В России ждут тендера на строительство белорусской АЭС

Заявления белорусских политиков в пользу собственной атомной энергетики и практические шаги правительства в этом направлении встречают деловой отклик у российских атомщиков. Интервью "СОЮЗу" дал первый вице-президент компании "Атомстройэкспорт" Александр Глухов, который побывал недавно в Минске и принял участие в энергетическом и экологическом форуме.

- Ваша поездка почти совпала по времени с заседанием союзного Совмина, где вопросы энергетики были в центре внимания, а российский премьер Виктор Зубков в качестве внешнеполитического дебюта даже предложил Беларуси "наиболее рациональный вариант АЭС с обеспечением безопасности на мировом уровне". Это не стало для вас неожиданностью?

- Разумеется, нет. И мы благодарим Виктора Алексеевича за оказанную поддержку. Мы внимательно следим за тем, как в Беларуси формируются представления о создании и развитии национальной атомной энергетики. Белорусский рынок для России был и остается приоритетным. И у нас твердое желание участвовать в строительстве первой белорусской атомной станции. Сейчас мы ориентируемся на официальные заявления белорусских властей о том, что первый блок станции должен быть пущен в 2017 году, а
двухблочный вариант станции - к 2020 году. Замечу, пока это политические заявления, если хотите - декларация намерений в отсутствии политического решения и без должной проработки технических позиций.

- Но сами эти сроки - реальные?

- С учетом того, что станция сооружается пять с половиной - шесть лет (с момента заливки первого бетона в основание плиты здания реактора), то это говорит лишь о том, что процесс проектирования должен быть запущен не позже 2009 года, а работы подготовительного периода следует начинать уже в текущем году.

- Если Беларусь объявит тендер, "Атомстройэкспорт" в нем будет участвовать?

- Мы будем участвовать. Но важно понимать - на каких условиях. Для начала надо выкупить тендерную документацию и внимательно ее изучить. "Атомстройэкспорт" готов выступить и в качестве стратегического партнера на всех этапах проектирования и строительства АЭС в Беларуси. Для этого у нас есть два немаловажных условия - пока что сохраняется единая энергосистема и фактически единая нормативная база.

- С учетом уже существующего и перспективного портфеля заказов у вашей компании сейчас появилась возможность выбирать из нескольких предложений, а не хвататься за всякий зарубежный проект. При этом важное значение имеют платежеспособность заказчика и предлагаемая схема финансирования, условия и порядок расчетов. Готов ли "Атомстройэкспорт" идти на белорусскую площадку со своей схемой кредитования?

- Любая страна, а не только Беларусь, может заложить в тендер условия кредитования строительства АЭС. Это распространенная практика, и такие механизмы нам хорошо знакомы. Может быть и прямое выделение государственного кредита, и предоставление государственных гарантий под привлечение кредита. При этом условием должно быть предоставление суверенных гарантий правительства той страны, которая заказывает
строительство атомной станции. Это уже отработанный механизм в наших взаимоотношениях с иностранными заказчиками. Каких-то других адекватных механизмов пока реализовано не было, хотя на сегодняшний день они готовятся и находятся в достаточно высокой степени проработки.

- В последнее время от белорусских политиков можно услышать и альтернативные предложения - о строительстве современной АЭС в кооперации со странами Балтии и Польшей. Как вы расцениваете перспективы такого поворота событий и саму тенденцию к объединению европейских государств в вопросах энергообеспечения?

- Пока мы к этому присматриваемся и анализируем. Участие Беларуси в совместном энергопроекте с Польшей и странами Балтии - один из вариантов, который может рассматриваться белорусским руководством. Самое главное здесь - вопрос об инвестициях или гарантиях под инвестиции в данный проект. Поскольку на сегодняшний день существует договоренность между четырьмя государствами, Минск теоретически может подать свою заявку на участие в строительстве двухблочной АЭС на площадке Игналинской АЭС.

И вполне возможно, что такая заявка будет рассмотрена. Но лично мне кажется, что Беларусь вполне может развивать свою собственную атомную энергетику, что позволило бы существенно снизить затраты на углеводородное сырье. Это было бы, на мой взгляд, оптимальным вариантом для наших соседей.

- Глава Росатома Сергей Кириенко, когда говорит о строительстве АЭС по российским проектам и с российским участием за рубежом, не исключает и таких схем, когда бы часть этих энергоактивов становилась российской собственностью - в погашение кредитов. Такой вариант, как сообщалось, готово рассматривать правительство Армении. Возможно ли что-то подобное в случае с Беларусью?

- Дело в том, что армянское законодательство допускает частные, в том числе зарубежные инвестиции в атомную энергетику с возникновением прав собственности инвестора на предприятие, на балансе которого находится АЭС. В других странах - свои нюансы, они определяются их нормативно-правовой базой. Существующее в Беларуси законодательство такого не предусматривает - преобладающая форма собственности здесь
государственная. И практически вся энергетика находится в руках государства. Оно обеспечивает функционирование всех энергомощностей, и доход от генерации получает государственный концерн "Белэнерго". Поэтому сказать что-то определенное о допустимости частного капитала и частных инвестиций в сооружение первой белорусской АЭС трудно. Для этого как минимум нужны подвижки в национальном законодательстве. В Украине, к слову сказать, аналогичная ситуация - там всеми атомными станциями владеет и управляет государственная энергетическая компания "Энергоатом".

- А как вам заявление посла Китая в Минске, что его страна тоже не исключает своего участия в создании первой белорусской АЭС? Россия строит атомную станцию в Китае, а они - у наших ближайших соседей?

- Пока что Китай строит АЭС по своему проекту только в Пакистане. Межправительственное соглашение предусматривает сооружение там до восьми энергоблоков. Мощность сооружаемых в настоящий момент энергоблоков 400 МВт. Но сейчас на выходе новый проект - легководный реактор на 1000 мегаватт. Это китайская разработка, созданная на базе проекта, который ранее закупался ими во Франции.

- А какой вариант, какую модификацию реакторов ВВЭР-1000 Россия может предложить Беларуси? Ведь реакторы уже действующей Тяньваньской станции в Китае отличаются от тех, что поставляются для АЭС "Куданкулам", строящейся в Индии?

- Отличаются. Главным образом сроком эксплуатации. Помимо реакторных установок, различаются и проекты АЭС. Что может быть в ситуации с Беларусью, заранее предопределить нельзя. Это зависит исключительно от заказчика - набору каких систем безопасности он отдаст предпочтение, при этом пассивные системы применяются в обязательном порядке. Их конфигурация и состав - всецело во власти белорусской стороны. Но требования МАГАТЭ должны быть соблюдены неукоснительно. Можно только наращивать количество таких систем.

- Александр Лукашенко в интервью агентству "Киодо цусин" сообщил, что в Беларуси рассматривают Японию, цитирую, "как государство, которое может построить самый безопасный реактор в мире, и уже направили предложения японской стороне для участия в конкурсе". Вас это не смущает?

- Нет, не смущает. В том же интервью президент Беларуси напомнил, что его страна открыта для сотрудничества со всеми государствами. И мы относимся к этому с должным пониманием.

Между тем

Как обратили внимание журналисты, посол России в Беларуси Александр Суриков тоже дал понять, что Москва имеет "самые серьезные виды" на участие в создании первенца белорусской ядерной энергетики. При этом он отметил, что у России есть определенные преимущества перед другими потенциальными участниками, включая известные транснациональные корпорации "Тошиба-Вестингауз" (Япония-США) и "Арева-Сименс"
(Франция-Германия). "Мы можем предложить кредиты на оборудование, обучение персонала, поставку и утилизацию ядерного топлива, помощь в проектировании и эксплуатации оборудования", - заявил посол. А что касается общей суммы затрат на сооружение и ввод в эксплуатацию первой белорусской АЭС, то она с ориентировочных 3,5 миллиарда долларов может возрасти, по словам А. Сурикова, до 4 миллиардов из-за падения курса американской валюты. "При необходимости на всю эту сумму Россия может предложить кредит", - заверил российский дипломат.

Первый, а за ним второй энергоблоки Тяньваньской АЭС в Китае "Атомстройэкспорт" ввел в эксплуатацию с интервалом один год.

10:18 25/10/2007




Loading...


загружаются комментарии