Китайский синдром. Магазин для белорусского неосоциализма

Китайские товарищи ценят белорусское руководство. Как новых марксистов и представителей некапиталистического пути развития. Если в КНР строится и перестраивается социализм с китайской спецификой, то мы выкраиваем мерки белорусской специфики с социализмом неотрадиционализма. Как получится, так и сделаем. Потом услужливые гуманитарии распишут этот феномен как новое историческое явление. Для маленькой, но европейской страны.

Китайский синдром. Магазин для белорусского неосоциализма

Там, где надо бояться, там проявляется редкостное простодушие. Брать скромные кредиты и называть это стратегическими сделками – пропаганда, да и только. Пошли дальше. Умные китайцы нам продают свою инвестиционную продукцию. Так себе, недорого и сердито. Без будущего. Под это нам дают деньги, которые мы должны потом отдать. Потом. Они обеспечивают себе сбыт. Умно и правильно. А мы влезаем в связанные кредиты, долги не лучшего свойства. Причем отдавать такие деньги будет сложнее. И кто это будет делать?

Новый большой брат

Вот уж везение – дружить с большой страной. Для нас вообще мерить шапки не по размеру становится чертой национального характера. Если не всех, то нынешней элиты. Заносит на собственной узкой дороге жизни. Наш и китайский неосоциализм привязывает, связывает страны. Точнее ту часть элиты, которая не смогла понять, что мы живем в 21 веке и живем не в Азии, не на Евровостоке. Мы жили и живем в Европе. Иногда, из провинциального городка или заброшенной деревни кажется, что жизнь застыла. Кажется, что для нас невозможным делом выбраться на европейские перекрестки. Именно тогда и приходит желание «уйти» в мировую деревню. Коей и является Китай. Всегда был, всегда понимался. Причем не только Мао ДзеДуном. И не только в связи с империализмом. Коему нынешние китайцы друзья. Если не на век, то на длительный исторический период.
Неуклюжесть представлений о Китае видна везде. То на приеме в честь годовщины КНР в ресторане «Журавинка» (турецкий зицплас) один из заместителей руководителя правительства, вспомнив школьные годы, назвал Китай «старшим братом», то на БТ картинки Гуанчжоу и Шанхая преподносятся как нечто фантастическое.

Однако, пора поправить оценки. И не был Китай никогда старшим братом Беларуси вопреки чиновнику, образование которого прошло не в Гарварде. И ничего необычного в зданиях отелей и деловых центров в Китае нет. Просто мы засиделись в нашей деревенской само-Азии. Упугались века нынешнего, боимся. Да и языков европейских не знаем. А китайцы русский знают. Причем учили его не на примере автомата Калашникова. Гораздо раньше, на обычных винтовках Мосина.

Да и вообще, с братьями большими и младшими надо быть поосторожнее. Кремль долго запрягается, но в обиде быстро наносит удары. Курс на сближение с Китаем для России важен в геополитической плоскости. Это – большая и двойная игра. Не только телевизионное шоу. Это – шанс остаться в мировом альянсе силачей в середине века настоящего. Когда физически Россия не сможет быть очень большой и территориально и экономически неприступной. Границы пока имеют значение для народов и их руководителей. Принципиально и точно. Пример Британии с Фольклендами был самым лучшим уроком для всех геополитических новаторов.

Чувствуя игру на повышение ставок Азии, белорусское руководство стало туда щемиться. Войти в шанхайскую пятерку было бы смешно, но попроситься в наблюдатели или в ином качестве пришлось. Это было не совсем прилично для маленькой европейской страны транзитивного типа. Но наше лидерское славянское чувство себя не обеднило. Попробовали вертеться возле гигантов растущего Востока. Припали к истоками жизни и ценностям мировой деревни. Хотя и деревня эта стала мечтать о городе.

Чем явственней Кремль иронизировал над белорусским президентом, тем больше несло страну не в «ту степь». Брюссель с его странными гуманитарными идеализмами не мог стать старшим братом. Поиски такого родственничка (Дай рубль) продолжали и продолжаются. Не удивительно ли то, что страна с ВВП в 1000 долларов на душу населения делает гуманитарные подарки стране с ВВП в 4000 долларов? Да, так именно и происходит. Причем, происходящее считается нормальным. Масс-медиа официальной чеканки просто умилялись от радости и восторга. Бедный и большой брат помогает младшему и богатенькому. Прямо из сказки о Буратино. Но, мы явно не «буратинки».

Спрашивается: что мы за страна? Или почему часть нынешнего руководства делает из нас таких субсидантов? Россия должна поставлять дешевый газ, Китай дарить подарки? При том, что США не прекратили гуманитарную помощь. Миллионами помогают. И детям и инвалидам. А, не какой-то, жадной и вороватой оппозиции. И вправду?

Наш новый старший брат спокойно взирает на белорусский пейзаж. Захочет, приберет к рукам. Скупить нефтезаводы и промышленность он (брат) сможет всегда. Но лучше торговать и зарабатывать деньги в самой Беларуси. Как, газовая камера Беларуси – «Итера». Продавала нам газ, неплохо поднялась. Теперь будет строить Минск-Сити. Думали, на 30 миллиардов долларов, но дали проект только на 7 млрд. При том, что собственный национальный бизнес кинули на «все 100». Вообще не подпускают белорусских предпринимателей к этим жирным куска номенклатурного денежного пирога. Занимательная картина получается. Сладостное танго чиновников Беларуси с иностранными денежными мешками.

Китайские товарищи прекрасно понимают, что они не должны входить в Беларусь как иностранные захватчики. Надо идти с образом Маркса и китайским социализмом. Въезжать надо и на семейных недорогих машинах. И на джипах. Каждому – свое. Но демонстрировать мудрость руководства. Свои национальные китайские политические и экономические интересы.

Так стало сегодня. Но 15 лет назад было по-другому. Мы тогда начали первые встречи с представителями Тайваня. Многое было перспективно. Радовал прагматизм. Тайвань готов был идти в Беларусь. Вложения в новые сектора экономики на 10-15 млрд. долларов были реальны. Они искали у нас понимания и встречного движения. И что?

Да, ничего. Ни В.Ф. Кебич, ни С.С.Шушкевич не успели и не решились на качественно новые шаги. Они просто не успевали реагировать на происходящее. Хватало внутренних проблем. А о стратегической перспективе и думать не успевали. Мы вполне могли разместить новый азиатский капитал. Придумать схемы и варианты тесного сотрудничества и создания своего азиатского плацдарма на белорусской территории. Не получилось также и по причине неготовности белорусской элиты того времени к подобным шагам. Постсоветская номенклатуры относилась к Тайбею хуже, чем члены ЦК Коммунистической партии Китая. Политзакалка сказывалась.

Но жизнь продолжается, и с великим китайским народом нас стало объединять желание обмениваться товарами. Искреннее и сильное. Что же из этого получилось?

Импортно-экспортный Китай: все на продажу в Беларуси
В первом непростом 2007 году, после начала рыночной политики Кремля специально для Беларуси, есть новые черты внешнеэкономических трендов. Продавать свою продукцию на Запад в ЕС мы уже научились. На российской нефти. Но не нефтью единой жива страна. Если внимательно проанализировать экспортные потоки Беларуси с начала 2007 года, то мы можем понять и новую динамику геоэкономических векторов. Точнее, слабые сигналы возможного формирования векторов будущего экспорта. Что-то ожидаемо, другое пока можно только учесть в рассуждениях и оценках.

Впереди Латвия. Было у нас это совсем недавно. Выходила Латвия на лидирующие позиции в формировании векторов белорусского экспорта в 90-х годах. Особенно в середине. Даже опережала по объемным поставкам Украину и Германию. Выходит – впереди «второе дыхание» наступает. Опять Латвия в динамично растущем векторном экспорте. Понятно, что речь идет о портовых поставках. Сделках на более длинных плечах поставок. Перевозки морем и делают Латвию специфическим экспортным партнером Беларуси. Да и калий дорожает, что автоматически приплюсовывает обороты с этой страной. Бразилия также растущий партнер. Хотя мы ей в основном продаем удобрения. Весь мир удобряем. Страна – удобритель. Это – про нас с вами. Рост продаж в Китай – 158%. Замечательно. Но, что за цифрами? Воля КПК и президентской администрации? Проверим эту гипотезу.

Итак, анализ показывает, что прирост продаж белорусской продукции в Китай имеет не политическую, идеологическую, а иную природу. Какую? Ответим ясно и четко – калийную. Купили у нас в 2 раза больше удобрений. И весь эффект. А как иначе. Мы всего продаем в Китай с десяток наименований продукции. Калийные соли – самый главный товар. Удобряем Китай. А техника, машины? Да, с начала года продали 76 грузовиков (машины грузовые). Цена каждой в 415 тысяч долларов. Специалист ЦРУ сразу скажет, что это тягачи для перевозки ракет. И иных военных объектов. Может, он не ошибется на этот раз. В отличие от Ирака.

Итак, белорусский образ в Китае – калийные удобрения и грузовые автомобили ценой за каждый в 415 тысяч долларов. Они нам – 20 джипов за такие же деньги. Обмен состоялся, наверно. Плюс полсотни тысяч тонн азотных гетероциклических соединений. И ничего больше. Такие мы экспортеры в Китай. Скромные, так как наш вывоз товаров из Китая в 2 раза больше.

Но, что мы научились пока делать в наших обменах с Китаем, так это покупать. Не надо быть человеком проницательным. Достаточно посетить рынок и магазины. Не только у нас, а во всем мире Китай становится главным поставщиком всякой всячины: от иголок до компьютеров. Однако, есть и нечто очень специфическое для покупок в Китае в 2007 году.

Почему именно так?

Дело в том, что 2007 год прогнозировался как очень сложный и трудный. Особенно с точки зрения баланса наших продаж и покупок. Новые цены на газ и новые трудности с нефтью были основой для такой гипотезы. А что получается на самом деле?
Во-первых, наш импорт из Китая по сравнению с прошлым годом увеличился на 63%. То ли с испугу, то ли в условиях надвигающихся трудностей мы резко увеличили расходы валюты на покупку китайской продукции.

Во-вторых, многое из того, что привозится из Китая с успехом и не хуже производится в нашей собственной стране. Вот список наших покупок: шины, дамские сумки, синтетические нити, стекло, керамические строительные материалы. Плюс телевизоры, интегральные схемы. Однако, если завозим из далекой страны стекло, то оно становится для нас золотым. Или, его так трудно сделать в своей собственной стране?

В-третьих, значительное количество ввозимого относится к товарам народного потребления. Что мы просто разучились делать, разбалованные нефтедолларами. Мы сами теряем собственный рынок. В условиях резкого прироста доходов на 16%, страна увеличивает покупки в Китае на 63%.

И что же это за торговля? Сами ВВП приподняли на 8.4%, что стало почти рекордом. Зарплату увеличили на 10%. Товаров из Китая завезли на 63% больше. Заваливаем свою страну безделушками из Азии? Частично да. Закупаем то, что можем производить? Да, это так.
С испугу, или из деликатности в отличие от прошлого года мы в нашей статистике не показываем завоз китайских метел. Это – демонстративный прогресс на пути движения Беларуси в светлое будущее? Реакция на выступления автора этой статьи год тому назад? Возможно. Действительно, ситуация с метлами стала критической в собственных самооценках страны, осваивающей спутники и создавшей собственную Силиконовую Долину. С метлами пора кончать. И покончили. А что на самом деле?

Случилась нечто поразительное. В продаже появились непонятные веники за 56 000 рублей. Для бани. Цены радуют. Но веники в вакуумной упаковке и стали товаром инновационного свойства. Да, по признакам инноваций, мы и можем их туда отнести. Если вся страна примется вязать веники и продавать их по 25-30 долларов за штуку, то мы можем совершить триумфальный прорыв на мировые рынки. Наши валенки в Австрию начали фигуральное шествие в Европу. Продолжим вениками. Пойдем по китайскому пути. С небольшого, но верного дела. И вперед, к новым победам. Как завещал основатель реального социализма, уважаемый в Китае и Беларуси Владимир Ильич Ульянов.

Но пока импорт из Китая заставляет напрячься. Морщить лоб и думать. Почему в 2007 году мы закупаем на 84% больше игрушек? Детей родилось не на 84% больше. Зарплата у родителей не выросла на 80%. Почти 1000 тонн игрушек будет ввезено к концу года. Если вагон вмещается 60 тонн, то получается, что 160 вагонов? В 3-5 раз больше, так как вес игрушек невысокий. И в то время, когда милиция проводит в Жлобине облавы на производителей и дистрибьюторов собственных меховых игрушек. Созданных нашими женщинами и мужчинами. С добротой и заботой о собственных детях. Без вредных пластиков и прочего опасного для детей.

Почему мы прессингуем свой игрушечный бизнес, и не замечаем того, что нас заваливают явно не по потребностям разного рода пластмассовым барахлом. Уродами роботами, орущими «Файер, файер!!!», «Стоп зе ган». Оружием, стрельбой из таких игрушек мы формируем новое мутантное поколение азиатского, по поведению, населения нашей страны. Своих производителей мягких игрушек загоняем в подполье. А китайские игрушки продаются в центре города, в 200 метрах от президентской резиденции. Странное понимание ответственности в развитии бизнеса. Заработав на игрушках, потом можно строить центры развлечений и магазины. Чтобы опять больше заработать.

А в это время правительство, и политики у руля призывают заниматься производством. Все свое население. Идти к станку и прялке. К рубанку и фуганку. А китайские товарищи будут торговать и развлекать нас. Весело будет жить в обновленном обществе. Но и не только в игрушках дело.

С начала этого года в Китае мы купили в 2 раза больше устройств на жидких кристаллах и лазеров. Тема – наша, белорусская и научно ориентированная. Сами же им лазеры не продаем. Стесняемся, что ли? Или так способствуем развитию отечественной науки? Ее «внедрению»? Вопрос хороший. Если, кто-то будет говорить, что китайские лазеры лучше, то отправьте его на заседание Большого Научного Совета нашей Академии. Пусть там на эту тему и поговорят теоретики и практики. А как была бы интересна телевизионная прямая трансляция.

Следующий пример из китайского магазина. С начала года в 2 раза выросли покупки китайских телевизоров и видеопроекторов. Кажется, кто-то из вице-премьеров в молодости работал в сфере видеопроекторов. Может, отзовется. Свои исчезли, пошли китайские. Хорошо работаем, товарищи. Может, еще пошлем пару делегаций для развития белорусско-китайских отношений в Пекин. Или возьмем пару китайских коммунистов себе в правительство? Так будет дешевле и выгоднее.

Итак, будем перечислять дальше. Купили 10 тысяч швейных машин. По 230 долларов за каждую, в среднем. Свой оршанский завод пускает пузыри, а мы шьем и шьем новые образцы белорусско-китайского сотрудничества.

И каждый день, каждый год укрепляем сотрудничество? Ничего подобного. Китайские руководящие товарищи любят свою страну и способствуют ее процветанию. Наши руководящие работники любят себя, раздуванье щек и способствуют развалу собственной экономики.

Это и есть отличия двух видов неосоциализма. В конкретной исторической обстановке. В контексте материалистического понимания истории. При использовании передовой методологии марксистско-ленинской политэкономии, примата производства над обращением. Используя принципы диалектического подхода.

И в ожидании подтверждения марксового тезиса (автор – Гегель) о том, когда количество перейдет в качество. Наше европейское количество в азиатское качество.

10:20 15/11/2007




Loading...


загружаются комментарии