Мозгоимение* продолжается

Не так давно в Минске был проведен "круглый стол" по проблеме продовольственной безопасности страны.

Его участники дали высокую оценку аграрной политике государства, благодаря которой достигнуты результаты, превышающие средний уровень по мировой классификации.

В задачу автора не входит анализ всех выдвинутых в подтверждение этого тезиса аргументов. Но следующая точка зрения заслуживает внимания.

Один из участников, представитель академического института, предостерег от недопустимости раздробления хозяйств — одного, по его мнению, из важнейших факторов конкурентоспособности. По его словам, на сегодняшний момент их средний размер составляет 4,1 тыс. гектаров. Для сравнения: в Польше этот показатель равен примерно 8 га. В целом же в странах Евросоюза средний размер хозяйств составляет 20 гектаров.

Ну вот и скажите, разве можно с этим спорить? Разве не прав товарищ ученый?

Не спешите с ответом. Все не столь категорично, как кажется. В основе конкурентоспособности, как известно, лежит экономическая эффективность. Значит, производство в крупных по располагаемым угодьям хозяйствах должно быть более эффективным, чем в мелких. Насколько? Если считать, что между эффективностью и размером сельхозугодий существует прямая пропорциональная зависимость, то наше сельское хозяйство должно быть в 525 раз эффективнее польского и в 205 раз — европейского!

Ну хорошо, не в сотни и не в десятки раз, пусть бы в несколько раз — и нам бы вполне этого хватило, чтобы безбедно жить и не задумываться над очевидными глупостями, которые наши ученые-аграрии произносят с первого дня колхозного строительства. Безусловно, за деньги самих колхозников и, подозреваю, за наши деньги, которые государство сбивает "до кучи" в фондах поддержки сельского товаропроизводителя.

Имея такое теоретически доказанное преимущество в эффективности, почему мы до сей поры не догнали и не перегнали Америку, черт побери? Почему все эти побасенки всякий раз нам преподносятся как вновь открываемые аксиомы, неизбежные провалы списываются на отдельные хронические практические недочеты. Мол, кто-то вместо гелия в наш воздушный шарик постоянно закачивает нечто тяжелее воздуха. Поэтому колхозному воздухоплавателю не удается оторвать задницу от землицы-кормилицы.

Как надоела вся эта бодяга! Вот передо мною элегантно оформленный томик (Белорусская ССР. — М., 1957), подготовленный тогдашним Институтом экономики АН БССР к 40-летию советской власти. Своеобразная, как говаривали, визитная карточка союзной республики, которая в тесных рядах с другими утверждает идеалы мира и социального прогресса. Увлекательное чтиво! Такой, например, пассаж: "Чтобы догнать и перегнать США по производству мяса на душу населения, необходимо производить 81 ц мяса на 100 га сельскохозяйственных земель (в 2,5 раза больше, чем в 1956 году)".

Не получилось. Можно гадать, почему, но уверен: не потому, что полвека назад площадь хозяйств в БССР составляла только две вместо нынешних четырех тысяч гектаров.

Размеры хозяйств, специализация и прочие вещи — все это зависит от множества факторов и обычно определяется в условиях рыночной экономики. И если в Евросоюзе именно такие средние размеры хозяйств, значит, они лучше всего и подходят к социальным и экономическим условиям тамошней жизни. Иначе говоря, их размер, специализация, технологии производства определяются платежеспособным спросом, той ценой, которую общество считает возможным платить за свою продбезопасность.

Наши политики любят подчеркивать, что для них рынок не цель, а средство. А какова же цель? Отвечают: сильная и процветающая Беларусь. От величия замыслов в зобу дыхание сперло. Но коммунизм был еще более велик. И теперь если о нем и вспоминают, то сожалея, что такой красивый и большой пузырь лопнул, как банальное резинотехническое изделие.

Таков удел всех пузырей.

Не хочется впадать в детство, на пальцах объясняя различие между свободным товарообменом на рынке и насильственными изъятиями денег и товаров. А именно выкручиванием рук у производителей и потребителей занимаются обычно идеалисты, ставящие перед экономикой внерыночные цели.

И именно тут прямая зависимость: чем значимее цель, тем ниже результаты.

 


• Неологизм Марка Солонина, синонимичный эвфемизму "промывание мозгов".

 

15:33 09/09/2008




Loading...


загружаются комментарии