Управление делами президента взялось за «Белрыбу»

В конце января, представляя экс-губернатора Минской области Николая Домашкевича в должности управделами, президент среди прочих задач потребовал увеличить потребление рыбы, которой завозится "преступно" мало. Домашкевич оправдал данную ему президентом характеристику "напористого" руководителя: в течение месяца на предприятии УДП "Белрыба", в самом управлении УДП, курирующем отрасль, произошли кардинальные изменения.

Управление делами президента взялось за «Белрыбу»

Участники прошедшего 25 января в УДП совещания вполне могли оценить стиль нового руководства: по ходу совещания со своих должностей было снято все руководство крупнейшего игрока белорусского рыбного рынка - предприятия УДП "Белрыба", управлявшее им на протяжении последних пяти лет, и курировавшие отрасль специалисты рыбного управления УДП. Примечательно, что в конце года "Белрыба" довольно широко отметила юбилей, проведя масштабную PR-акцию и выписав из Москвы легенду советской эстрады Льва Лещенко.
По информации "БелГазеты", новых специалистов в УДП пока не появилось: Николай Домашкевич лично контролирует процесс, вплоть до регулярной инспекции рыбных магазинов. "Белрыбу" возглавил Федор Адамченко, до этого в течение полутора лет руководивший Могилевским рыбокомплексом (а еще ранее, лет пятнадцать - Могилевским комбинатом шелковых тканей "Моготекс").
Столь же решительно, как и при смене кадрового состава, что, к слову, всегда отличало Домашкевича в период губернаторства, новый глава УДП выполняет требования президента. Учитывая, что в 2003 г. Домашкевич вместе с экс-управляющей делами президента Галиной Журавковой, тогдашним вице-премьером Александром Попковым и главой НАН Беларуси Михаилом Мясниковичем входил в рабочую группу по развитию отрасли, рыбная тема для нового управделами не является новой. Впрочем, и задачи, поставленные перед отраслью, не новы и типичны как для отдельно взятого предприятия, так и любой отрасли отечественной экономики: увеличить объемы производства и реализации.

На итоговой коллегии Комитета по хлебопродуктам один из чиновников, требуя выполнения прогнозных показателей, откровенно заявил: "Делайте, что хотите! Хоть цемент выпускайте…" И, к слову, многие хлебозаводы для выполнения темпов роста действительно производят все - от цемента до "плодово-выгодных" вин.
У предприятий УДП нет возможностей для маневра. Они должны увеличить объемы производства рыбной продукции, от некоторых требуют поднять их едва ли не на 50%.

Любопытно, за счет каких инструментов и механизмов это произойдет на этот раз, поскольку УДП должно решить отнюдь не сегодняшние проблемы: активно ловить рыбу управделами пытается еще с конца 90-х. В 2001 г. предприятие УДП было заявлено одним из главных исполнителей принятой тогда госпрограммы. Однако с доведенными показателями УДП не справилось, как не справляется и до сих пор - уже в качестве куратора отрасли. На совещании у Домашкевича задавались и эти вопросы: почему не выполняются доведенные планы? В прошлом году должно было быть импортировано около 220 тыс. т рыбы, но объем поставок за 11 месяцев составил всего 145 тыс. т. В 2006 г. ввезли 175,3 тыс. т., что на 2% больше уровня предыдущего года и почти достигает показателя госпрограммы по завозу рыбы в 2001 г., т. е. еще 5 (!) лет назад рыбный импорт должен был составить 180 тыс. т.

Однако планы не выполняются, импорт падает, среднедушевое потребление рыбы в Беларуси отстает от медицинской нормы. Если учесть регулярную постановку этих вопросов на протяжении последних 10 лет, возникнет устойчивое ощущение дежавю: все уже было - все та же контролируемая рыбалка, все те же разговоры о благе потребителя, все те же белорусские корабли, которые вот-вот начнут бороздить океаны и завалят страну дешевой рыбой. По слухам, в очередной раз прорабатывается идея создания собственного рыбодобывающего флота и закупки рыбы без существующих во всем мире обязательных посреднических звеньев.

И все же перемены есть - в числе участников и правилах игры. Учитывая количество импортеров, которое со 140 в 2003 г. сократилось до 27 в нынешнем году, белорусская рыбалка приобретает все более эксклюзивный характер. Несмотря на отмену квот, введенных в 2003 г. (что как будто бы должно было знаменовать некую степень свободы абсолютно зарегулированного рынка), с учетом исключительного права государства на импорт рыбы, заявленное в президентском декрете, и личный контроль главы государства за числом участников и ассортиментом рыбы, ничего не изменилось. Количество игроков еще более уменьшилось, и самые доходные позиции ассортимента (икра, консервы, минтай и путассу) опять достались предприятию УДП "Белрыба".

Неизменным осталось главное - динамика спроса. Если по свидетельству представителей крупнейших российских и украинских компаний-импортеров, ежегодно рыбные рынки в их странах прирастают на 12-15%, более того, в рамках этого роста увеличивается потребление деликатесной группы рыбы, то в Беларуси, как показывают вышеприведенные цифры, происходит падение спроса. Несмотря на многолетние усилия и утвержденную госполитику.

"Только бизнес…"
Руководитель направления деликатесной группы рыбы компании "Гольфстрим", входящей в пятерку крупнейших российских рыбных компаний, Дмитрий Герасимов среди главных факторов, способствующих росту потребления рыбы, называет низкие таможенные пошлины. И, "естественно, у нас нет никакого квотирования… Все просто, действуют законы рыночной экономики: кто-то выживает, а кто-то умирает. Только бизнес, никакого регулирования. В своей компании я занимаюсь лососем и форелью, цены на которые устанавливаю в зависимости от рынка, от того, какие цены у конкурентов. Спрос и предложение, никакого иного регулирования не существует. Все компании, работающие на рынке, частные".

По данным Герасимова, ежегодно российский рынок прирастает минимум на 12-15%, по охлажденной рыбе - на 20%, а по креветкам рост составляет 30%: "В России растет спрос в премиум-сегменте, и это касается не только крупных городов - речь идет о городах с 1 млн. населения". По словам Герасимова, ежегодно на рынке появляется около 40 новых компаний. Правда, половина из них закрывается, но половина все же остается.
Компания "Международная группа морепродуктов" является крупнейшей на украинском рынке. Как говорит ее менеджер по деликатесной группе рыбы Александр Степанченко, сегодня на рынке действует пятерка крупных операторов, "очень много компаний среднего и мелкого звена, более тысячи компаний занимается переработкой". (Для сравнения: из примерно 300 рыбопереработчиков, существовавших на белорусском рынке в 2003 г., сегодня выжило, может, с десяток). Так же, как и в России, поставками и переработкой рыбы на Украине занимаются только частные компании. "Режима квотирования на украинском рынке никогда не было и, думаю, никогда не будет. Квотирование нужно вводить только в том случае, когда в этом нуждается отечественный производитель. Украина имеет выход к морю, но Черное море настолько бедное, что объемы и качество вылавливаемой из него рыбы никак не могут конкурировать с импортной рыбой".

В чем-то соглашаясь с идеей наведения порядка на рынке и с введенными в связи с этим в Беларуси мерами госрегулирования, в "Международной группе морепродуктов" говорят, что "государственная машина не отличается гибкостью". А рыбный рынок "очень гибкий и требует немедленного реагирования - буквально за месяц могут измениться цены как на внешнем, так и на внутреннем рынках". В компании вспоминают, как таможенные органы Украины установили единую таможенную оценку, в частности тонна лосося стоила около $5 тыс. "Эта практика привела к тому, что при падении цены на лосось на внешнем рынке до $3 тыс. рыбу приходилось растаможивать, отталкиваясь от $5 тыс. Понятно, что цена на внутреннем рынке становилась почти в два раза дороже, хотя рыба могла бы стоить дешевле".
Помимо отсутствия единой таможенной оценки, которая, кстати, была отменена после того, как стало очевидно, что она влияет на доступность рыбы, украинцы также говорят о низких либо вообще нулевых пошлинах. К примеру, пошлина на форель на Украине составляет 2%, на лосось - отсутствует вообще. В Беларуси эта цифра - 10%. Какой смысл вводить пошлины, удивляются в компании, если эта рыба у нас не производится?! Не облагаются пошлиной на Украине хек, путассу, минтай.
"Главные критерии снижения цены - низкие либо нулевые пошлины и ориентация при проведении таможенной очистки не на таможенную оценку, а на индикативную цену".

В Беларуси все происходит с точностью до наоборот: нет ни одной рыбной позиции с нулевой пошлиной, действует таможенная оценка, уровень которой значительно отличается от закупочных цен.

Скажем, в России индикативная цена 1 т филе минтая составляет $1,7 тыс. (плюс 10% НДС и 10% пошлины - $537). В Беларуси оценка таможни 1 т филе минтая равна $2,9 тыс. (плюс 18% НДС и 10% пошлины - $176). В России цена тонны форели составляет $3,8 тыс., в Беларуси таможня оценивает форель на $2,1 тыс. дороже - $5,9 тыс. Цена эта, по словам специалистов, исходит из реалий 2006 г.: "Видимо, им в лом отслеживать ежемесячно эти цифры…"

Эти два основных фактора - таможенная оценка и таможенные пошлины, сдерживающие насыщение рынка, - никогда не учитывались ни одной из разработанных ранее госпрограмм, никогда не декларировались теми структурами, которые пытались руководить отраслью.
Пока трудно оценить новаторство идей нового управделами, но, говорят, первых результатов Николай Домашкевич требует уже в следующем месяце.

 

 

 


 

07:28 20/02/2008




Loading...


загружаются комментарии