Три приема против лома

Контролирующие органы взялись за рынок лома металлов. Специалисты утверждают: через «прозрачную» границу ежедневно протекает не менее 100 тонн лома. А задерживается лишь маленькая доля того, что вывозится в реальности и потом через российские коммерческие структуры  возвращается на БМЗ, но уже по другой — более высокой — цене...

Из последних ярких эпизодов в тему: двести метров железной дороги в пригороде Гомеля, без надобности пылившиеся пять лет, по весне разобрали тихо и со знанием дела. Пришли туда не мужички с монтировками. Приехали настоящие специалисты на хорошей технике, чтобы поднять 15 тонн лома... В считанные годы некогда любительские марш–броски за черным и цветным металлом приобрели характер организованно–профессиональный. Былые мотки кабеля и кладбищенские кресты трансформировались в караваны грузовиков, идущие из разных уголков страны туда, где больше платят и ничего не спрашивают.


Капля в море

Нынче «засада» — мечта оперативника. Синенький «Фиат», небрежно зависший на обочине деревенского закоулка Неглюбки Ветковского района, хотя и выдается резким силуэтом на фоне сельского дизайна, но стоит так долго, что успел «замылить» местное око. Тепло, комфортно, но утомительно вот так ждать — третий час уже:

— За месяц работы у меня это первая нелегальная «точка» по сбору лома, — кивает в сторону облупившейся деревенской ограды главный государственный инспектор районной инспекции Министерства по налогам и сборам Наталья Усова. — Все больше по грузовикам с черным и цветным металлом «специализируюсь». Счет — на десятки. Но такие подпольные пункты — начало начал.

«Начало» раскинулось во дворе опустевшего дома. Хозяева умерли. Сын бывает наездами из райцентра. То ли с его легкой руки заполнилось ломом пространство, то ли добрый человек в чужих владениях развернул бурную деятельность... Но железа здесь — пруд пруди: от металлических кроватей и керосиновых ламп до радиаторов отопления и «картофелетрусилок». Явно нажито непосильным, но сторонним трудом, о чем безмолвно «вещают» стационарные весы. В сельских «кулуарах» сразу просветили, куда лучше нести железо. В пунктах райпо принимают по 160 рублей за килограмм, у частника дают все 400.

— Не меньше пяти тонн будет, — профессионально оценивает дворовые запасы заместитель начальника районной налоговой инспекции Вячеслав Бураков. — Практически каждую неделю с милицией «закрываем» такие пункты. Они перемещаются на другие площадки. Редко — во дворы жилых домов. Чаще — на пустыри и заброшенные территории.

Начальник областной налоговой инспекции Галина Пашед расширяет мои представления о происходящем: белорусские деревни, примыкающие к российским поселениям, такими точками покрыты, словно сетью. Маленькие ручейки стекаются в большие. От них путь в основном через зону загрязнения — на российскую территорию. Многое выдает в себе криминальную организованность. И машины сопровождения впереди грузовых караванов, и конспирация — пассажирские автобусы набивают ломом, и частая смена путей и времени провоза, и поддельные товарно–транспортные накладные...


— Налоговиков этих районов называем не иначе, как металлоинспекторами, — добавляет здоровой лирики собеседница. — Львиная доля в их работе — лом.

Откуда ноги растут

Колоссальная разница цен и минимум ответственности по отечественному законодательству — два кита «ломовой лихорадки», охватившей приграничье в последние годы.

— В российских заготпунктах металлы принимают по ценам, в 3 — 4 раза превосходящим наши, — заместитель начальника управления областной налоговой инспекции Виталия Клевцова в теме уже, как рыба в воде. — Вторая проблема — мягкость наказания за незаконный вывоз: большинству перевозчиков мы можем погрозить лишь штрафом от 10 до 50 базовых величин. Конфискация транспортного средства не предусмотрена.

Если учесть, что на одной «грузовой» ходке поставщик лома зарабатывает больше трех тысяч долларов, то эти штрафные суммы для него — зарядка для ума, да и только. К слову, в ней профессионалы железного дела упражняются по–разному. Как то: собрал лом на собственном огороде — вез на «Гомельвтормет», заблудился. Все это ответчик доказывает в суде с адвокатом. Опровергнуть, бывает, нечем. Получает на руки оправдательный документ. Неосторожно попадается второй раз: да везу тот лом, с которым вы меня уже задерживали, — решил сдать... Или: спешим на Белорусский металлургический завод, но сбились с пути. Это версия для тех, кто не знает, что БМЗ работает только с вагонами лома. Противоядие, конечно же, ищут.

— Собираем доказательства, подтверждающие незаконную предпринимательскую деятельность, — объясняет порядок действий гомельский милиционер, старший оперуполномоченный по особо важным делам Олег Горелов. — Это — штрафы по максимуму. А чтобы привлечь к уголовной ответственности, должна быть сумма груза, превышающая 250 базовых величин. По белорусским государственным ценам она, к сожалению, не всегда набегает. Так что везут больше — поэтому больше организовываем рейдов, больше задерживаем.

О прогрессирующей тяге народа к металлу хочется сказать особо. Цифрами. В прошлом году за пределы Ветковского района не пустили 168 тонн, нынче уже — 600. В той же прогрессии развивается ситуация в целом на Гомельщине: прошлая годовая цифра давно перекрыта. За нынешние 8,5 месяца предприятию «Гомельвтормет» передано порядка 2 тысяч тонн задержанного металла, а это в два раза больше прошлогоднего. Плюс составил 160 миллионов рублей.


— За год мы заготавливаем в среднем 160 — 170 тысяч тонн лома, — о своей реальности говорит заместитель директора предприятия Юрий Бричиков. — При этом обеспечиваем мизер от потребностей Белорусского металлургического завода, который основной лом получает из России. Но с другой стороны — зачем отдавать на сторону даже малость?

К слову, по оценкам надзорных органов, через прозрачную границу ежедневно протекает не менее 100 тонн лома. Иначе говоря, задерживается лишь доля того, что вывозится в реальности, а потом через российские коммерческие структуры возвращается на БМЗ, но уже по другой цене.

Против лома — три приема?

Трудно не догадаться: «ломовая лихорадка» тянет за собой организованную преступность (приграничные группировки, промышлявшие табаком и алкоголем, теперь переключились на металл). И — коррумпированность «стоящих на страже». Суть того, что может происходить в обычной жизни, — в последнем уголовном деле управления КГБ по Гомельской области. Житель Добруша настолько увлекся металлобизнесом, беспрепятственно приносившим баснословные доходы, что решил вообще на правовые мелочи не отвлекаться. Активно начал искать «крышу», рискнув сотруднику КГБ предложить за опеку 2 тысячи долларов ежемесячной платы. Чекисты тут же отреагировали. Пошли на оперативный эксперимент. Взяли с поличным, чем одновременно перекрыли один из активных каналов переправки лома.

Самое, пожалуй, неприятное: «металлоопухоль» разрастается не только вширь. Теперь «левым» ломом занимаются во всех регионах страны: об этом говорят номера задержанных автомобилей. Другое настораживает: она идет вглубь. «Болеют» не только взрослые и хитрые граждане, но также маленькие и глупые. В августе областная комиссия по делам несовершеннолетних забила тревогу — помогите остановить «пионерский порыв».

— На глазах стала расти детская преступность, — заместитель председателя комиссии Александр Васильцов посвящает меня в последние подробности. — Проанализировали. Основная прибавка — за счет бидонов, умывальников да кастрюль. Подростки повадились все это воровать и сдавать в нелегальные пункты. Мы уже обратились в милицию и налоговую, чтобы занялись подпольными скупщиками.

Как ими заняться эффективно, «внизу» уже знают. Это бы закрепить «наверху». Прежде всего — оптимизировать цены. Приближение к российским точно даст результат. Но не решит проблему в целом. Ведь везут и краденое — что в официальных пунктах не принимается по определению. Да и наверняка по ту сторону последует адекватный ход. Уж очень доходен бизнес. Отсюда жизненная необходимость законодательства большей жесткости: от конфискации автомобиля перевозчика до уголовной ответственности при повторности.

И еще одна запятая в «металлической» истории: криминалу интересно то, что плохо лежит. То есть хранится небрежно и легкодобываемо. Усилить ответственность руководителей за все б/у — не праздная забота. По нынешним временам наивно оставлять добро без глаза и верить, что быть ему целым и невредимым. Ведь взяли 15 тонн стальных магистралей — и дело с концом. А в последнее время в лесах Гомельской области все чаще замечают груженные ломом автопоезда, которые, надо думать, пришли на смену небольшим КамАЗам.

Комментарий

Ирина Марченко, начальник отдела контроля за использованием черных, цветных и драгоценных металлов Комитета государственного контроля:

— О серьезности и масштабах проблемы говорит тот факт, что Президент дал поручение КГК взять тему под контроль. В сентябре во всех регионах страны под началом наших территориальных комитетов созданы рабочие группы, в которые включены представители заинтересованных ведомств. Перед ними поставлено несколько задач. Прежде всего — принятие максимума мер по пресечению теневого оборота вторичного металла. Им также предстоит детально изучить сложившуюся на местах ситуацию и выработать предложения, которые позволят ее кардинально изменить.


 

11:05 24/09/2008




Loading...


загружаются комментарии