Кризис белорусско-чукотских отношений

Что-то испортились у нас экономические отношения с Чукоткой. В прошлом году мы с ней торговали. Продали белорусской продукции на 840 тысяч американских долларов. Купили, между прочим, товаров чукотского производства на 276 тысяч долларов. Однако, баланс был неплохой. В нашу пользу почти полмиллиона долларов.

А в этом году? Ничего! Ни купили, не продали. Не инвестировали, не построили и не создали. Кризис белорусско-чукотских отношений. Но Совет Министров не обсуждал, не наказал виновников. А зря, нельзя быть страной динамичной, не прилагая усилий по многовекторности. Тем более, что «хозяин Чукотки» не такой простой губернатор.

От Москвы – до самых до окраин?

Наша интеграция с Россией начинается и заканчивается торговлей. Дружат, и вместе пуляют в неагрессивные мишени ракетами военные. Пограничники ловят одних и тех же нарушителей наших границ, а шпионов одновременно прихлопывают ФСБ и КГБ. Как правило, по одиночке. По если шпионов много, то помогает спецсолидарность. И враги боятся нашего единства. Боятся нашей силы и проницательности в борьбе с супостатами. Хотя иногда и поддерживают братьев-славян. Выборочно и по одиночке. Стоят на нашей стороне, когда нефть россияне не качают через Беларусь. Или – на противоположной стороне, когда права человека нарушаются. Так, между нефтью и правами человека и течет современная европейская история.

Но главное для нас не это. Самое ценное и дорогое – торговля. Мы тракторы и мясорубки (к нашему же мясу). Российские братья (точнее – олигархи) – нефть и газ. В тех объемах, которые зависят от степени братства. И по тем ценам и тарифам, которые обратно пропорциональны интенсивности проявления нашей братской славянской любви. Вот вам и формула цены газа, вот вам и единство диалектики, логики и теории познания. Нашей славянской реальности. Данной в ощущениях.

Из 8 миллиардов 300 миллионов братской любви к России пока остается что-то около 5 миллиардов. По калькуляции Кремля эта сумма будет снижаться. Медленно, но верно. Что дает и нам шансы идти медленно, но верно. Не то на Запад, не то – на Восток. Мы действительно движемся странным образом. Каким-то боком и неровно. Но в итоге получается специфическая картина, с которой следует познакомиться более детально.
И, что же мы «ощущаем» в этой данной реальности.

Во-первых, Россия уже вне главной экспортной корзины страны. На долю члена союзного государства приходится всего 36.4% продаваемых за рубежом белорусских товаров. Образно говоря – наши внешние экономические интересы имеют российскую субстанцию всего на 1/3.

Во-вторых, страны СНГ вообще находятся на периферии экономических интересов белорусских экспортеров. 1/11 от общего потока продаж.

В-третьих, центр интересов вывода товаров из Беларуси – страны ЕС. Но и здесь мы запутали ситуацию. Точнее, ее запутали оголтелые российские трейдеры нефтепродуктов, которые заметают следы через наши нефтезаводы. Они гоняют конденсированное «черное золото» через порты Голландии и через остров Мэн. Оффшоры и международные перевалочные пункты – вот и есть главные вороты белорусского экспорта.

Наверное, не очень приятно осознавать, что целая страна зависит от продаж в оффшорах и перепродаж нефтепродукции в мировых центрах торговли и грузоотправлений. Да, не наверное, а – точно.

Вот с этого момента и начинается истина. В понимании того, что есть сегодня белорусская политическая и экономическая действительность. Страна «сидит» на сделках, которые должны рано или поздно закончиться. В 2006 году 40% всего экспорта приходилось на нефтепродукты. Нефть чужая, деньги чужие. А сделки относим на свой счет. Растем такими мудрыми мерами в проведении внешней экономической политики.

Однако, есть ли нечто более радостное и приятное в белорусско-российских отношениях, нежели выпаривание бензина из нефти? Или совсем сошло на нет сотрудничество братских экономик. Братских директоров и рабочих? Братских бухгалтеров и маркетологов? Обратимся к показателям наших отношений в сфере обмена товарами в 2007 году. И что же получается?

Россия в прошлом году обыграла на 3.7 миллиарда долларов. За указанный промежуток времени. Но ничего страшного не произошло. Ни в январе, ни позже. Разбежка в показателях экспорта-импорта не привела к краху Беларуси-продавца. Такова специфика международных экономических отношений. Скорее, недокупленные у нас товары, являются специфической формой результатов сделок. В итоге разница в виде негативного «чистого экспорта» становится оригинальной формой торгового кредита. Что работает на нас. А не против самой страны и ее населения.

Но такая ситуация не может продолжаться бесконечно. Мы должны «выправить» потоки экспорта в Россию. Достичь хорошего результата. Будут ли это продукты питания? Вполне возможно. Или иные товары. Те, что относятся к ведомству легкой промышленности. К производству неинвестиционных товаров. А инвестиционные – прокладывают дорогу на российских рынках. Кто и сколько – вопрос специфический.

Региональные векторы экспорта в Россию

Сначала посмотрим, где начинаются и заканчиваются наши успехи на российском рынке? Больше половины наших продаж приходится на Центральный федеральный округ. По сути – остальное связано с покупками нефти в Тюмени. Но – начало начал находится в Центральном Федеральном округе.

Экономически это также важно. С начала года мы продали там 2.7 млрд. долларов продукции. Притом, что Москва купила на 1.4 млрд. долларов. Коромысло есть и действует. Так как власти нашли общий язык, то скоро жди и московских строителей, банкиров и девелоперов. Что есть, то есть.

Северо-запад с женским обликом Матвиенко пока слабоват. Всего на 0,5 млрд. долларов покупок белорусских товаров. Не то нас не почитают, не то близкие эстонцы и латыши с финнами им милее.

Южный федеральный округ – еще хуже. В 2 раза меньше покупок, чем северо-запад. Неужели им не нужны наши тракторы и холодильники? Проспали мы этот край богатый на дары природы и на деньги. Торгуем с Астраханью с минусе, с волгоградской областью – в минусе. С другими – вообще виртуальное сотрудничество. Например, за все время в этом году в Ингушетию продали товаров всего на 237 тысяч долларов. И это – расцвет
экономических отношений с Россией?

В необычайно плодородном Краснодарском крае купили всего на 9 миллионов долларов товаров. Ягоды, яблоки и груши? Все плоды и овощи? Ничего подобного. Для сравнения укажу, что за этот промежуток времени купили свежих плодов на 2.1 миллиона в Италии. В Нидерландах на 1.5 миллиона накупили яблок, груш и айвы. Причем свежих и только свежих. И цветов на 3 миллиона долларов. Такие вот мы эстеты.

Но главный удар по плодово-выгодному сотрудничеству наносит Польша. Она одна продала нам с начала года на 18 млн. долларов и яблок, и груш, и айвы. Ай – мы, хороши! Но кто докажет, что яблоки из ЕС (Польша) лучше яблок из России (Краснодар)?

Особый ракурс – Дальний Восток. Чего только мы не хотели делать с этим регионом. Какие не строили планы, с каким пафосом ораторствовали. Что в итоге?

Да, он был и есть дальний. Этот Восток. В него ушло всего на 23 млн. долларов всей белоруской продукции. А купили мы там трепангов, морских и акватических продуктов и всего прочего на 1.7 млн. долларов. Плохо это, ой как плохо. Японцы пользуются нашей нерасторопностью. Хватают и увозят краба, икру, гребешки. Едят все это с утра до вечера и живут по 83 года. Чего нам не снилось.

Пора развернуться на Дальний Восток. Во имя здоровья нашей нации. Уводить все лучшее и полезное из этого региона в Беларусь. После чернобыля нам надо не только морской капустой питаться. А то получается, что с начала года на 2 миллиона долларов не смогли купить ни икры, ни крабов на Дальнем Востоке.

Вообще, надо тщательно проанализировать, что мы делаем в России? Или, что не делаем? Скажем, есть такой богатый край – республика Саха. Пал Палыч, наш московский покровитель там начинал. Там он и заложил многие успехи жизни. Только не для нас? А как же можно понимать, что из страны богатой золотом и алмазами, мы в этом году вообще ничего не вывезли? Не купили, не взяли по бартеру. Продали своих товаров на 8.3 млн. долларов. И все! Покупать, что ли нечего? Даже пыжиковых шапок не смогли себе
присмотреть. Надо же! А именно шапка и помогла в свое время Павлу Бородину. Когда приехал Ельцин в Якутию, то был без теплой шапки. А Бородин ему быстро свою и отдал. Что называется, дал по шапке Ельцину. Тот и сделал его одномоментно управляющим президентскими делами. А потом грянуло и назначение «на» союзное государство.

Такая же история с Магаданом. «Мой друг уехал в Магадан». Снимите шляпу. Мы продали в 2007 году «туда» нашей продукции на 472 тысячи долларов. Как смогли. Но купить в магаданской области ничего не купили. Вот тебе и случай. Они стреляют своих губернаторов за рыбу и золото, а у нас «интересу нету»? Что-то здесь не так. Нет никакой стратегии в отношении золота, алмазов и икры? Не умеем покупать то, что становится троекратно и десятикратно дороже на пути в Европу? Это что за работа? Это кто отчитается за такие новости в развитии белорусско-российских взаимовыгодных экономических отношений?

Что же получается? Упражняемся до икоты в закупках газа и нефти? И теряем, теряем рынки России. Те рынки, где и золото и алмазы. Где растет и прибавляет российская экономика.

Какие выводы следует сделать? Кому и какие, следовало бы уточнить. Начинать надо со стимуляции многосторонних отношений. С развития контактов со всеми регионами России. Не проще ли оплатить государственными деньгами чартерные полеты в те регионы России, где сотрудничество просто остановилось? А как важно сделать это за деньги союзного государства. Вывозить представителей нашего бизнеса в эти
отдаленные места России. Устанавливать там контакты и формировать портфели заказов. Учинять филиалы торговых домов и витрины наших предприятий. Особенно фабрик и заводов легкой и пищевой промышленности. Которым так сложно сбывать свою продукцию. Они же сами демонстрируют забитые полки банками с солениями и ящики с одеждой и обувью. В той части России белорусское – есть европейское. Близкое к Парижу и Лондону. Мы для них – самая известная и понятная часть Европы. Чего нам и невдомек, сидя в Минске.

Так, что делать? Начинать с таких регионов, как Дальний Восток, Сибирь. Активнее работать в Южном Федеральном округе. Помнить, что Сахалин не японский (пока), а российский остров. Отделываться тем, что закупать там товаров всего на 91 тысячу долларов, не стоит. Да и импорт японских автомобилей через трейдеров этого округа можно организовать честно и достойно. Возим машины из США, Европы. Японские покупаем осторожно и немного, хотя там они всего дешевле. Да и бизнес может быть объемным. На сотни миллионов долларов. Выгодный и жителям Беларуси.

Все – на пользу стране. Пора понять, что Россия – это не Москва. Это – планета с широкими экономическими возможностями. И не дергаться в обсуждениях цены нефти и газа. А торговать, продавать и продавать. Как это делал кинематографический герой – Начальник Чукотки. Естественно, не Роман Абрамович.

13:45 01/11/2007




Loading...


загружаются комментарии