«Мелкие финансовые пакости» из США еще долго будут портить жизнь «Белнефтехиму»

Санкции США в отношении «Белнефтехима» — что это было и какие последствия может иметь? Споры об это не утихают уже две недели. Отмечая, что это слабо скажется на поставках произведенных в Беларуси нефтепродуктов, многие эксперты едва ли не с сожалением констатируют, что это всего лишь политический пиар.

Сам Минфин США высказался относительно санкций довольно прозрачно. «Сегодняшнее решение усиливает наши санкции против Лукашенко и его окружения путем введения финансовых санкций против крупного конгломерата, находящегося под контролем режима», — говорится в пресс-релизе Минфина США со ссылкой на главу департамента Минфина США по контролю за иностранной собственностью Адама Шубина.

Итак, это санкции не против самого концерна, это также не является санкциями, направленными на ограничение торговли нефтепродуктами, а является санкциями, направленными против «Лукашенко и его окружения».

Чтобы понять логику Минфина США подчеркнем, что этот орган является ключевым по вопросам борьбы с отмыванием денег. В связи с тем, что большая часть денежных средств в мире так или иначе проходит через американские банки, просто в силу того, что США — крупнейший эмитент денег в мире, в Америке действует достаточно мощная система борьбы с отмыванием. Дольше всего работает, а следовательно, и лучше всего отлажена, система противодействия отмыванию «грязных» криминальных доходов, полученных от продажи наркотиков, проституции и т. д.

Несколько лет назад Минфин США в рамках борьбы с коррупцией начал также заниматься новым видом отслеживания финансовых сделок — речь идет о сделках, связанных с высокопоставленными деятелями различных государств, политиками, членами их семей. Банки должны обращать внимание на такие сделки и составлять на них специальный отчет. Из этого вовсе не следует, что подобные сделки будут блокироваться. Это даже не означает, что по каждой такой сделке проводится расследование. Но информация накапливается и в случае начала такого расследования может быть обобщена и проанализирована.

Теперь посмотрим на действие Минфина США в отношении Беларуси. В прошлом году, как известно, Минфин получил распоряжение от американского президента и конгресса заморозить счета белорусского президента и некоторых чиновников, что и было сделано. Были формально «заморожены» счета 16 белорусских граждан. Формально, потому что вряд ли стоит рассчитывать на то, что эти лица имеют именные счета в американских банках и именно поэтому Александр Лукашенко не раз в своих выступлениях призывал Буша оставить деньги со «счетов Лукашенко» себе, если они будут найдены.

Тем не менее этот запрет действует, и теперь никто из, вошедших в «черный список», не сможет открыть от собственного имени счет в американском банке. Кроме того, будет осуществляться контроль за сделками, которые проводятся от имени или с участием членов семей чиновников из этого списка, а также с компаниями, учредителями которых они являются. Безусловно, все это не исключает применения серых или многоступенчатых схем, но запрет на осуществление прямой легальной финансовой деятельности — это тоже ограничение. Для отпрыска какого-нибудь чиновника, который хотел бы начать честный легальный бизнес в США, оно может оказаться весьма существенным.

Так же и замораживание находящихся под юрисдикцией США, счетов концерна «Белнефтехим», его представительств и дочерней компании в США, которая, между прочим, является субъектом хозяйствования, может оказаться существенным для совершенно определенных лиц. Теперь, по сути, представительство концерна в США, а также «дочку» — надо закрывать. Они не могут проводить по своим счетам платежи. В том числе, оплачивать аренду помещения, автомобиля, выплачивать заработную плату сотрудникам. Открыть другое представительство или дочернее предприятие также вряд ли будет возможно — санкции автоматически распространяются и на него. Если и можно что-то зарегистрировать на территории США, то это «что-то» уже не должно являться прямой дочкой концерна. И чтобы понять, насколько конкретны данные санкции, стоило бы узнать, кто возглавляет и работает в представительстве «Белнефтехима» в США и в его дочерней компании. Не исключено, что там могут засветиться прямые и не совсем прямые «наследники» из списка Минфина США.

Кроме того, не исключено, что через представительство и дочернее предприятие выводились деньги конкретных людей в США, которые потом обналичивались или оседали на счетах каких-то компаний. По крайней мере, в советские времена именно через различные представительства часть «денег партии» выводилась из государственного оборота. Так что вполне возможно, Минфин США что-то и прикрыл. Конечно, можно говорить о том, что это не помешает найти другую схему. Но теперь отследить эту схему будет проще. Ведь если где-то убыло, значит, в другом месте должно прибыть, а значит, можно будет если не блокировать новый канал перекачки денег, то по крайней мере поставить его под контроль.

Беларусь не лежит в сфере политических интересов США, поэтому наивно полагать, что на контроль за финансовыми сделками белорусской верхушки будут брошены лучшие силы финразведки США. Но тот факт, что санкции Минфина коснулись самой денежной сферы белорусского экспорта, лишь подчеркивает, что работа ведется. Чтобы понять, чем теоретически это может закончится, достаточно сказать, что, например, за рассматриваемое в настоящее время дело о коррупции президента Индонезии Сухарто отдельное «спасибо» надо сказать финразведке США, которая многие годы занималась сбором информации о финансовых махинациях авторитарного режима этой страны. Напомним, Сухарто правил более 30 лет, сейчас от бывшего руководителя Индонезии требуют возвратить стране деньги стране, бесследно исчезнувшие из государственных фондов за время его правления. Общая сумма иска составляет около полутора миллиардов долларов (440 миллионов исчезнувших средств и еще 1,1 миллиард в качестве компенсации).

Не стоит также забывать о том, что в пресс-релизе Минфина США содержалась рекомендация коммерческим структурам США не проводить сделки с концерном «Белнефтехим». И тут могут быть самые разнообразные последствия. В том числе, некоторые американские банки, могут по собственной инициативе блокировать на время или вовсе отказываться от проведения сделок, которые могут показаться им подозрительными. Так что опасения господина Рыболовлева — главы компании «Уралкалий», являющейся соучредителем Белорусской калийной компании (которая, отметим, не входит в состав концерна «Белнефтехим», но в него входит ПО «Беларуськалий») не лишены оснований. Формально счета БКК и его дочки в Чикакаго не затронуты санкциями, но от отдельных партнеров компании после «рекомендаций» Минфина можно ожидать всего. Так что «мелкие финансовые пакости» со стороны отдельных субъектов хозяйствований США вполне могут еще долго портить жизнь как концерну в целом, так и отдельным предприятиям. И откровения министра финансов Беларуси Николая Корбута о том, что счета отдельных предприятий действительно на время блокировались на прошлой неделе, лишь подтверждают это предположение.

11:01 03/12/2007




Loading...


загружаются комментарии