Удастся ли Беларуси избежать крупномасштабного экономического кризиса?

Доклад на такую тему подготовили специалисты Стокгольмского института переходной экономики Торбьерн Беккер и Джеспер Роини. Подготовили на основе консультаций с рядом белорусских и зарубежных экономистов и аналитиков в Минске, Киеве, Стокгольме, специалистов Международного валютного фонда и Европейского банка реконструкции и развития. Думается, что этот профессиональный взгляд на перспективы развития нашей экономики представляет интерес для многих читателей нашей газеты. Заметим, что на днях в Минске состоялась презентация этого доклада. Ниже приводим фрагменты из него.

Удастся ли Беларуси избежать крупномасштабного экономического кризиса?

I. Энергетический шок
Беларусь столкнулась с проблемами в результате повышения цен на газ и потери дохода от переработки российской нефти и газа. Данный шок условий торговли имеет широкие макроэкономические, а следовательно, и общественно-политические последствия.
Его размеры велики, а цены на энергоносители будут продолжать расти вплоть до 2011 года, когда цена газа для Беларуси достигнет европейского уровня, что предусмотрено соглашением с Россией. Единственным выходом из создавшегося положения представляется глубокая структурная перестройка экономики, предполагающая сокращение госрасходов и проведение реформ, способствующих необходимой корректировке экономики.
При фиксированном обменном курсе энергетический шок в итоге приведет к сокращению экспортных доходов и увеличению расходов на импорт. Как следствие, произойдет ухудшение торгового баланса. С целью недопущения девальвации национальной валюты образовавшийся дефицит необходимо будет финансировать из внешних источников, так как альтернатива — балансирование текущего счета путем значительной реальной корректировки экспорта и импорта — труднодостижима в краткосрочном периоде. Однако заимствования могут служить лишь краткосрочной мерой облегчения переходного процесса и не могут заменить реальные изменения.
Источники финансирования кажутся достаточно очевидными: либо продажа активов, либо иностранные заимствования. Прибегнет ли Беларусь к помощи России или других схожих стран — производителей нефти — либо обратится за финансированием к Западу? Риторика белорусского правительства не дает ясной картины. Вместе с тем до сих пор все финансирование идет в основном из России.
Перспектива получения официальной помощи от Запада для финансирования дефицита торгового баланса кажется маловероятной с учетом политической ситуации в Беларуси. Однако западным странам следует взвесить свои решения, так как альтернативой является еще большее углубление зависимости Беларуси от России после продажи ей своих активов и осуществления заимствований у своего сильного соседа (что представляется более правдоподобным вариантом развития ситуации). Запад мог бы стать более вовлеченным, пытаясь способствовать продвижению реформ в необходимом направлении посредством привлечения властей к диалогу по вопросам того, что необходимо для обеспечения долгосрочного роста и повышения уровня жизни.
Следует отметить, что сегодня высока вероятность вступления Беларуси в фазу аккумулирования проблем, которые через несколько лет могут с легкостью привести к очень долгосрочному сочетанию валютного, банковского кризиса и кризиса внешней задолженности. Данный тип внешнего финансового краха происходит со многими странами мира в результате Азиатского кризиса и кризиса Аргентины и некоторых ее соседей в Латинской Америке. Так, например, в Таиланде выпуск сократился на 10,5% в следующем после кризиса году, а на возвращение к докризисному уровню дохода ушло 6 лет с совокупными потерями выпуска порядка 50% докризисного ВВП. Чтобы не допустить развития подобного сценария в Беларуси, необходимо начинать реформы уже сейчас. С другой стороны, кризис такого рода может иметь положительный побочный эффект в смысле большей демократизации страны (Индонезия), хотя с тем же успехом может привести и к серьезным экономическим и социальным последствиям для населения, которые будут сопровождаться еще более авторитарным руководством (Мьянма).

II. Что имеем?
Политическая ситуация
В 1994 году президентом стал Александр Лукашенко. В 1996 году его властные полномочия были значительно расширены, и с этого времени он стал управлять страной во все более возрастающей авторитарной манере. В целом политическое развитие при Лукашенко характеризуется концентрацией власти в руках президента, ужесточением контроля СМИ и усилением давления на политическую оппозицию.
Несмотря на диктаторский характер режима, контролирующего наиболее значимые экономические ресурсы, он все же делится частью богатства страны с населением. Некоторые аналитики называют это "социальным контрактом", по которому Лукашенко (и номенклатура) владеют властными полномочиями, но также выполняют обещание по увеличению экономического благосостояния. При реакции на газовый и нефтяной шоки правительство, вероятно, будет руководствоваться желанием сохранить такого рода "контракт".
Экономические условия до 2007 года
Большая часть выпуска концентрируется на крупных подконтрольных государству предприятиях, в которых как производство, так и занятость предопределены в соответствии с правительственными целями. Ни одна крупная компания не была приватизирована. Данный вид государственного вмешательства означает, что крупные фирмы функционируют в условиях мягких бюджетных ограничений. Компании, оказавшиеся в тяжелом положении, могут быть взяты на поруки и просубсидированы различным образом, тогда как фирмы, генерирующие значительный доход, могут столкнуться с более высокими, произвольно предъявляемыми, требованиями по налогообложению.
Малые и средние предприятия. Помимо доминирующего государственного сектора существует также частный сектор, в котором функционируют преимущественно малые и средние предприятия. Основной их деятельностью является розничная торговля и общественное питание (45% всех малых фирм) для обслуживания потребностей внутреннего рынка. Темп роста малых фирм намного отстает от темпа роста экономики. Одним из основных факторов, объясняющих медленные темпы роста и ограниченную долю в ВВП, является отсутствие стимула к росту. Если малая фирма становится относительно успешной и начинает расти, возникает высокий риск того, что государство попытается присвоить ее доходы или перевести на себя право собственности над компанией.
Здравоохранение и образование. Индекс развития человеческого потенциала ООН показывает крайне противоречивую картину в области здравоохранения и образования. Всеобщая грамотность и бесплатное и обязательное образование приветствуется с точки зрения перспектив развития. Однако расходы на образование напрямую зависят от экономической ситуации. Поэтому данная область может стать зоной риска, если разовьется полномасштабный кризис платежного баланса.
Несмотря на быстрый рост и высокие расходы на здравоохранение в Беларуси, ситуация в данной области не внушает оптимизма. Хотя расходы на здравоохранение в процентах к ВВП сравнимы с Польшей, ожидаемая продолжительность жизни за последние десять лет сократилась на 3 года и составляет около 63 лет для мужчин и 75 для женщин.
Коррупция. В Беларуси серьезные проблемы с коррупцией. Вопреки официальной информации о сокращении уровня коррупции в Беларуси, индекс восприятия коррупции, рассчитываемый организацией Transpatency International, демонстрирует тенденцию к резкому снижению после включения Беларуси в список анализируемых стран в 2002 году. В сфере коррупции Беларусь занимает 151-е место из 163 стран и разделяет его с Узбекистаном, но находится ниже Таджикистана и Туркменистана и немного выше таких стран, как Гаити, Ирак, Мьянма, Судан и Демократическая республика Конго. Данную ситуацию можно назвать катастрофической. По сравнению с другими постсоветскими странами в нашей части света Беларусь сегодня находится в конце списка, хотя еще пять лет назад занимала лидирующую позицию.
Стоимость ведения бизнеса. Стоимость ведения бизнеса в Беларуси очень высока. Начиная с 2003 года Всемирный банк проводит классификацию стран по ряду критериев, имеющих отношение к простоте ведения бизнеса, таких как легкость открытия бизнеса, лицензирование, найм работников и уплата налогов. Среди 175 стран Беларусь занимает 129-е место по легкости ведения бизнеса. Для сравнения: Россия занимает 96-е место, Польша - 75-е, Эстония - 17-е, Литва - 18-е. Деспотизм налоговой системы и низкая защищенность инвесторов увеличивают издержки ведения бизнеса. Воплощением этого является правило "золотой акции", которое дает государству право контрольного пакета, даже если оно владеет небольшим числом акций. В 2004 году данное правило было расширено и распространяется на фирмы без государственного участия в капитале, давая правительству право вмешиваться в дела любой приватизированной компании.

III. Почему без реформ не обойтись?
Значительная часть кредитов в последнее время направляется на государственные предприятия. Учитывая, что в данном процессе высока роль директивного кредитования (которое не всегда основано на рациональных финансовых расчетах), а также увеличения привлечения банками краткосрочных ресурсов в иностранной валюте, появляются причины для беспокойства.
Юридически обменный курс прикреплен к российскому рублю, но на практике — к доллару США. Недавнее повышение заработной платы не сопровождалось соответствующим ростом производительности, что сделало Беларусь менее конкурентоспособной и начинает вредить экспортным поставкам в Россию. Высокий внутренний спрос вызвал существенный рост импорта, который привел к ухудшению состояния текущего счета (профицит в 1,6% от ВВП в 2005 году сменился дефицитом в 4% от ВВП в 2006 г.). Ограниченные резервы центрального банка в иностранной валюте и переоцененная национальная валюта создают давление к девальвации.
Предполагая, что количественные характеристики экспорта и импорта не изменятся под воздействием новых соглашений по нефти и газу, становится достаточно просто подсчитать прямые потери для торгового баланса. В 2007 году совокупный эффект нефтяного и газового шока оценивается порядка 1,7 млрд долларов, что является эквивалентом 5% от ВВП, и будет расти, достигнув к 2011 году 4,7 млрд долларов.
Более широкие макроэкономические последствия шока оценить сложно, так как они зависят от реакции на него как правительства, так и других экономических агентов. МВФ приходит к оценке потери на уровне 10—15% от ВВП. Притом, что данный прогноз основан на опыте подобного рода шоков во многих странах, в Беларуси существует ряд факторов, таких как фиксированный обменный курс, жесткая структура экономики и слаборазвитые институты, которые скорее всего усилят воздействие шока условий торговли на рост.
Последствия могут быть гораздо серьезнее, чем предсказывает МВФ и другие организации.

IV. Что должно быть сделано?
Очерченная выше политическая ситуация, экономическая структура, отсутствие реформ, слабые институты и высокие издержки ведения бизнеса со всей очевидностью говорят о необходимости реформ. Список обязательных реформ является достаточно длинным, но среди основных элементов можем отметить:
— усиление институтов (включая верховенство закона, демократию, систему взимания налогов и т.д.);
— уменьшение роли государства в бизнесе;
— более свободное установление цен и заработной платы для обеспечения эффективного распределения ресурсов и создания эффективной на международном уровне экономики;
— исключение субсидий, которые не связаны с необходимыми трансформациями сельского хозяйства, промышленности и финансового сектора;
— отмена управляемого финансирования предприятий банками, то есть все финансирование компаний должно осуществляться на рыночной основе и условиях, а не по распоряжению правительства;
— рассмотрение альтернатив текущей монетарной политике и политике обменного курса;
— увеличение эффективности использования энергии и обеспечение полной передачи издержек, связанных с возросшей ценой на энергоносители, во все сектора экономики;
— продолжение развития высокого образовательного уровня населения и сосредоточение на создании новой промышленной структуры и общества, которые черпали бы конкурентные преимущества из высокого человеческого капитала, а не энергетических субсидий;
— проведение реформы системы здравоохранения с повышенным вниманием к качеству, эффективности и усилий по изменению ухудшающего здоровья, особенно среди мужчин.
В дополнение к необходимым структурным реформам существует ряд мер, способных сгладить негативные воздействия шока в краткосрочном периоде. Одними из наиболее безотлагательных мер могут быть:
— выпуск облигаций на внешнем рынке или использование внешних займов в сочетании с устойчивой стратегий управления долгом (только как средство смягчения негативного влияния шока, а не замены реформ);
— приватизация государственных компаний;
— ужесточение фискальной и монетарной политики;
— сокращение прямого финансирования предприятий;
— девальвация рубля с целью сокращения импорта и увеличения конкурентоспособности экспорта, что может быть очень рискованным, так как курс рубля является номинальным якорем и должен рассматриваться как часть комплексной программы реформ.

V. Будет ли? Или реакция государства на шок
Правительство предпримет все возможные меры по недопущению резкого сокращения производства, девальвации валюты и быстрого роста инфляции. Экономический рост и стабильность цен являются ключевыми элементами социального контракта и попытки представить существующий экономический, общественный и политический уклад в качестве удачной альтернативы рыночно ориентированному прозападному демократическому обществу. Поэтому так необходимая на данном этапе перестройка всей экономической системы вряд ли будет осуществлена. Скорее всего деятельность правительства будет сосредоточена на принятии краткосрочных мер недопущения полномасштабного кризиса платежного баланса, который бы имел серьезные последствия для национальной экономики.
На данном этапе правительству удалось обеспечить больший приток иностранной валюты, чем ее отток, и резервы увеличились с 1,4 млрд долларов на конец 2006 года до 2,4 млрд в июле 2007 года. Однако такая ситуация сложилась после получения 625 млн долларов от продажи 12,5% акций "Белтрансгаза" "Газпрому" и увеличения внешних заимствований банков для погашения долга перед "Газпромом" в размере около 500 млн долларов.
Необходимость привлечения иностранных ресурсов приведет к резкому увеличению отношения долга к ВВП, несмотря на его изначально низкий уровень. С выпуском облигаций на международных рынках экономика Беларуси будет все более детально исследоваться иностранными инвесторами и станет более подверженной колебаниям на финансовых рынках, и, как следствие, шокам, которые связаны с капитальным, а не текущим счетом платежного баланса.
Беларусь и в дальнейшем будет зависеть от российской поддержки. Несмотря на всю риторику, окружающую переговоры по нефти и газу, Россия все равно остается основным источником внешнего финансирования и ближайшим союзником на международной арене. Российские банки приобрели два белорусских банка; "Газпром" приобрел долю "Белтрансгаза"; дополнительные ресурсы планируется получить за счет правительственных займов и выпуска казначейских облигаций на российском рынке. Это также может быть началом крупномасштабной интеграции белорусской экономики в российскую, и альтернативой союзу на политическом уровне. Продажа всех активов экономики в конечном счете приведет к значительному ослаблению позиции Лукашенко.
Он понимает это, и сделал ряд более дружественных по отношению к ЕС высказываний во время переговоров с Россией. Отношения с Венесуэлой и Ираном также могут рассматриваться как попытка снижения российского влияния.
Лукашенко высказал возражение по поводу продажи приносящих прибыль компаний. Однако продажа убыточных компаний однозначно не сможет создать поток иностранной валюты, необходимый для финансирования дефицита. Высока и вероятность того, что львиная доля иностранных ресурсов будет увеличивать долг, что повысит риск кризиса.

 

13:24 03/03/2008




Loading...


загружаются комментарии