Сергей Парсюкевич: «Предприниматели в конце этого года потеряют все»

Бывший политзаключенный Сергей Парсюкевич заявил в интервью «Радыя Рацыя», что самое страшное в предпринимательской деятельности – это давление со стороны государства.

Сергей Парсюкевич до того, как начать свою предпринимательскую деятельность, работал в правоохранительных органах.

«Необходимо было как-то зарабатывать на жизнь, я так подумал, что самый нормальный и быстрый способ попасть в нужную колею – это стать предпринимателем. Ну и получилось. Правда, сначала поискал свою тему», - объясняет бывший политзаключенный.

За свой богатый опыт предпринимательской деятельности Сергей Парсюкевич столкнулся со всеми теми профессиональными проблемами, как и другие предприниматели страны.

«Когда я еще не был предпринимателем, работал в милиции, временами проезжал рядом с рынками и видел, что они бастуют. Думал, что такое, что это людям может не нравиться? Не желают работать. И самое интересное, у меня снова встает вопрос: так почему тогда рынки бастовали? Потому что те проблемы, в сравнении с сегодняшними, они настоящими проблемами не были. А сейчас рынки тяжело вывести на забастовку. И это тоже проблема предпринимателей. Самое страшное в предпринимательской деятельности – это давление со стороны государства, это попытка в принципе уничтожить предпринимателей как класс и взять все под свой контроль, в свои руки. Отсюда все проблема и встают», - утверждает бывший политзаключенный.

Несмотря на все трудности, Сергей Парсюкевич занял активную позицию в отстаивании своих прав как предпринимателя.

«Я в принципе не люблю разные несправедливость, неправду и все, что с этим связано. И я такой человек, что свое мнение не держу в кармане – я его высказываю. Я все-таки кадровый офицер, боец, и я всегда по жизни защищал людей и свои интересы. Поэтому я не могу сидеть в кустах, когда нужно решать вопросы», - говорит предприниматель.

После акции предпринимателей Сергей Парсюкевич задержали, разместили в СИЗО и осудили на 2,5 года заключения. Он столкнулся с судебной системой уже изнутри.

«Дело в том, что она также деградирует, как и все остальное в стране. Когда я был при погонах, работал в милиции, правда, у меня служба была другая, я был экспертом-криминалистом… именно то, с чем мне выпало столкнуться… меня сильно впечатлило. Но здесь нужно давать поправку, что это было заказное дело, это не дело некоего человека, который украл курицу у соседки. Там такого «беспредела» нет. В моем деле был заказ. Делалось так, как им было нужно, как было приказано», - подчеркивает бывший политзаключенный.

Предприниматель связывает свое освобождение с работой лорда Белла по улучшению имиджа белорусского руководителя.

«17-го я узнал, что освободили Козулина, а 20-го… я как раз вышел после карантина на работу, я два карантина успел за это время пройти, до обеда поработал, пришел снова на производство, мне сказали: тебя вызывает начальник колонии. Я был на 99 процентов уверен – по какому поводу. Пришел и услышал: я свободен, есть указ о помиловании, идите, забирайте вещи, только чтобы все было тихо. Ясно, что скрыть это от людей было невозможно. Люди радовались, поддерживали. Пришлось собираться быстро, начальник колонии мне дал полчаса. А прибежали за мной минут через 10. Я даже не успел собрать свои вещи», - вспоминает Сергей Парсюкевич.

Но он не считает свое освобождение «шагом к либерализации» режима Лукашенко.

«Судимость не снята. Моя супруга лично расписалась в получении письма из суда, по которому мне, оказывается, выплачивать Дулубу деньги. Это звучит абсурдно, так как человек нарушил закон, а ему за это еще деньги нужно платить. Права нонсенс. Кроме того, меня лишили средств к существованию: меня лишили лицензии, у меня нет места на рынке. Работать предпринимателем сейчас я не могут. И мою пенсию из МВД порезали. Последний раз я получил 300 тысяч», - обяъсняет бывший политзаключенный.

По его мнению, движение предпринимателей не играет значительной роли в демократизации Беларуси, несмотря на протесты в начале года.

«Я считаю, что особенного ничего мы не показали, потому что массовости мы не достигли. Почему я так говорю: в Минске около 50 тысяч предпринимателей, а в акции участвовали около 5 тысяч человек. Разве это массовость? А то, что люди настроены агрессивно, так это понятно. Я думаю, что в конце этого года и на начало следующего, возможно, все будет намного серьезнее. Потому что, если тогда люди теряли часть бизнеса, то с января 2009 года основная масса предпринимателей малого бизнеса теряет все. Я считаю, что люди реально могут выйти на Площадь, и не только в Минске. Все идет к тому, что так и произойдет», - замечает Сергей Парсюкевич.

Напомним, лидер предпринимательского движения Сергей Парсюкевич был осужден на 2,5 года заключения за участие митинге протеста 10 января и за то, что якобы избил сотрудника минского изолятора временного содержания Александра Дулуба в то время, когда отбывал там административный арест за участие в акции протеста предпринимателей и держал восьмой день голодовки. Сам Парсюкевич утверждал на суде, что на самом деле милиционеры жестоко избили его.

14:35 24/10/2008




Loading...


загружаются комментарии