Кровавое шоу

Произошедшая в Минске  в  ночь с 3 на 4 июля  трагедия  продолжает восприниматься, как  спектакль с кровавым концом.    Нет смысла  в очередной раз пересказывать перипетии случившегося,  которые уже и так отлично известны. Но некоторые нюансы все-таки требуют  определенного  осмысления.


Кровавое шоу
Этот террористический акт  - первый после  получения Беларусью независимости.  Теракт в небольшой европейской  стране в начале XXI века может свидетельствовать только об одном – крайней стадии политической и общественной дезорганизации общества,  окончательном  укоренении   коррупционно – клановой системы,  извращенном характере закрытого политического рынка,  полной и безнадежной для оппонентов монополии отдельной  политической  группировки на власть в республике, закреплении в законодательстве   избирательных  процедур, игнорирующих  наличие  реальной  воли  избирателя и т.д.  

Справедливости ради, стоит отметить, что  А. Лукашенко в период с 2002 по 2004 года часто  указывал на бедность, как основную причину терроризма – мол, «богатенькие» страны должны спонсировать «бедненьких» и из них никто не прибудет с  «поясом шахида».  Но откуда в «процветающей Беларуси»  бедные и убогие?  

Режим А. Лукашенко в своем развитии не миновал ни одной стадии классической теории  авторитаризма. Террористический, как и следующий за ним силовой этап, являются логичным развитием авторитарного  тренда,  реакцией на  изоляции  верхушки  власти от  собственного политического класса, гражданского общества и  широких масс населения, политический и физический террор в отношении политических оппонентов, создание  национальных вариантов  советского ГУЛАГа,  превращения силовых ведомств и  спецслужб     в карательные и одновременно политические структуры.  Как правило, в подобных условиях  радикализация  политических оппонентов идет  с двух сторон и  рано или поздно  нечто подобное, случившемуся на гала – концерте в честь Дня независимости, обязательно  должно было произойти.

В данном случае, не играет особой роли, кто непосредственно монтировал  взрывное устройство и какие он при этом исповедовал идеи. Главное то, что в современной Беларуси стало  возможным  проявлять политическую волю в форме публичного покушения на жизни десятков  ни в чем не повинных граждан. Как  говорится, приехали…  То, что раньше было прерогативой  исключительно главы белорусского государства, бросающего   на манифестации  своих политических оппонентов  легионы  обученных  карателей,  периодически  зачищающих  проспекты белорусской столицы по принципу «Кто не спрятался, я не виноват», сейчас  явочным порядком  стало распространяться  среди оппонентов власти…  или отдельных  «фракций» самой власти.  Бумеранг вернулся…

В  первых оценках случившегося  встречались  мнения, что  нельзя даже  сравнивать    «толерантного»  и, как правило, политически неграмотного  и  одновременно, политически равнодушного белоруса с теми же чеченскими, арабскими, баскскими и ирландскими  пассионариями,  постоянно использующими террор  в политических целях.  Однако, данный весьма сомнительный довод вряд ли применим к территории современной Беларуси, имеющей  богатейшую 150-летнюю историю терроризма, партизанской борьбы,  деятельности подполья и диверсантов (все основные террористы в Российской империи с 60-х годов XIX века  являются выходцами из Северо – Западного края).  Стоит напомнить, что и традиции «беречь людишек»  в здешних краях   не очень приветствовались ни в 30-е годы, ни кровавые 40-е,  ни в советское время (стоит только напомнить первомайскую демонстрацию через несколько дней после катастрофы на Чернобыльской АЭС).  Современному политическому режиму люди, особенно  с головой, явно мешают…

Вернемся к теракту.  Выделим главное.  Взрывное устройство, а их, по словам МВД, оказалось два,  было создано профессионалом и  нацелено на поражение прежде всего ног (ранения), а не убийства.  Устройства пронесли в периметр, контролируемый милицией. Следовательно, цель теракта была или  продемонстрировать властям, что с ними «не шутят» или спровоцировать  панику, давку, способную  вылиться во вторую «Немигу» с сотнями жертв. Следом могла прийти политическая дестабилизация и  белорусская оранжевая революция. Попытаемся рассмотреть эти сценарии.

Во-первых,  отметём  из-за традиционного  идиотизма попытки властей объявить  теракт «хулиганкой» и «инцидентом».  Два профессионально  созданных  заряда, пронесенных минимум двумя  «минерами»  через цепь охраны  абсолютно не  вписываются в хулиганство.  Теракт отличается от криминального террора тем, что он имеет «автора», т.е. всегда сопровождается  или политическими заявлениями (требованиями) или  какие-то политические группировки берут ответственность за совершенный террор   на  себя.  Место проведения  взрыва – гала – концерт в честь Дня независимости в присутствии президента страны,  идеально подходит для придания  террору политического звучания.  «Хулиганы»  выбрали бы  стадион или ночной клуб.  Но попытки властей  снизить внимание населения к теракту интересно.

Во – вторых,  власти знали, что взрыв будет один и повторения не последует. Во всяком, случае, второго взрыва на концерте не будет. Иначе вряд ли бы они пошли на казалось бы невероятные ошибки – концерт не был остановлен, не началась и эвакуация людей.  И главное, не был вывезен в безопасное место  главный «зритель» - глава государства.  

У нас нет иллюзий в отношении белорусского президента. Его жестокость и ненависть к людям, причем без особых отличий между врагами и соратниками (друзей у А. Лукашенко нет),  непосредственно связано с обыкновенной  трусливостью.  Окружение В. Путина прекрасно знакомо  с этой  спецификой  главы белорусского государства… Как традиционный авторитарный лидер, белорусский президент озабочен, прежде всего, сохранением собственной жизни.  Жители Минска не раз сталкивались с  закрытием целых проспектов и автострад, когда «первое лицо» куда-то передвигается в кортеже…  

Если организаторы теракта  ждали, что в результате взрыва  сотни  людей будут затоптаны и завтра  возмущенные десятки тысяч минчан заполнят Октябрьскую площадь,  то ничего им не мешало добавить «динамиту», чтобы  бить людей уже наверняка – какая разница от чего погибать? От болта или ног тысяч обезумевших от страха людей?  В этот вариант  узко направленный взрыв не вписывается.

Взрыв был организован с целью показать  политическую волю,  продемонстрировать, что  эти люди способны и на большее… А. Лукашенко получил предупреждение: возможно продолжение.

Остается  невыясненным главный вопрос: кто?

Сами власти вряд ли пойдут на теракт  в «стабильной и безопасной Беларуси». «Лишь бы не было войны», - базовый лозунг многих политических кампаний Лукашенко. .

Необходимо признать, что в чем-то государственные СМИ республики правы: помимо чистого пиара и проявления «мужества» появление А. Лукашенко на месте взрыва отвечало еще одной важнейшей задаче – демонстрации, что в стране все под контролем и «стабильность и безопасность» будут обеспечены…. Теракт властям республики не нужен.

Не нужен он и оппозиции. Да она, к счастью, и не способна на подобное. Белорусские СМИ сделали попытку  обвинить в произошедшем  оппонентов власти, что логично, так как оба крыла, сформировавшихся в белорусском руководстве с осени 2007 года, настроены искать виновников именно в среде политической оппозиции.  Прозападная группа в высшем руководстве страны рассчитывает, что  в результате неумолимо  жесткой реакции А. Лукашенко, белорусскую оппозицию ждет обвинение в экстремизме и  разгром, что упрочит монополию прозападной группы на контакты с Западом. Дело в том, что белорусская оппозиция неоднократно настаивала на своем участии в диалоге между Западом и официальным Минском, выступая в качестве конкурента прозападной группы.  Силовой блок заинтересован в обвинении оппозиции в причастности  к теракту по причине  открытой прозападной  ориентации  оппонентов власти. Относясь враждебно к диалогу с  Брюсселем (Вашингтоном), силовики считают оппозицию  «пятой колонной» Запада, рассчитывая, что с устранением ее с политической арены  белорусско – западный диалог может вообще не состоятся. Тем не менее, автор этих строк уверен, что оппозиции ничего не грозит. Власть знает, что она непричастна к взрыву. Кроме того, белорусское руководство ждет от диалога с Западом  легитимизации  четвертого срока А. Лукашенко.

«Отмороженная» политическая молодежь при всем своем декларируемом  радикализме,  переполнена идеализмом и не пойдет на террор в отношении ни в чем не повинном населения.

Мелкие «стайки» озлобленных и дезориентированных  людей, возможно, выходцев из военных или специальных структур, способны на теракт. Возможно, что  группа «взрывников» существует. Возможно, что это политические маргиналы, озлобленные и все для себя решившие люди. Но как среди них появился вполне грамотный «минер»?

Допустим, что «специалист» по взрывам в группе был изначально. Но все равно, успех теракта  сомнителен без поддержки, пусть и косвенной, неких сил в коридорах власти. Ведь мало изготовить «умное» взрывное устройство, его еще надо разместить на территории, контролируемой сотнями милиционеров (между прочим, сообщили, что от взрыва пострадали два сотрудника МВД).  Видимо, здесь и заключена разгадка июльского  «кровавого шоу».

Внутри высшего руководства страны идет борьба не за власть, а за жизнь. И кто-то среди этого скопища пауков в банке знал и контролировал формирование  некой группировки, замышляющей теракты.  Кто-то решился пустить их в «дело», т.е. просто не мешать им.

Кто этот человек? Кто бы он не был и какой бы он пост не занимал,  мы должны понимать, что это очень волевая, оперативная персона, способная принимать важнейшие  решения без одобрения А. Лукашенко. Этот человек способен  на  любой поступок, так как теперь ему терять нечего… Он продемонстрировал белорусскому президенту, что он рядом и он не сдаться без боя…  

10:14 07/07/2008




Loading...


загружаются комментарии