Что происходит с государственной собственностью?

Как известно, в советские времена строили с размахом. Под заводы и фабрики не жалели ни земли, ни стройматериалов, ни финансов. Но когда экономические реалии круто изменились, лишние площади гигантских производств обернулись для директоров головной болью: "Чем загрузить? На что содержать?"

Что происходит с государственной собственностью?

Но одновременно подули и другие ветры: вместе с ростом цен на недвижимость и аренду бывший балласт в одночасье превратился в ценный актив. Сегодня многие заводы могут чувствовать себя зажиточными и успешными рантье. Особенно в Минске, где один квадратный метр коммерческой недвижимости сдается в аренду по 20, 30, 40 евро. Живи не тужи, сдал коммерсантам бывший цех - и подсчитывай доходы! Но просим не путать: "стригут купоны" с пущенных в аренду заводских корпусов часто вовсе не администрации госпредприятий, а небольшие, но очень оборотистые частные фирмы. За которыми стоит иностранный, преимущественно российский и украинский, капитал. И, вероятно, кто-то еще. Спекуляции в этой сфере приняли мегамасштаб!

Купили за 3,9 миллиарда - продали за 13
Бывшего директора, а ныне главного инженера минского предприятия ОАО "Белгран" Николая Сабилло контролеры и милиция проверяли уже не раз. Но противоправного в его действиях не нашли. Собственно, ничего "такого" он вроде и не совершал. Пару лет назад с одобрения концерна "Минскстрой" Николай Константинович выставил на аукцион заводской корпус по улице Радиальной площадью около 12 тысяч квадратных метров.

Появились два покупателя, выражением своих серьезных лиц дававшие понять, что на производственных площадях начнут новую и тоже производственную деятельность в пользу республики. Здание за 3,9 миллиарда рублей было продано зарегистрированному в Минске агентству недвижимости. По словам близких к этой сделке людей, "голова" этой скромной минской фирмы находится в Москве. В Беларуси деятельность предприятия обеспечивают сейчас три человека: директор, бухгалтер и юрист. Что также не нарушает букву закона. Однако создается впечатление, что изначально никто и не рассчитывал, что новый собственник покупает площади под серьезный производственный проект. Странно было бы ожидать этого от малоизвестного агентства недвижимости…

После того как из проданного корпуса "Белграна" было вывезено старое оборудование и проведен ремонт, новый хозяин в хорошем темпе распродал по частям выкупленные площади под склады и мастерские. По словам работников завода, "метры", когда-то принадлежавшие им и проданные за 3,9 млрд., ушли за 13 (!) миллиардов рублей. Сегодня на них "прописалось" целых 40 предприятий. И все платежи идут не государству, а "хозяину", который с такой легкостью провернул выгодное дело. Ума, оказывается, не надо? Куда важнее оказались "связи"?

Новый директор "Белграна" Александр Казак недоумевает, как можно было "продать тогда часть завода почти за бесценок". А у Николая Сабилло есть объяснение: "Сегодня легко рассуждать, а в тот момент, когда мы продавали корпус, завод сидел без копейки".
Ну и что? Продали, а что взамен получили?

Разберись теперь, кто прав!
Ясно лишь, что перед нами ярчайший пример примитивной спекуляции - за государственный счет некто сколотил (ли) немалое состояние. А сейчас, конечно, можно спорить до хрипоты, но что толку. Это называется "спор в пользу бедных" или, наоборот, в пользу богатых…

"Завод разбомбили, вытянули из него все живое…"
Еще более драматична ситуация с недвижимостью Минского приборостроительного завода (бывшего производственного объединения им. Ленина). Активы этого когда-то славного предприятия, гордости советского ВПК, тают, словно мартовский снег. Недавно состоялся очередной аукцион. На продажу было выставлено 7 тыс. квадратных метров по проспекту Независимости, 58, в самом центре Минска, в двух шагах от площади Якуба Коласа. Золотое местечко!

На предмет законности сделок с госсобственностью начальство завода, так же как и бывшее руководство "Белграна", проверялось не раз и не два. Но, насколько известно, никаких противоречий с законодательством до сего дня не выявлено. Впрочем, трудовому коллективу завода им. Ленина, который лишь поражается, как ловко орудуют за его спиной, от этого не спится спокойнее. Рабочие убеждены, что "завод разбазаривается". Многие винят в этом руководство предприятия. Кто-то указывает на попустительство Министерства промышленности, владеющего контрольным пакетом в ОАО. Дескать, ответственные чиновники смотрят на целенаправленное "проедание" имущества сквозь пальцы. Разбираясь в ситуации, я позвонил в Минпром. Там мне порекомендовали побеседовать с руководством завода. Разговор с гендиректором Николаем Рогожиком получился интересным.
"Завод разбомбили, вытянули из него все живое… Я писал письма и в Министерство по налогам и сборам, и в Мингорисполком, и в другие инстанции, но остановить разрушение предприятия не удалось", - удивил меня откровенным признанием гендиректор.

То, что в последнее время дела завода идут неважно, - не секрет. Однако особенно подточило экономику предприятия, как считает Николай Рогожик, решение налоговой инспекции об аресте и продаже наиболее ликвидного имущества. Оно, имущество, через суд было выставлено на аукцион для погашения кредиторской задолженности предприятия, которая на начало 2006 года составляла 22,8 миллиарда рублей. "Мне до сих пор непонятно, почему нам не смогли дать отсрочку, почему продали наш корпус, - не скрывает возмущения гендиректор. - У меня были серьезные планы. Я вел переговоры со стратегическим инвестором - крупным, солидным банком. Была перспектива вырвать завод из ямы. Но наши площади просто и грубо распродали. Непонятно, кстати, под какие цели".

Два этажа на Минском приборостроительном выкупил работающий в Беларуси иностранный банк. Остальные достались частным фирмам. И среди них также встречаются представители московских компаний. Один из таких представителей, по свидетельствам заводского коллектива, на выкупленной территории не показывается уже больше года. Интересное поведение для инвестора, не так ли? Любопытно, что представительство российской компании, выкупившее часть минского завода, в свое время взялось за перенос троллейбусного депо из центра столицы в Уручье. На освободившемся месте в районе улицы Красной планируется отстроить отель 4 - 5 звезд и торгово-развлекательный комплекс. Вероятно, есть планы и в отношении участка, который фирме удалось "застолбить" на проспекте Независимости. Но что это за планы? И сколько еще будут простаивать бывшие заводские площади?

Впрочем, на заводе полагают, что площади придерживаются для будущей перепродажи либо передачи в аренду, цены на офисные помещения в центре Минска изменяются только вверх. (Уже сегодня в Интернете можно встретить предложения о сдаче бывших корпусов завода им. Ленина по 29 евро за 1 кв. метр.) Действительно, почему бы недорого купленные в самом центре Минска бывшие производственные площади не пустить, так сказать, "под пары"? Есть они не просят, напротив, тихонько растут в цене. Но государство остается и здесь в качестве статиста. Почему? Нет ли тут элементов "комбинации", сговора со стороны "решивших вопрос" неких влиятельных лиц в пользу тех, кто выдавал себя за инвесторов, но является в действительности брутальным спекулянтом? Эти "схемы", кстати, отлично известны к востоку от Орши. Правда, там не церемонятся. Присылают наемников с автоматами и объявляют: "Было ваше - стало наше". В Беларуси схемы модернизируются под местные реалии. Автоматчиков в шерстяных масках нет, они заменяются респектабельными господами, участниками "торгов", "аукционов", хотя результат один и тот же - лакомые кусочки уходят "налево".

Пространство и время
Еще более удивительные вещи происходят с Минским часовым заводом. Объяснить торгово-экономические причуды бывшего менеджмента предприятия логически невозможно. Продажи часов в Нигерию по 3 - 4 доллара за штуку, загадочные и затратные командировки в ЮАР, закупка китайских комплектующих через российских посредников. Наконец, тотальная распродажа площадей завода по 400 - 700 долларов за 1 кв. метр… И это в центре города, где речь идет о гораздо более весомых суммах.

Не это ли привело предприятие к финансовому кризису?
Тревогу забила налоговая инспекция, установившая, что платежеспособность часового производства пошла под откос. Завод был признан банкротом. Над его спасением сейчас работают сразу несколько государственных учреждений. Но результаты этой совместной работы, как бы это помягче сказать, несколько странные. За время санации долги предприятия выросли с 23 до 35 миллиардов рублей. Не произошло никаких серьезных новаций в технологии производства. Не получено новых перспективных заказов… Складывается такое ощущение, будто кто-то "наложил лапу" на этот завод. А точнее, на целый квартал в центре города, который занимает Минский часовой.

Недалекое прошлое предприятия вызывает много вопросов, которые пока остаются без ответа. Как оказалась возможной продажа площадей по 400 - 700 долларов за метр, если рыночная цена их была около 2.000? Зачем в аренду частным фирмам, в том числе опять же московским, площади сдавались по 7 - 9 долларов за метр? Ведь "арендаторы" передавали эти же метры в пользование другим. Но уже по 30 долларов! Не укладывается в голове и явно ущербная лизинговая схема с 10-м корпусом, где находятся очистные сооружения, бойлерная, трансформаторная подстанция, обеспечивающие жизнедеятельность предприятия. Кажется, в чьих-то планах было парализовать завод окончательно…

Кстати, "СБ" уже писала об этом. И не будем скрывать, натолкнулась на "возмущение" довольно крупных чиновников, которые, не особенно маскируя свой интерес, попытались рычать по телефону: кто вам, дескать, разрешил соваться в такие тонкие дела… Было и такое. Ладно бы "рык" нес какой-то позитивный для государства заряд. Нет. Вокруг часового завода продолжается странная вакханалия. Так что продолжаем тему…

Не менее загадочно, чем прошлое, и будущее этого предприятия! Недавно появилась информация о переговорах с бизнесменом, выходцем из бывшего СССР, представляющим швейцарскую часовую марку. Якобы обсуждался вариант создания СП на базе Минского часового завода. Из достоверных источников удалось узнать некоторые подробности переговоров. Среди рассматриваемых вариантов был и такой. Швейцарская компания инвестирует в СП 10 миллионов долларов. После чего к ней перейдет 80 процентов акций нового совместного предприятия…

Но как это понимать? Ведь только здания, сооружения и оборудование завода оцениваются под 200 миллиардов рублей. А ведь под всем этим находится еще и огромный участок земли в центре Минска. Что за "паритет взносов"? И кому он выгоден?! Не попытка ли это увести в сторону внимание, выкупить за копейки участок в центре Минска, а потом начать возведение очередного бизнес-центра? Кстати, куда ни кинь, всюду желание строить "бизнес-центры"… Положа руку на сердце признаемся, что с бизнесом у нас пока, мягко говоря, не очень… Зато бизнес-центры растут как грибы теплой осенью в хорошем лесу. Что это за парадокс? Что за этим прячется?

Вместо послесловия
Приход в Беларусь иностранных инвесторов и приватизация предприятий - процесс естественный. Экономике требуется модернизация. И зарубежный капитал может оказаться весьма полезным. Но важно и другое. Приватизация не должна превратиться в барахолку, в распродажу ценной госсобственности по бросовым ценам. Пока же во многих сделках с имуществом белорусских заводов, особенно минских, много туманного. Непонятно, например, почему территории предприятий распродаются по кускам, а не единым комплексом? Почему перед инвесторами не ставится четких, продуманных условий: что и в какой срок они должны сделать на выкупленных площадях? Ссылки на "несовершенство законодательства" выглядят в этом контексте не очень убедительно. Если законодательство несовершенно, его нужно совершенствовать - ведь на глазах идет крутое разворовывание государственных активов. Чего ждем?

Показателен пример с Минским авиаремонтным заводом. Как известно, основной подрядчик строительства делового центра "Минск-Сити" обязался за свой счет вынести производство за пределы города. Создать все условия для успешной работы завода на новом месте. А в освободившуюся в Минске землю вложить миллиарды долларов. Выгодна ли такая схема государству? Безусловно! Но почему она не применяется по отношению к Минскому часовому заводу? Другим крупным предприятиям? Почему при попустительстве чиновников под крышей госпредприятий обосновываются фирмы, которые никак нельзя записать в стратегические инвесторы? Поскольку даже без очков видно, что это мелкие хищники, которые озабочены только своей выгодой. Понять их можно, но можно ли согласиться с таким положением дел?.. Разговоры о "плохом законодательстве" часто становятся ширмой, маскирующей нехороший умысел. По-моему, кивки на "законодательство" - это слишком прямолинейное обвинение. Все не так просто. В целом ведь в стране проведена серьезная работа, направленная на то, чтобы сделать сделки с собственностью - землей, недвижимостью, акциями - более рыночными. Много прогрессивных шагов делается и в отношении создания фондового рынка. Так что дело, скорее всего, в ином. В мощной коррупционной составляющей новой разрушительной тенденции. И не надо тешить себя иллюзиями. Рантье чувствует себя комфортно только в одном случае: когда над ним кто-то заинтересованный и влиятельный раскрывает "зонтик безопасности"…

08:22 27/08/2008




Loading...


загружаются комментарии