Почему при росте складских запасов цены на товары только повышаются?

По данным Минстата, в январе-июле нынешнего года белорусские предприятия в сравнении с аналогичным периодом прошлого увеличили производство многих видов продукции. Но для чего производить больше тех товаров, складские запасы которых превышают их среднемесячный выпуск в несколько раз? Почему при этом цену продукции не снижают, чтобы ее быстрее реализовать, а, наоборот, повышают? И как спасти ситуацию? На вопросы «Завтра твоей страны» отвечает декан экономического факультета БГУ, профессор, доктор физико-математических наук Михаил КОВАЛЕВ.

— Здесь, я думаю, дело не столько и не только в том, что директорат хочет отчитаться цифрами. Скорее, предприятия надеются, что им удастся реализовать произведенную продукцию. На мой взгляд, большинство предприятий все еще нечетко чувствует будущую конъюнктуру рынка. Они организуют производство и составляют бизнес-планы будущих проектов, ориентируясь на сегодняшний день, не понимая, что рынок в ХХI веке в высшей степени динамичен. И нужно прилагать колоссальнейшие усилия, чтобы предугадать будущее состояние рынка.
Хотя бы в статике предприятия научились считать и анализировать свои конкурентные позиции исходя из того, что есть сегодня. И им кажется, что так будет и завтра. А ведь должны быть и конкурентная разведка, и анализ больших объемов информации по движению рынков, который показывал бы, что же нас ожидает через месяц-два, а лучше — через год. Этого пока, к сожалению, большинство не научилось делать. Да и весь мир в какой-то степени застигнут врасплох, например, тем, как мгновенно выросли цены на продовольствие, хотя, видя, как растет благосостояние в странах Юго-Восточной Азии, абсолютно не сложно было спрогнозировать, что население этих стран перестанет есть рис и пить воду, а начнет больше потреблять мяса и молока. А как следствие этого будут расти цены на минеральные удобрения, нефть.
Ситуация с белорусскими производителями, особенно сложной бытовой техники, тоже была достаточно очевидна, если бы отслеживались все проекты, реализуемые в России по строительству новых заводов для производства телевизоров, стиральных машин с участием Китая, Кореи либо Японии. Если уж мы принимаем решение строить предприятия и организовывать производство, скажем, стиральных машин или нового поколения телевизоров, надо принимать его, исходя не только из того, что мы можем это произвести технологически. Надо считать, по какой цене мы можем продать продукцию, и удержим ли свою нишу, когда государство за счет других налогоплательщиков перестанет нас поддерживать.
Я, к сожалению, пессимист по отношению к двум, наверное, лучшим белорусским предприятиям, производящим сложнобытовую технику — это «Горизонт» и «Атлант» — и пессимистически смотрю на будущее «Интеграла» и других предприятий, которые относятся к этому кластеру. Конкуренция китайских и корейских фирм здесь настолько жесткая, они настолько умеют делать новые изделия все быстрее и быстрее, настолько интегрированы с ведущими мировыми компаниями, настолько интегрирована их наука с крупнейшими мировыми ТНК, что здесь конкурировать очень и очень сложно. И то, что перечисленные предприятия держатся на плаву, заслуга их директората.
В какой-то степени мы свой рынок еще удерживаем. Если понадобится, то сможем и защитить его. Но это не понравится населению: оно не настроено покупать обязательно свое, отечественное, а хочет иметь лучшее, и, в первую очередь, это относится к сложно-техническим потребительским товарам. Таможенная статистика показывает, что у нас растет импорт, например, сложнобытовой техники и одежды. Это и есть одна из причин наличия складских запасов.
С предприятиями легкой промышленности, которые имеют большие запасы некоторых видов товаров, еще сложнее, хотя правительство и принимает меры по их поддержке. В этой ситуации надо, быть может, не столько думать о покупке и установке современного оборудования, сколько задаться вопросом, с какими издержками будет производиться продукция на нем, и сможем ли мы конкурировать с теми же китайцами, имеющими свой хлопок, шелк, шерсть? В легкой промышленности (а это трудоемкая отрасль) нам будет все сложнее и сложнее это делать.
На мой взгляд, в легкой промышленности выход был уже давно очевиден. Все же, если предприятие имеет эффективного частного собственника, оно имеет и определенные успехи. У нас есть «Милавица» и еще несколько предприятий, которые делают все на свой страх и риск — они быстрее реагируют на рынок, быстрее и с меньшими издержками внедряют новые модели. Я глубоко убежден, что в легкой промышленности конкурируют более гибкие частные собственники, а не госконцерны.
Что же касается заводов, выпускающих сложную бытовую технику, то, наверное, они могли бы оставаться под контролем государства, но первое, что надо было бы делать, это укрупнять их, превращать в транснациональные корпорации для снижения издержек.
Надо также освобождаться от лишней рабочей силы. Раньше государство едва ли не заставляло иметь лишнюю рабочую силу, боясь безработицы. Сегодня же, когда рабочей силы в стране не хватает, всюду от лишней рабочей силы надо избавляться с целью уменьшения издержек и повышения эффективности, придать ей мобильность и укрепить маркетинговые и аналитические подразделения на крупных предприятиях самыми современными кадрами, которые будут находить ниши в сегодняшних и будущих рынках.
— На частных предприятиях и предприятиях с большой долей частного капитала маркетингу и сейчас придается большое значение, в то время, как на многих госпредприятиях роль маркетинга, кажется, недооценивают…
— На госпредприятиях маркетингу тоже придают значение, но там сложнее избавиться от тех, кто не может по-современному работать, не так динамично обновляются кадры. Я вижу, как набирают выпускников на работу, сколько внимания и сил придают те, кто действительно по-современному работает по подбору кадров: по несколько раз берут будущих специалистов на практику, чтобы присмотреться к человеку, и отбирают действительно лучших из лучших.
Наш факультет очень успешно сотрудничает с «Интегралом». Несколько лет назад концерн «Белнефтехим», Минский тракторный завод отобрали у нас для работы лучших выпускников. Мы также тесно сотрудничаем с Белорусской калийной компанией. И надо прямо сказать, что успех наших калийщиков — это не только благоприятная мировая конъюнктура, это, в том числе, действительно высокий класс работы ее специалистов, которые собраны не только из Беларуси, а, можно сказать, со всего мира.
Я думаю, что, если с жесткими критериями мы будем подходить к подбору кадров, если будем брать на работу в случае необходимости, если надо, и иностранцев, то со сбытом станет лучше. Но для этого, в первую очередь, надо было бы уже давно снять надуманные ограничения по фонду зарплаты. Это сдерживает дифференциацию зарплаты, работу рынка труда и стимулирование талантливых людей. Надо бы, наконец, и это, наверное, самое важное, приложить максимум усилий для того, чтобы вернуть из-за рубежа лучших наших специалистов, которые в свое время уехали и уже получили зарубежный рыночный опыт. Вернувшись, они дали бы новое дыхание многим нашим фирмам и предприятиям, потому что в конечном итоге все зависит не столько от технологии, не столько от капитала, сколько от людей, от человеческого капитала и работы рынка труда — главного рынка в экономике 21 века.
Далее. Мы не можем реально просчитать конкурентоспособность наших предприятий, этому препятствует отсутствие у нас международных стандартов бухгалтерского учета. Это большая проблема, о ней неоднократно заявляло правительство. На мой взгляд, нужно незамедлительно переходить на международные стандарты отчетности. И не надо составлять длинных планов постепенного перехода, надо это делать сразу, одним актом. Крупные предприятия и банки внедряют у себя международные стандарты, фактически они ведут двойную систему отчетности — международную и национальную, однако это дорого. Для введения международных стандартов отчетности очень многое надо будет поменять в нормативной базе. Ну, и что? Надо менять. Если весь мир так живет, то надо и нам жить по международным стандартам.
— В чем преимущество международных стандартов финансовой отчетности перед национальными?
— Они позволяют более четко анализировать рентабельность предприятия, рентабельность отдельно взятых бизнес-процессов и лучше видеть перспективы. Дело даже не в том, что упростится бухучет, а в том, что будет более реалистично видно финансовое состояние предприятий, оно не будет искаженным. Это позволит не допускать наличия сверхнормативных складских запасов.
— А почему у нас при наличии складских запасов растут цены на эту продукции, а если и снижаются, то незначительно? Не проще ли было бы снизить их стоимость на 70-90% и таким образом уменьшить складские запасы, чтобы не нести дополнительные издержки по хранению продукции, не «замораживать» средства?
— Для госпредприятий это действительно вопрос сложный. Если это частное предприятие, владелец сам считает и видит, что при значительном снижении цены будет упущенная выгода, но в целом он все равно выигрывает. На госпредприятии это реализовать очень сложно, потому что с точки зрения директора это будет сделано с целью избавления от запасов, а с точки зрения проверяющих — это может оказаться откатом. Но даже частному собственнику это сделать мешает существующая система ценообразования. И это вторая большая проблема нашей экономики после сложных стандартов бухучета.
Наша система ценообразования сложна, запутана, трудоемка, требует содержания большого количества людей, и плохо реагирует на колебания рынка. Она появилась в тот момент, когда мы никак не могли остановить инфляцию монетарными мерами. Тем не менее, и сейчас, если кому надо обосновать высокую цену своей продукции, он обоснует и высокую. Есть пример, который всегда приводят: комбикорма продаются чуть ли не с двукратной разницей; и те, и другие производители обосновали свои цены.
В стране составлен поэтапный план отказа от существующей системы ценообразования и перехода к рыночному ценообразованию за счет внедрения новых методов антимонопольного регулирования. Это не секрет, что в стране большинство предприятий крупные. В условиях свободы ценообразования они могут устанавливать необоснованно высокие цены, но для устранения этого явления существуют антимонопольные ценовые разбирательства, как это практикуется во всем мире. И производителю придется обосновывать цену только в таких исключительных случаях, а не регистрировать ее на каждый вид ложек и вилок. Система ценообразования должна быть изменена как можно скорее.
Я полагаю, что неотложное решение озвученных проблем в значительной мере изменит к лучшему ситуацию со сбытом продукции.
Справка
По данным Минстата Беларуси, в январе-июле 2008 г. в сравнении с аналогичным периодом 2007 г. производство холодильников в Беларуси увеличилось на 5,8% до 645,6 тыс. штук, складские запасы составляют 68,9 тыс. штук, или 74,7% к среднемесячному объему производства. Цены на отечественные холодильники в январе-июле выросли на 2,4% в сравнении с январем-июлем 2007 г. и в июле на 0,2% в сравнении с июнем 2008 г.
Выпуск стиральных машин в этот же период вырос на 43% до 141,9 тыс. штук, в том числе автоматических стиральных машин — на 47,1% до 138,4 тыс. штук. На складах скопилось 62,7 тыс. штук. стиральных машин, или в 3,1 раза больше объема месячного производства этой продукции. В том числе складские запасы автоматических стиральных машин составляют 60,7 тыс. штук, или в 3,1 раза больше среднемесячного объема производства. Цены на стиральные машины в январе-июле 2008 г. выросли в сравнении с аналогичным периодом 2007 г. на 2,1%, в июле в сравнении с июнем 2008 г. — на 0,2%.
Производство телевизоров сократилось на 5,1% и составило 408,8 тыс. штук. Складские запасы составляют 90,1 тыс. штук, или 154,4% к среднемесячному объему производства. Цены на эту продукцию в январе-июле 2008 г. выросли на 5,4% в сравнении с аналогичным периодом 2007 г. и в июле 2008 г. в сравнении с июнем 2008 г. — на 0,2%.
Выпуск ковров и ковровых изделий увеличился на 5% до 3,481 млн. кв. м, складские запасы составляли 353 тыс. кВ. м, или 71% к среднемесячному производству продукции. Цены на ковры и ковровые изделия выросли в январе-июле 2008 г. в сравнении с январем-июлем 2007 г. на 5,4%, в июле 2008 г. в сравнении с июнем этого года — на 0,2%.

 

12:50 10/09/2008




Loading...


загружаются комментарии