Западный бизнес рассматривает Беларусь как плацдарм для выхода в Россию

«Собственность на средства производства – те невидимые нити, которыми будут управлять экономики развитых стран мною, развитой не вполне. Не на ту напали», — примерно такой до сих пор была жизненная философия Беларуси, и, казалось, ничто не может заставить ее отойти от постулата денежной независимости от Запада и приоткрыть калитку в возведенном заборе, преграждающем путь в страну иностранному капиталу.

Но сегодняшнее отчаянное положение во внешней торговле, которое исправить возможно лишь очень положительным сальдо платежного баланса, огромные суммы, необходимые на реализацию амбициозных планов по энергобезопасности (около 19,1 млрд. долларов до 2020 года планируется влить в энергосистему плюс 12 млрд. уйдет на меры по энергосбережению), вынуждают белорусское руководство наступать на горло собственной песни.

В минувшем году дефицит своих финансов Беларусь перекрыла в основном за счет внешних кредитов и займов - 1,7 млрд. долларов, и лишь 749 млн. долларов удалось привлечь в качестве инвестиций, из них в основной капитал пошло и того меньше - 73 млн. долларов. В итоге совокупный внешний долг страны вырос за год на 34,2%, составив на начало 2007-го 6,7 млрд. долларов. С тех пор внешний долг подскочил еще на 37,5% — до сегодняшних 9,27 млрд. долларов. Динамика для белорусской экономики беспрецедентная. В среднем отношение иностранных инвестиций к объему мирового ВВП составляет 22,7%. В Беларуси оно равно 2,03%. Инвестиции нужны как воздух.

Неслучайно Александр Лукашенко, до сих пор говоривший, что в вопросе привлечения иностранного капитала в Беларусь больше «политической трескотни», мол, мало инвестиций, не потому что не дают, а потому что не нуждаемся - берем ровно столько, сколько нужно, и особенно у тех, кто не просит собственности.

«К примеру, если китайцы и французы инвестировали в «БеСТ», и мы увидели, что условия приемлемые, процент нормальный, и при этом они не просили у нас долю в этом предприятии, то мы работаем», — объяснял президент несколько месяцев назад инвестиционный механизм рабочим «Беларуськалия».

«Не сказать, чтобы мы так активно тащили сюда всякие инвестиции», - рассказывал глава государства в ноябре прошлого года украинским журналистам

С тех пор многое изменилось, и сегодня президент уже заявляет о том, что не собирается «копаться в истории инвесторов и искать, чьи у них деньги. Если у человека есть деньги и он готов их инвестировать, то, пожалуйста, приходите и инвестируйте. Главное, что их источник — не наркотики и не бандитское оружие».

Готовы ли инвесторы поверить в искренность намерений официального Минска и принести стране желанные деньги?

По данным белорусской статистики, в прошлом году объем прямых латвийских инвестиций в экономику Беларуси составил 151 млн. долларов, и, как уверяет первый секретарь посольства Латвии в Беларуси Дайнис Фрейманис, латвийская сторона настроена на рост этих цифр, связывая свои ожидания с «некоторыми изменениями в предпринимательской среде», в частности с возможностью для иностранных инвесторов участвовать в приватизации крупных объектов государственной собственности, о чем в последнее время неоднократно заявляли белорусские чиновники разного ранга. Кроме того, латвийский бизнес уже ощутил «более позитивное отношение» со стороны местных органов власти, в частности при организации прямого воздушного сообщения между Ригой и Гомелем, отметил дипломат в интервью БелаПАН, указав тенденцию встречного роста белорусских инвестиций в латвийскую экономику. В Латвии действуют 309 компаний с участием белорусского капитала. Белорусы предпочитают вкладывать деньги в финансовую сферу, торговлю, оказание консультационных услуг, пищевую отрасль и недвижимость.

Рост присутствия белорусского капитала напрямую связан с тем, что после вступления Латвии в ЕС товары, произведенные на ее территории, беспошлинно продаются на рынках 26 европейских стран. Помимо этого, предприятия, зарегистрированные в Латвии, могут участвовать в конкурсах на получение грантов ЕС для развития бизнеса.

Заинтересованность в развитии двусторонних отношений подтвердила и посол Латвии в Беларуси Майра Мора. «Мы предлагаем Беларуси использовать наши транзитные коридоры и территории наших СЭЗ, а также участвовать вместе с нами в освоении средств структурных фондов Евросоюза, — говорит она. — У нас есть программы по развитию предпринимательства, реализации инвестиционных проектов, которые достаточно хорошо финансируются и в которых могут участвовать любые предприятия, созданные на нашей территории, в том числе созданные белорусами».

Однако в самой Беларуси проекты, финансируемые ЕС в рамках ТАСИС и межрегиональных программ, сталкиваются с трудностями. «К сожалению, эффективность использования этих возможностей белорусской стороной сегодня оставляет желать лучшего», — заметила М.Мора, назвав основной причиной тому «чересчур сложную и длительную процедуру согласования совместных проектов, финансируемых ЕС, в органах госуправления Беларуси». «Я надеюсь, что в будущем Беларусь сможет использовать
европейские деньги намного эффективнее. Не только для обустройства пунктов перехода и развития пограничной инфраструктуры — сегодня это самый большой проект Беларуси с финансированием ЕС, — но и в других сферах, включая экономику», — сказала посол.

О готовности инвестировать в Беларусь, причем немалые деньги – 1 млрд. долларов – на прошлой неделе громко заявила Литва. Привет на такую сумму от литовских компаний передал при встрече своему белорусскому коллеге - Сергею Сидорскому - премьер-министр Литвы Гедиминас Киркилас. Литва сегодня входит в десятку основных торговых партнеров Беларуси, но в топ-лист инвесторов пока не вошла. Среди самых крупных доноров капитала выделяется Россия, ее объемы инвестиций в нашу экономику составили только за первый квартал текущего года 374 млн. долларов — это 30% от общей инвестиционной программы. Великобритания — 255 млн. долларов, Германия — 169 млн. долларов, Швейцария — 87 млн., Кипр — 74 млн., Австрия — 52 млн., Китай — 43 млн., Латвия — 32 млн., Нидерланды — 23 млн., США — 21 млн. долларов.

Второй поставщик инвестиций – Великобритания – на достигнутом останавливаться не хотела бы, но объективные причины заставляют притормозить. По словам временного поверенного в делах Британии в Беларуси Найджела Гулд-Дэвиса, британских бизнесменов сдерживает тот факт, что большинство белорусских предприятий по-прежнему контролируется государством. Но они раскрепостятся, как только «белорусская экономика станет более открытой, и будет искренняя готовность к сотрудничеству с нашими компаниями», сказал дипломат, подчеркнув, что «наши компании готовы работать и инвестировать средства там, где есть интересные возможности. Но, если здесь государство контролирует большинство предприятий, то трудно надеяться на углубление сотрудничества».

Зарубежный бизнес, надо признать, рассматривает Беларусь не столько как самостоятельный рынок, сколько как плацдарм для выхода в Россию. Как раз об этом вел речь в интервью еженедельнику «Белорусы и рынок» руководитель отдела содействия торговле и инвестициям посольства Республики Польша в Беларуси Анджей Шот. «В Польше, - говорит он, - сейчас работает много предприятий с иностранным капиталом, они вместе с польскими фирмами хотят продвигать свою продукцию дальше на Восток, в
том числе на белорусский и российский рынки. Однако затраты на транспорт, пошлины, НДС, маржа, 15%-й налог на импортный товар и другие барьеры ставят заслон на пути экспорта в Беларусь. Какой выход? Нужно открывать свое производство здесь, в Беларуси. И многие фирмы рассматривают такие планы. Но это касается только малых компаний. К сожалению, крупный бизнес считает, что время инвестировать в Беларусь
еще не пришло. Например, два года назад крупная польская компания намеревалась инвестировать 100 млн. евро в строительство завода в Беларуси. Однако, изучив ситуацию, не рискнула это сделать, решила открыть предприятие в Украине. Крупная компания со стопроцентным польским капиталом только одна – «Инко Фуд». Пока в Беларусь приходят малые и средние предприятия (их в Польше сейчас насчитывается уже около 3 миллионов): они гибкие, быстро улавливают ниши, в том числе и на белорусском рынке».

В 2006 году здесь было зарегистрировано 430 компаний с польским участием, и, хотя здешний инвестиционный климат, по оценке А.Шота, «не очень привлекательный, условием успеха для бизнеса в Беларуси, считает он, сегодня могут стать направления, поддерживаемые государством: туризм, сельское хозяйство, сельхозпереработка. «Если польский предприниматель хочет работать в этих направлениях, я говорю ему - да.
Что касается других ниш, я их не отклоняю, но и не ставлю на первый план», - рассказал он.

По его словам, многие польские бизнесмены по-прежнему думают, что Беларусь очень бедная страна, и часто пытаются продавать здесь самые дешевые товары. Однако самые дешевые товары производятся в самой Беларуси или в России. То есть, эта ценовая полка уже занята, а вот более высокая - нет.

На особую важность трансграничного сотрудничества с Беларусью для Польши обращала внимание руководитель рабочей группы Парламентской Ассамблеи ОБСЕ по Беларуси Ута Цапф на мартовском семинаре «Изучение возможностей для Республики Беларусь в рамках европейской политики соседства». Отметив необходимость взаимодействия с ЕС для развития белорусской экономики и создания в стране новых рабочих мест, У.Цапф сообщила, что в случае пошагового сближения, будет возможно привлечь новые инвестиции в страну через Всемирный банк, а также повысить эффективность образования, медицинского обслуживания, увеличить помощь для ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Со стороны Евросоюза, напомнила она, условия начала диалога остаются прежними: справедливые свободные выборы, доступ к СМИ, свобода образования профсоюзов и других ассоциаций, которые могли бы работать для развития общества, прозрачная система работы судов, обеспечение верховенства закона.

На отсутствие в государственной политике движения в сторону демократических и рыночных реформ как сдерживающий фактор постоянно нажимает и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Тем не менее в его новой стратегии по Беларуси заявлено о намерении в ближайшие два года увеличить финансирование белорусских частных компаний, прежде всего малого бизнеса. При наличии в стране института
«золотой акции» ЕБРР полагает «наиболее приемлемым» способом своего здесь присутствия обеспечение поддержки частному сектору. Банк активно работает над проектом создания в Беларуси структуры по микрофинансированию, подумывая о наращивании кредитных линий частным банкам, предоставляемых для кредитования микро-, малых и средних предприятий. При этом эксперты ЕБРР неизменно подчеркивают, что, несмотря на улучшение управления экономикой страны на макроуровне, «практически нет прогресса в области структурных и институциональных реформ, которые являются ключевым условием для достижения стабильного экономического роста в долгосрочной перспективе». Неспроста в стратегиях оговаривается: инвестиции ЕБРР не должны попадать под фактический контроль государства или государственных учреждений.

По заявлению банка, «в случае поворота к рыночным реформам, как и в случае принятия белорусскими властями программы в области либерализации и реформирования экономики, ЕБРР готов значительно расширить свою деятельность для поддержания этих процессов и не ограничивать свою деятельность только программами в сфере частного бизнеса».

Новую стратегию на ближайшие четыре года в отношении Беларуси приняло и шведское правительство. В ее рамках Стокгольм ежегодно будет выделять Минску 70 млн. крон (около 10 млн. долларов). Для сравнения, в прошлом году шведское правительство направило в Беларусь в качестве помощи 5,7 млн. долларов, а шведские инвестиции в белорусскую экономику составили 17,2 млн. долларов. Здесь сейчас работают 12 компаний с участием шведского капитала.

Министр по развитию международного сотрудничества Гунилла Карлссон, разъяснила, что «помощь ее страны направлена на модернизацию Беларуси с тем, чтобы она могла принимать участие в европейском сотрудничестве, основанном на общих европейских ценностях и нормах».

 

15:13 16/10/2007




Loading...


загружаются комментарии