически не привлекает своих ресурсов, а работает в излюбленном для номенклатурного бизнеса режиме, т. е. на чужих ресурсах.

Схема проста, как грабли: иностранная компания, в котором скрыты интересы всех заинтересованных лиц, договариваются с руководством некого предприятия. Поскольку у них уже есть добро от правительства, они идут в Белинвестбанк, который распоряжается государственными ресурсами и берет там кредит на покупку оборудования для своего промышленного клиента. Если банк морщит лоб и сомневается в выдаче кредита, то частная иностранная компания при активной помощи бывших и нынешних чиновников обеспечивает залог в виде имущества предприятия, на котором и будет установлено то самое оборудование. Т. е. белэско не несет имущественных вообще никаких рисков. Если возникает проблема у предприятия с оплатой электроэнергии, а у белэско – с погашением кредита, то банк останется с оборудованием, а предприятие возвращается к традиционному продавцу электроэнергии.

Представители белэско заинтересованы не в том, чтобы сэкономить ресурсы предприятий, например, на поставках оборудования по низким ценам, а наоборот, чтобы закупить его по завышенным ценам. На протяжении всего срока действия договора о поставке электроэнергии энергогенерирующее оборудование находится на балансе белэско. После 5 - 7 лет эксплуатации, когда оно с лихвой заработает на нем, оно еще получит деньги от продажи оборудования. В такой схеме переплата $100 – 200 тысяч за оборудование вполне возможна. Можно прилично заработать и на продаже промышленному предприятию поработавшего на частные интересы 4 – 6 лет оборудование. 

Белэско, особо себя не утруждая, берет на себя только функцию закупки оборудования. Проведение проектных и строительно-монтажных работ, равно как и их оплата, осуществляется самим предприятием. Когда все готово, и ленточка перерезана, белэско, потирая руки, начинает продавать предприятию электроэнергию со скидной 15% от цены традиционных поставщиков. На вопрос, почему скидка такая малая при рентабельности, зашкаливающей за 300%, ответственные лица с важным видом говорят: «Пятнадцать процентов лучше, чем ничего». Сегодня, когда рентабельность торговли и промышленности даже 10% считается хорошей, такие возможности заработка чиновниками и их коммерческими партнерами тщательно маскируются и скрываются. 

Ниша электроэнергии, как вы понимаете, чрезвычайно прибыльная. Одной, даже очень доверенной иностранной компании с ней не справиться. Тем более что среди чиновничества кланы и кланчики тоже дерутся за право отщипнуть кусок государственного пирога. Появилась на рынке фирма «Внешэнергосервис». В Департаменте по энергосбережению поняли, что финансировать все проекты через Белинвестбанк тоже было бы слишком вызывающим. «Внешэнергосервис», случайно или нет, тоже оказался польской компанией. Она нацелена на работу с Белвнешэкономбанком. Эта никому не известная структура выигрывает тендер на поставку оборудования на хорошо работающее предприятие «Красносельскстройматериалы». В ситуации огромного спроса на цемент данное предприятие спокойно могло бы самостоятельно взять кредит в 3 – 4 млн. евро и купить энергогененирующую установку, окупить ее через два года и существенно сократить затраты на электроэнергию. Могло бы то оно, могло, да кто ему даст?

Лоббисты энергетических необаронов 

Структуры типа белорусского «Белинвестэнергосбережение» активно продвигает схемы по продаже белорусским предприятиям электроэнергии с 15-процентных дисконтом. Бывший чиновник госструктур, работавший в энергетическом секторе господин Саванович, выступая на телеэкране, уверяет на всю страну, что все промышленные предприятия рады воспользоваться предлагаемыми белэско схемами. Конечно, получать электроэнергию на 15% дешевле, приятно. Однако в ситуации, когда необходимо реально экономить деньги предприятий, бюджета и всей энергосистемы, надо бы рассмотреть все возможные опции экономии, в том числе снижение цены для предприятий, как минимум, в 2,5 раза. Таких схем энергорегуляторы не рассматривают.

Белэско очень похожа на известные еще по 1990-м годам частные структуры-пылесосы. Они вымывали оборотку и активы, оставляя предприятия с долгами и старыми технологиями. Нечто похожее происходит и сейчас под видом борьбы за энергетическую безопасность. В эту схему встроилось и Минэкономики. Оно узаконило 15-процентную скидку постановлением № 91 от 31.05.2007 «О тарифах на электрическую энергию, производимую в Республике Беларусь юридическими лицами, не входящими в состав Белорусского государственного энергетического концерна, и индивидуальными предпринимателями и отпускаемую энергоснабжающим организациям данного концерна». Никто толком не может объяснить, почему скидка составляет именно 15%, а не 10% или 50%. 

Бизнес на энергорасхлябанности 

В контексте грозной директивы № 3 об энергобезопасности ситуация складывается достаточно тревожно. Мало того, что правительство и разные государственные ведомства блокируют реструктуризацию промышленных предприятий, так они же еще через зарубежные компании «канализируют» деньги в неизвестном направлении. 

Сегодня дело с реализацией подобных схем набирает обороты. Все больше и больше предприятий объявляют тендеры на покупку тепловой и электрической энергии. Имитация реализации концепции энергобезопасности и выполнение директивы № 3 идет полным ходом. Наш гигант металлургии БМЗ тоже хочет покупать пар и электроэнергию по новым схемам. Это предприятие вообще может самостоятельно брать кредиты на Западе. Однако белэско плотно взяло его в оборот. 

В структуре производства единицы электроэнергии стоимость газа составляет около 30%. Облэнерго являются крупнейшими налогоплательщикам страны. В тарифе более трети составляют налоги. В энергетике работают тысячи людей с высокими зарплатами. Каждый заказчик хочет, чтобы новое оборудование работало параллельно с энергосистемой. Т. е. если случится некая авария с энергооборудованием на заводе, он может моментально подключиться к общей сети. Энергетики также должны иметь так называемый «горячий резерв».

В схемах, предлагаемых белэско, нет участия частных компаний в оплатах на поддержание резервных мощностей. Сегодняшний тариф 250 рублей позволяет энергосистеме с лихвой компенсировать эти затраты, как и другие технические вещи. Если от этой системы «отщипывать» большие куски и мешать ее реформировать, ясно, что она ответит еще большим ростом тарифов. Или перебоями в поставках электроэнергии.

Расчеты убедительно доказывают следующее. Во-первых, существующая система генерации электроэнергии в Беларуси чрезвычайно затрата. Мы переплачиваем огромные деньги за производимую в стране электроэнергию. Если бы западный опыт структур эско был внедрен хотя бы на 40% рынка Беларуси, то с 2003 по 2007г. мы бы сэкономили $1,83 млрд. Это не много, ни мало 36,6% акций «Белтрансгаза». Этих денег хватило бы, чтобы купить 87,1% необходимого в 2007г. для Беларуси газа по цене $100 за 1000м3. Понятно, почему так стараются лоббисты схем белэско. Они тоже предлагают скидку для промышленников, но себе хотят оставить маржу, как минимум $300 – 400млн. в год. Так что правительству надо определяться, что оно хочет, шашечки или везти. Если шашечки и болтологию, чтобы позволить узкой группе чиновников и их коммерческих партнеров стать энергобаранами, тогда мы увидим деленный свет белэско. Если везти, т. е. заниматься реальным энергосбережением, энергоэффективностью, тогда надо кардинально изменить формат работы промышленных предприятий с настоящими, белорусским и западными энергосервисными компаниями.

 


 

11:54 16/10/2007




Loading...


загружаются комментарии