«Лесное дело» близится к финишу

Самое крупное уголовное дело в отношении экспортеров лесоматериалов медленно приближается к финалу. В начале недели суд наконец определился с датой вынесения приговора в отношении руководителей компании «Эстикару» и их партнеров.

«Вот уже 2,5 года, как тянется наше дело», – устало начал выступление с последним словом Сергей Кергет, замдиректора СООО «Эстикару» (эст. – «Эстонский медведь»). По мнению следователей КГБ, обвиняемый являлся одним из организаторов преступной группы, которая наживалась на возврате якобы уплаченного НДС на общую сумму 2,3 млрд рублей.

Уголовное дело появилось весной 2006 года. Как заявил начальник управления экономической безопасности КГБ РБ Виктор Русак, преступная организация под прикрытием СООО «Эстикару» осуществляла незаконные экспортные операции с похищенной лесопродукцией. В отношении десяти человек – руководителей и сотрудников «Эстикару», а также партнеров – руководителей компаний «Рамблер» и «Ниатрон М» возбудили уголовное дело по обвинению в хищении путем злоупотребления служебными полномочиями в особо крупном размере.

По версии следствия, четверо сыграли роли организаторов преступной группы. Это директор и соучредитель «Эстикару» Сергей Кравченко, его заместитель Сергей Кергет, директор «Рамблер» Дмитрий Кравченко и замдиректора «Эстикару» по идеологической работе Егор Стешов. Якобы еще осенью 2003 года с их участием была разработана схема приобретения и поставок за рубеж леса. При этом лесоматериалы приобретались «Эстикару», «Ниатрон М» и «Рамблер» у неизвестных поставщиков по фиктивным договорам. Экспортеры поставляли лесоматериалы в Европу, производя расчет через подконтрольные им компании, после чего просили вернуть НДС, якобы выплаченный первым поставщикам леса.

Поначалу к претензиям следствия относились скептически: за три последних года финансово-хозяйственную деятельность «Эстикару» изучили все контролирующие органы – КГК, ДФР, ОБЭП, прокуратура, МНС и пр. По мнению защиты, нарушений, указывающих на необоснованное заявление предприятия к выплате НДС, установлено не было.

Однако представитель гособвинения был непреклонен. Он поддержал позицию следствия, согласившись: для необоснованного возврата НДС была создана безупречная схема. До границы пиломатериалы следовали по товарно-сопроводительным документам от реальных поставщиков. В пунктах таможенного оформления их меняли на «подложные» – со сведениями о несуществующих поставщиках. В налоговые органы направлялись требования о возврате НДС, где также указывались недостоверные сведения.

В ответ сторона защиты в категоричной форме сообщила об отсутствии в материалах дела доказательств вины. Действия обвиняемых якобы не содержали в себе общественно опасной подоплеки, представляя собой рядовой хозяйственный спор.

Обвиняемый С.Кергет высказался однозначно: «Имеет место не хищение и, как следствие, задолженность в бюджет, а наоборот – значительная переплата предприятием данного налога». По словам обвиняемого, «налоговая инспекция взяла необоснованно НДС к зачету на сумму около 2,3 млрд рублей. На эту сумму уменьшится НДС к возврату, переплаченный предприятием. И бюджет должен предприятию «Эстикару» на 2,3 млрд меньше. То есть даже при уменьшении задолженности бюджету на всю сумму у предприятия все равно остается переплата по НДС в бюджете. И говорить о хищении НДС просто нелепо».

Пытаясь ответить на заданный им же вопрос о причинах возбуждения уголовного дела, С.Кергет сообщил суду о поставленной руководством страны задаче «навести порядок в экспорте пиломатериалов». При этом следствие «пошло путем наименьшего сопротивления. Взяв самое крупное частное предприятие в экспорте пиломатериалов, (…) правоохранители возбудили уголовное дело, чтобы отчитаться перед руководством страны о проделанной работе и выявлении крупного хищения».

Уверенное выступление обвиняемого сорвало шквал аплодисментов, вызвав заметное негодование судьи. Высказав недовольство, последний назначил дату вынесения приговора – 15 октября.

 

11:48 19/09/2008




Loading...


загружаются комментарии