Белорусские геологи вспомнили про забытое угольное месторождение

Конечно, по этому поводу можно сказать, мол, нашелся топор под лавкой. Но, во-первых, о «топоре» этом действительно напрочь забыли. Во-вторых, обнаружился он хотя и не в первый раз, но очень вовремя.

Если же без загадок, то речь идет о месторождении бурых углей, обнаруженных в районе Лельчиц еще в советское время украинскими геологами предприятия «Кировгеология». Геологоразведочная партия № 49 этого предприятия искала уран, а потому о работе засекреченных бурильщиков в нашей республике информации практически не было.

Уголь украинцы обнаружили между делом, и он их не особо заинтересовал, поскольку цели были другими. Однако запасы они ориентировочно подсчитали, подшили материалы к документации о буровых работах, и, когда распался Союз, чтобы не пропадать добру, передали отчет белорусам. Добро действительно не пропало. Но стало не руководством к действию, а оказалось в архиве.

В 1996 году, заехав по делам в город Коростышев Житомирской области, где в то время базировались остатки партии № 49,  Валерий  Степанов, бывший тогда заведующим горно-геологическим отделом  РУП «БЕЛГЕО», познакомился с Петром Виниченко — главным геологом этой партии. От него и услышал о лельчицких углях. И даже снял копии наиболее важных материалов с данными разведки.

Когда же в стране начались проблемы с энергоносителями,  Степанов, теперь уже главный специалист геологического отдела ГП «БЕЛГЕО», вместе с коллегами, изучив имеющийся разрозненный материал, пришли к убеждению, что необходимо вернуть этот уголь из архивного небытия.

— Лельчицкие угли, — говорит в интервью «Республике» Валерий Алексеевич, — заслуживают того, чтобы их называли не углепроявлением, коих в стране выявлено десятки, а месторождением, стоящим в одном ряду с тремя известными — Житковичским, Тонежским и Бриневским. В этой четверке новое месторождение самое крупное — ориентировочно 250 миллионов тонн. В отличие от низкокачественных неогеновых углей трех названных месторождений, разработка которых до настоящего времени остается проблематичной, лельчицкий бурый уголь в отложениях нижнего карбона имеет более высокое качество. Рабочая теплота его сгорания — 3,8—4,8 тысячи ккал/кг, тогда как житковичский имеет этот показатель в пределах 1,5—1,7 тысячи. Важная характеристика — влажность: 5—8,8 процента против 56—60 у житковичского. Толщина пласта — от 0,5 метра до 12,5.  Глубина залегания — от 90 до 200 и более метров приемлема для всех известных видов отработки. Словом, такое сокровище должно служить людям, и приблизить этот момент нужно скорее.

Одним из наиболее перспективных методов разработки угольных залежей Степанов считает метод подземной газификации. Ведь сырье сухое, надежно перекрыто пластами глины, поэтому, поджигая пласт через специальные скважины и управляя горением, можно получать в таком подземном  газогенераторе горючий газ, который будет служить топливом для электростанции. Для обеспечения энергоблока мощностью, например, 300 мегаватт на 30 лет работы требуется  примерно 30 миллионов тонн угля. Эта технология отработана давно, а в последние годы усовершенствована и с успехом используется в узбекском городе Ангрене, на 8 станциях в Китае, Индии, США. Возвращается к этой идее и Россия, где станция «Подземгаз» более 40 лет работала в Кемеровской области.

Опыт показывает, что при такой технологии коэффициент извлечения запасов составляет 70—75 процентов против 50—60 процентов при шахтном способе, а месторождение осваивается гораздо быстрее. При этом стоимость добычи тонны условного топлива  оказывается ниже в 1,5 раза, фондоемкость — в три. Кроме того, меньше страдает экология, так как более безопасным для окружающей среды оказывается не только само предприятие подземной газификации, но и получаемый энергоноситель. Выходящий из подземного газогенератора газ после очистки не содержит сероводорода, а следовательно, при сгорании не выделяет сернистого ангидрида. В газе, полученном на кислородном дутье, не содержится оксидов азота. Важно также, что при таком способе использования угля не требуется привлекать большие людские ресурсы, исключаются расходы на перевозку сырья, хранение, перевалку.

Но чтобы всерьез обсуждать как использовать залежи, нужно сначала провести их доразведку. А если не ломать сложившийся механизм принятия решений, то начать бурение можно не раньше следующей пятилетки, то есть в 2011 году. И еще не факт, что это произойдет, так как к данным 20-летней давности у некоторых чиновников отношение настороженное: есть ли он там вообще, этот уголь?

Для убеждения оппонентов не пожелтевшими бумагами из соседней страны, а более весомыми аргументами, ГП «БЕЛГЕО» в июне этого года пробурило пробную скважину, которая  позволила дополнить картину, полученную в свое время украинскими геологами. Работы проводились под руководством начальника бурового отряда Виталия Матвийчука в месте, указанном Валерием  Степановым.

С глубины 119—137 метров скважина принесла керн с суммарной мощностью угля 10,2 метра. Самый мощный из вскрытых пластов оказался трехметровым. Как говорится, что и требовалось доказать.

— Полноценная доразведка может показать, что угля там больше или меньше, чем посчитали украинские коллеги, но, что он там есть в достаточном количестве для рентабельной эксплуатации в течение десятилетий, это факт, — говорит Валерий Алексеевич. — Поскольку энергобезопасность — важнейшая проблема для страны, было бы целесообразно начать разведочное бурение уже в этом году, найдя источник финансирования, возможно, сэкономив на менее важных проектах. Если дело не откладывать, то через пять лет можно иметь электростанцию. Очевидно, надо реанимировать и углеразведку в целом как направление геологоразведочных работ, поскольку она оказалась незаслуженно забытой в последнее десятилетие.

Специалисты предприятия «БЕЛГЕО» также убеждены, что в качестве ресурсной базы для подземной газификации можно рассматривать и пласты бурого угля, выявленные в 70—80 годах прошлого века — Букчанское, Приболовичское, Боровское и некоторые другие углепроявления. Пласты там залегают на глубинах от 60 до 500 и более метров, их толщина — от 0,5 до 8 метров. Общие ресурсы оцениваются в объеме 200—250 миллионов тонн. Разработка шахтным или карьерным способом этих углей нерентабельна, поскольку они рассредоточены по мелким залежам, но для подземной газификации они очень перспективны. Ведь размеры отдельных модулей подземного газогенератора обычно не превышают 50 на 500 метров, и их можно объединить системой поверхностных газо- и воздухопроводов.

Многие специалисты считают, что подземную газификацию следует признать одним из перспективных инструментов для использования угольных запасов страны. Этот потенциал энергобезопасности достаточно велик, и было бы ошибкой пренебрегать им.


11:00 01/08/2008




Loading...


загружаются комментарии