Молочная «свинья» для Беларуси, или новый российский корпоративизм

Мы до сих пор думаем, что наши продукты будут иметь успех в России. С этим можно согласиться, если самим очень активно и быстро работать. Но белорусский директорат устарел для новой конкуренции. Он демонстрирует по старой обкомовской привычке любовь к Александру Григорьевичу, но такая мужская любовь вызывает сомнения.

Молочная «свинья» для Беларуси, или новый российский корпоративизм
Разве можно было представить несколько лет тому назад, что российский рынок продовольствия будет таким динамичным и интересным. Специалисты уже тогда давали рекомендации бизнесменам вкладываться в аграрный сектор. Сейчас – это уже выгодно. Особенно, когда один литр молока в магазинах стал дороже литра качественного бензина на АЗС. Мы говорим о России. В белорусских кущах – это ближайшее будущее.
Новые времена для России?
Начнем издалека. После мощной демонстрации «крейсера Абрамовича» в Питере на Экономическом Форуме, яхтой обзавелся и доцент Чубайс. Купил-таки самый продвинутый доцент в мире за 5 миллионов евро яхту и сейчас меняет не ней занавески и мелочевку. Сразу после закрытия РАО ЕЭС. За 7 лет до пенсии, на которую он собрался. Зажили-таки российские доценты прилично и богато.
Но, что при этом интересно. Новые и старые политики России все чаще и чаще говорят о национальных экономических интересах. И делают это люди далеко не бедные. Демагогически, при этом тыкают в то, что они выступают за усиление в межгосударственных отношениях на постсоветском пространстве рыночных отношений.
Перевод с русского, точнее «российского языка» прост. Мы вам более дорогую нефть и газ, вы нам послушание и уважение. Но так уже не получится. Мятежная Украина пошла своим курсом и НАТО будет там. И Украина будет в НАТО. Так желает основная часть ее элиты, и так будет.
Национальные интересы Беларуси также и нам, сегодня и всегда, важнее интересов России. Пока мы имели небольшой лаг, задержку в апробации на себе российского экономического эгоизма. Но с каждым годом и месяцем это «эго» растет и развивается. В том числе, и в виде корпоративного лоббизма и профитиринга. С чем мы столкнулись по сахару, потом по мясу. А сейчас – по молоку. Но в более оригинальной упаковке.
На мой взгляд, если бы не было дефолта 1998 года, то экономическая судьба России была бы иной. Вассальное государство, зависящее от внешних кредитов. С тотальной иностранной собственностью в сфере сырьевых монополий. Зачистка по финансам была нужна, хотя ее форма исполнения была чисто российской. Вороватой, жульнической.
Но без этого и Россия – не Россия. Но дальше – больше. Новая Россия, это – не братский партнер Беларуси образца 1996 года. Когда печатали протоколы о создании “союзного государства”. В этом столетии Россия отвязывается от идеализма. Учится делать собственную эгоистическую экономическую политику.
Переходим к главному. В июле 2008 года завершился важный этап борьбы «молочного лобби» России против импорта молока. Надо сказать, что мы плохо «въехали» в эту тему. Обрадовались росту цен на мировых рынках, в прошлом году оголили свой рынок в пользу экспорта. Засыпали молочным порошком Японию, торопливо продавали молочные продукты по всему миру.
В прошлом году мы продали в Россию молока и молочных продуктов на 845 млн. долларов. Рекордная сумма, так как в 2006 году наш экспорт составлял всего 581 млн. При том, что в 2006 году продали 449.9 тысяч тонн, а в 2007 – 455.6 тысяч тонн. Получили громадный «бенефит» на ценах. По существу, на 280 миллионов долларов обыграли российских производителей, которые не успевают заливать свою страну молоком. Их АПК только начинает приходить в себя после стольких лет забвения. Но, как быстро!
Мы до сих пор думаем, что наши продукты будут иметь успех в России. С этим можно согласиться, если самим очень активно и быстро работать. Но белорусский директорат устарел для новой конкуренции. Он демонстрирует по старой обкомовской привычке любовь к Александру Григорьевичу, но такая мужская любовь вызывает сомнения.
Лукашенко это понимает, но с такой махиной номенклатуры справиться не может. Выбрасывать с властного корабля тех, или иных боцманов может. Но плыть-то надо. А новые навигаторы и руководители не приходят. Команда нужна, а не апплодиаторы речам президента на хозяйственных общенародных активах.
Пока мы самолюбовались, российские аграрии подготовили для нас не молочного поросенка (любимое блюдо аграрной номенклатуры), а настоящую молочную свинью. В международных размерах. Этого глобального уровня. Почему это произошло?
Вопрос в деньгах. Не в здоровье и качестве жизни российского населения, которое обкрадывается на каждом шагу. Дело преимущественно в том, что наши деньги – предмет зависти русского аграрного лобби. Даже не зависти, а рыночных интересов. Зачем отдавать почти миллиард долларов молочному бизнесу Беларуси?
Молочная война: выводы для Беларуси
Формально, такой молочной войны нет. Но нам должно быть понятно, что методы подавления конкурентов отрабатываются достаточно скоро. Под предлогом заботы о собственном населении. Что мило и актуально, особенно после посещения Рублевки. Там такой заботы море немереное. И, что же нам? Тоже пора заботиться о собственном населении.
Но Россию, при этом, есть шансы прошляпить. Дело в том, что ее аграрное лобби подошло тихо и вдумчиво к собственному рынку. Во-первых, надо выдавливать конкурентов. Во-вторых, методы выдавливания не должны быть грубыми и примитивными. В-третьих, настало время наступать решительно и четко. Дело в том, что молочный и нефтяной бизнес в равной степени стали выгодными.
Проведенные мною исследования ряда сегментов рынка России показывают, что российский фермер вполне конкурентен при цене 0.3 доллара за 1 литр молока. Практически – это цена производителя. Именно для не самых эффективных хозяйств. Тех, что просто пока развиваются на старой технологической основе. При более современных аграрных технологиях цена будет ниже. На уровне 230-250 долларов за тонну молока. В рознице вполне может быть цена на уровне 50-60 центов, что близко к показателями розничных цен Беларуси. Но нам надо учитывать и бюджетный фактор, финансовую поддержку. От чего придется в конечном итоге уходить.
Россия будет менять правила игры на молочном рынке. В розничной торговле предлагаемый молочный напиток (по новой терминологии) с 1.5, 2, 2.5% жирности стоит уже сегодня 1.30 доллара. При неглупой организации бизнеса прямой чистый доход составит 1 доллар за 1 литр оригинального и свежего российского молока. Это, если будет удержано равновесие, что весьма сомнительно. Домашние хозяйства России пока будут покупать такие молочные продукты. Но сегмент «натуралов» с ростом доходов будет увеличиваться.
С другой стороны, возникает возможность изменить логистику товара и готовой продукции. Выходить на рынок охлажденного молока. Как раньше его возили и продавали в магазинах городов Беларуси на розлив. Потом пошла борьба за строительство коммунизма, молочные бидоны убрали в сторону. Народ стал в них гнать самогонку.
При этом молочные заводы и посредники стали паразитировать на производителе, спросите любого директора совхоза. Даже бывшего, но который «в теме».
Ну, и что, спросите вы? Да, дело в том, что в России сейчас бензин продается по 1 доллару за 1 литр. Это с издержками, взятками, налогами и прочими экономическими прелестями. Кстати, наше качественное и стерилизованное молоко идет в России по 2 доллара за литровый тетрапак. Но совсем скоро надпись молоко придется вычеркнуть с наших упаковок.
Этот ход самый важный. Доить коров и быстро вывозить за сотни километров в Россию белорусское молоко – дело гиблое. Кефир, йогурты, другие продукты – да. Впрочем и по ним могут быть не удобные для нас решения. Введя законодательные нормы по чистому молоку, которое не должно быть порошковым, нас подводят под эшафот. Это – технологический и экономический стресс.
Хотя стресс для заводчиков и фабрикантов. Для неизбалованного населения страны допуск на прилавки действительного молока будет желанным фактом. Особенно для семей с маленькими детьми, хотя есть опасность роста заболеваний неожиданного свойства. Вдруг, мы уже настолько ушли от естественных продуктов, что возврат к нормальному состоянию будет опасен. Наверно, нужна будет и осторожность в возвращении к истокам питания и жизни.
Конечно, трудности возникнут не для всех белорусских молочных производителей. Пока остается возможность поменять этикетки, писать «молочный продукт», «молочный напиток». Но – это начало революции в проводимой в российском АПК политике. Государственного уровня, что разом делает многие наши отношения более рефлексивными.
Очевидно, придется подстраиваться и под российские нормы. Тем более, что они в пользу потребителя, который в 18 или 19 веках пил чистое молоко, вкус которого не знают не только наши дети, но и их родители. В том числе, работающие в правительстве. Помню, в старые советские времена в одном хозяйстве под Минском коровы были прикреплены к членам ЦК КПБ. Или наоборот, но сейчас это уже не важно. «Киселевская корова», «машеровская корова» – это были наши неизвестные белорусские бренды. Я знаю некоторых нынешних белорусских бизнесменов, которые точно также финансируют крестьян по содержанию личной коровы.
И так медленно, но уверенно перейдем к общенациональному персонифицированному стаду. Это наше дело белорусское и привычное. Да и страна небольшая, можно ввести полный компьютерный учет всех «Милок» и «Буренок». По крайней мере в масштабах региона. Чистое и натуральное молоко возить из Могилева в Витебск не надо. Растворенный порошок – как сможете. Но будем знать, что молоко коровье, а не молзавода № «Н». А если еще и детализировать? Оригинально и по маркетинговым законам. Делает же это «Снов» и другие хозяйства. Но нужны будут свои новые персонифицированные бренды. Государственная политика в этой сфере. Сильная и конкурентная, ведь цена вопроса – 1 миллиард валютной выручки.
Надо идти и дальше. Пора готовить 3 новых декрета президента. Это может предложить и оппозиция. Прямо сейчас, до “выборов”. Первый – по воде, второй – молоко, третий – алкоголь. Работать на опережение. Взять самые главные и перспективные сегменты национального и мирового рынков. Ладно, алкоголь – это не наш профиль. Но, кое-что сделать можно. Ввести новые нормы качества на алкоголь. «Водка», «Вино» и еще что-то. Хотя, честно говоря, и коньяк и шампанское надо убирать из названия нашей продукции. Не стоит вводить в заблуждение наш достаточно образованный народ.
При этом, пришла пора разобраться с пьянством и алкоголизмом в своей собственной стране. Не вырубая виноградники, которых у нас нет. И не вводя жуткие цены на алкоголь, как это делают «от жиру» страны Северной Европы.
Главные алкогольные изобретения (особенно профессора Менделеева) должны идти только под своими историческими названиями. И в этой сфере фантазии хватает, хотя ее бы применить к более важным сторонам нашей жизни. А не главные, вредные социально?
На мой взгляд остальные плодовые и иные алкогольные чудеса классифицировать только как «Алкогольные напитки». По аналогии с молоком и молочными напитками. Пусть будет и нас четко и ясно. Прямо по градусам, ибо покупатель этого раствора меряет данный продукт именно по процентам. «Алкогольный напиток №12, яблоко». Что означает: яблочное «вино» с 12% крепости. Или «Алкогольный раствор № 17, слива». И так далее, и так далее. Пусть и знают наши не самые ответственные потребители, что они пьют растворы и «алконапитки». А то как-то один из наших биологов-ученых в своей юбилейной речи предлагал добавлять в водку витамины. Чтобы, хоть таким образом улучшать здоровье мужчин, живущих на 12-13 лет меньше белорусских женщин. Хорошо, что так не сделали. Алкоголь – анормальность жизни и эти странные напитки должны уйти в историю первыми.
Дети и женщины нам будут благодарны. И тем, кто такие законы и декреты введет. Не надо себя обманывать. Пьют эти растворы не для здоровья, а вопреки ему. А мы – чтобы не «взалкали» наши соотечественники, как пишется в Библии.
Еще более сильные классификаторы – по воде. Стандарт чистой воды – это наше национальное будущее. Свыше 80% болезней в мире происходят от некачественной воды. Экспорт воды из Беларуси уже идет. Но и в этой сфере лучше принять самые жесткие нормы и постепенно их достигать. Уходить от странных окрашенных напитков периода развала СССР. Изменить и по ним названия. Так и писать: «Водный напиток, окрашенный». Может с этого и начнем движение к нормальной жизни.
Быстрее своих зарубежных, в том числе и славянских, конкурентов. Которые до сих пор торгуют товарами под странным названием «Вода питная». А мы по ним и ударим – «чистая вода». И эта тема – на миллиарды долларов нашего экспорта. В недалеком будущем. И для собственного здоровья также. В непосредственном настоящем.
А Россия действительно способствует нашему продвижению вперед к рынку. Но, не такому, как «у них». К нашему собственному конкурентному рынку.


16:52 28/07/2008




Loading...


загружаются комментарии