Креветочное дело

На белорусско-польском предприятии в Березе — затяжной конфликт из-за низкой зарплаты и жестких санкций Брестской таможни. По официальным данным, средняя зарплата за 2007 год здесь составила всего 288 тысяч рублей, в том числе за декабрь — 300 тысяч рублей. Сами понимаете, что этот показатель как средняя температура по больнице: у одного может зашкаливать, а другой уже остыл.

Креветочное дело
Многих тружениц не устраивают нормы выработки и тарифы. Поэтому они обратились за помощью к брестским правозащитникам и в Брестское региональное отделение Белорусского профсоюза радиоэлектронной промышленности, чья позиция по защите прав наемных работников отличается принципиальностью и справедливостью. Дело в том, что по уставу РЭП его членами "могут быть работники и учащиеся всех без исключения отраслей народного хозяйства". Приехали в Березу экс-кандидаты в депутаты областного Совета Сергей Вакуленко, Владимир Малей, Владимир Величкин и руководитель регионального отделения РЭП Зинаида Михнюк. Выяснилось, что недовольные собрались объявить забастовку.
Прибывшие разъяснили, что хоть по Конституции трудящиеся и имеют право на это, но по закону о массовых мероприятиях нельзя бастовать без санкции властей. А кто даст те санкции, когда даже пикеты не разрешают? Достигли консенсуса в том, чтобы креветочницы объединились для защиты своих интересов, создав профсоюзную группу РЭП. Работницы заполнили бланки заявлений о вступлении в профсоюз. 14 февраля первичка была зарегистрирована.
Позиция работниц
По трудовым договорам, заключенным с администрацией предприятия, каждая работница обязана выполнить норму — выработать 65 кг мяса креветок в месяц! Тогда им выплачивается премия в размере 30% от заработка. За каждый килограмм чистого креветочного мяса (тяжкий труд) им платят лишь 2,2 тысячи рублей. Как поведала одна работница, если уложиться в месячную норму, то она получит аж... 143 тысячи рублей! Но для этого ей нужно работать без обеда. С учетом премии получается 187 тысяч рублей.
Зарплата у многих в среднем за год — ниже минимальной, утвержденной правительством. С октября 2007 года по февраль 2008 года "минималка" составляла 188.360, а с февраля стала 208.800 рублей. А заработок соответствует разве что бюджету прожиточного минимума ("черте бедности"), который до февраля с.г. составлял 185.670 рублей, а теперь 200.080 "рэ".
И это при том, что работники СП перерабатывают самую мелкую, а значит и самую трудоемкую креветку сорта "крангон-крангон", которую вылавливают в Северном море. Она имеет большую цену из-за высоких вкусовых качеств и хорошего спроса на западном рынке. Поэтому мясо креветок соучредитель СП — польская фирма "Ковян-Груп" — вывозит на Запад по заказу немецкой фирмы "Штюрк-Деликатесен" в режиме реэкспорта и там продает.
Позиция руководства
У руководителя "Трансоэкспресса" свое видение сложившейся ситуации.
"В Березе, в бывшем военном городке, мы купили в собственность здание столовой, — повествует руководитель предприятия Анатолий Швед. — После его реконструкции наладили в нем производство, отвечающее стандартам не только Беларуси”.
"Да, лучший вид агитации — это зарплата, — согласен директор. — Но вопрос о ней — очень больной. Наши планы были настроены на расширение производства в Березе. Мы убедили западного партнера в инвестировании дополнительных средств. Планировали набрать еще работников".
Но случились, по мнению руководства, самые что ни на есть форс-мажорные обстоятельства. Как объяснил Анатолий Александрович, это ситуация с отходами производства — панцирями креветок, использование которых находится под контролем Брестской таможни.
До этого панцири, на которые при ввозе заявлялась символическая стоимость — 2,5 евро за одну тонну! — после переработки на протяжении последних 10 лет поступали бесплатно на комбикормовые заводы, птицефабрики и свинофермы как источник кальция.
Но в начале сентября 2007 года нежданно-негаданно для производителей вступил в силу указ главы государства №399 "Об определении таможенной стоимости товаров, неизбежно образующихся при получении продуктов переработки". В указе говорилось, что таможенная стоимость отходов приравнивается к стоимости сырья. Посему готовая продукция (мясо креветок) оказалась более чем в два раза дешевле панциря. За основу взяли то, что доля панциря в общем весе креветок составляет 70 процентов. Отходы ничего не будут стоить только в том случае, если есть заключение уполномоченного органа, что отходы не имеют коммерческой ценности.
Представители СП "Трансоэкспресс" ООО пошли на таможенный пост растамаживать очередную партию отходов. Государственная организация "Белтаможсервис", учредителем которой является ГТК Республики Беларусь, как и раньше, произвела расчеты таможенной стоимости отходов — по своей нормативной базе. Работа, кстати, оплачиваемая предприятием. Однако она сначала рассчитала предприятию минимальную стоимость отходов (всего 38,4 тысячи рублей за 62,8 тонны), и в свою очередь Брестская таможня приняла ее к оплате, а через несколько дней доначислила огромную сумму.
После уплаты предприятием ввозной пошлины Брестская таможня 27 сентября приняла решение — во исполнение нового президентского указа предприятие "Трансоэкспресс" ООО, не успевшее получить заключение органа, должна доплатить за отходы 101,6 млн рублей, то есть в 2900 раз больше, чем заплатили!
"Нам не дали ознакомиться с указом и подготовиться к его применению", — поясняет А.Швед. — Предприятие обязано было загодя представить в Брестскую таможню заключение Управления делами президента, что отходы креветок не представляли коммерческой ценности. Однако для этого просто не было времени. В конце концов заключение было получено и представлено в таможню, однако доначисленные таможенные пошлины не отменили".
Соучредитель СП — польская фирма "Ковен-Груп" — сообщил в Березу, что если вопрос не решится положительно, то руководство польской фирмы не видит другого выхода, кроме как ликвидировать "Трансоэкспресс". По крайней мере, об этом свидетельствует коллективное письмо, подписанное 166 работниками и направленное в Администрацию президента.
Круг сужался. 1 февраля заместитель начальника Брестской таможни Л.Большакова, установив факт неисполнения налогового обязательства в установленные сроки, вынесла решение — приостановить операции по счетам "Трансоэкспресса".
"Пока мы не решим этот вопрос, будем сражаться до конца, — сказал директор. — Или мы живем, или нас нет". Предприятие предъявило Брестской таможне иск о признании ее решения недействительным. Однако Хозяйственный суд области не нашел оснований его удовлетворить.
Думается, вопрос повышения зарплаты не стоит увязывать с доначисленной суммой платежей, предъявленных таможней. Для польской фирмы с таким оборотом и капиталом, который позволяет закупать креветки в больших количествах, везти их в фурах за тридевять земель в Беларусь, перерабатывать и реализовывать на Западе с приличным "наваром", какой-то 101 млн рублей — это не деньги. Просто компаньон, от которого все зависит, блефует, мягко говоря, лукавит. Заставил поверить в будущее закрытие руководство Березовского района. Кто будет резать курицу, несущую "золотые яйца"?
А вообще, кому нужны такие инвестиции зарубежного бизнеса? Ведь новые рабочие места создавались не для того, чтобы держать работников в "черном теле". Получается, что Беларусь для западного капитала — источник дешевой рабочей силы. Как то Марокко, куда польский партнер также поставляет креветки для переработки. Ясно, как божий день, что в Европе за такие гроши, которые платят нашим гастарбайтерам в Березе, никто даже пальцем не пошевелит.
12:04 10/03/2008




Loading...
ссылки по теме
Стихийная забастовка в Полоцке
С бастующего завода уволился идеолог
В Витебске бастовали рабочие домостроительного комбината


загружаются комментарии