Кризис и цены

Ценовое регулирование является одним из важнейших факторов стимулирования или дестимулирования экономики – в том числе в условиях кризиса.

Кризис и цены

Поэтому будет интересно посмотреть, какая ценовая политика осуществляется у нас и «у них». Сначала обратимся, естественно, к нам. Если сказать коротко, то у нас цены растут. В принципе, это известно всем, но чтобы не быть голословным приведу все-таки несколько примеров.

В Минске на 25% подорожал проезд в пригородных автобусах. Новые предельные максимальные тарифы за 1 км проезда пассажиров в автобусах регулярных маршрутов пригородного сообщения утвердил Мингорисполком, сообщили БЕЛТА в пресс-службе мэрии.

В Минске на 20% подорожал проезд в маршрутных такси. Как сообщили агентству «Минск-Новости» в ГУ «Столичный транспорт и связь», подорожание произошло на основании постановления Министерства экономики №165. Если раньше проезд в маршрутном такси стоил 1.550 рублей, то сейчас пассажиру придется заплатить 1.850 рублей. Кроме того, в ближайшее время будут увеличены тарифы на проезд в такси. Предельные отпускные цены на хлеб и хлебобулочные изделия в Беларуси в IV квартале будут увеличиваться до 2% ежемесячно, молоко, кефир, сметану, творог – до 2,5%, сообщает Interfax.by со ссылкой на пресс- службу министерства экономики. «В IV квартале предусматривается поэтапное повышение предельных отпускных цен на хлеб и хлебобулочные изделия до 2% в месяц, на молоко, кефир, сметану, творог до 2,5%», сообщили в пресс-службе. Кроме того, предельные отпускные цены на говядину и свинину потушную будут увеличены на 5% и 4% соответственно в октябре и ноябре текущего года.

С 29 октября в Беларуси повышены розничные цены на некоторые марки сигарет. Согласно постановлению Минэкономики от 23 октября 2008 г. № 202 цена на сигареты «Camel» повысилась на 4,5%, «Magna» – 6,3%, «Monte Carlo» – 4,9%, «West» – 3% и «Winston» – 2,27% и т.д.

Логика в принципе понятная и естественная: если спрос падает, то для сохранения прежних прибылей надо поднять цены. Правда рост цен обычно приводит к дальнейшему падению спроса, но наши руководители, видимо, считают, что есть и пить людям нужно по любому, голыми тоже не будут ходить, значит, будут и покупать. Покупать, конечно, будут, но меньше, самые дешевые сорта и реже, а некоторые покупки вообще пока отложат. Так что большой прибыли тут не будет. Есть и еще одна опасность, более серьезная. Цены у нас уже выше, чем у соседей, и продолжают расти, поэтому наши товары должны теоретически быстро замениться импортными. Но здесь есть испытанный прием – запрет на импорт в той или иной форме. Про общегосударственную политику писать не буду, уже много написано. Добавлю только, что такую же политику стали проводить и некоторые регионы – запрещать ввоз определенных товаров из других регионов своей же страны. Может эти региональные руководители считают такие методы «повышения конкурентоспособности» весьма прогрессивными, но мне торговые барьеры внутри одной страны кажутся пережитком средневековья. И конечный результат для экономики должен быть соответствующим. Да и прямой или косвенный запрет импорта тоже путь в никуда. Например, известно, что Наполеон предпринял поход в Россию отнюдь не для того чтобы присоединить ее к своей Империи, а чтобы принудить выполнять положения «континентальной блокады». Если проще – заставить Россию не покупать английские товары, а покупать, естественно, французские, хотя французские товары тогда были дороже и хуже. Чем Наполеон кончил, знают все. Мы со своими «экспериментами» можем кончить примерно так же, если соседи начнут поступать с нашими товарами так, как мы с их товарами. Лучшая защита от импорта – это когда твой товар дешевле и качественнее, чем у конкурента. Ничего более действенного пока не придумано, а все остальное «от лукавого».

Теперь обратимся «к ним». Тут если одной фразой – цены падают. Я бы, в связи с этим, даже назвал их кризис «комфортным», правда для населения, а не для финансистов, естественно. Ведь снижение цен здесь даже опережает некоторое снижение доходов среднего потребителя.

Например, ведущие немецкие сети супермаркетов в условиях надвигающегося спада объявили о снижении цен на молочные продукты и другие продовольственные товары, сообщает «Немецкая волна». Крупнейшие в Германии сети дискаунтеров Aldi, Penny и Lidl в первые дни ноября примерно на 20% снизили цены на молоко и такие молочные продукты, как сливочное масло, творог, взбитые сливки и конденсированное молоко. Одновременно подешевели другие продовольственные товары, например, кофе, яблочный сок, сахар. Пшеничная мука стоит теперь на 25% меньше. В отдельных случаях цены упали на 35%. Дискаунтеры подчеркивают, что речь идет не о временной акции, а о долгосрочном изменении общего прейскуранта. Падение розничных цен на молоко ставит немецких фермеров в очень сложное положение, поскольку нынешние закупочные цены многим из них даже не позволяют покрывать расходы. Однако для немецкой экономики в целом это – очень положительное явление. Рекордные темпы роста инфляции в еврозоне за последний год были вызваны, главным образом, удорожанием энергоносителей и продуктов питания. Нефтепродукты уже подешевели, теперь на исходные рубежи возвращаются цены на продовольственные товары. Это не может не привести к дальнейшему замедлению темпов инфляции, что, в свою очередь, повысит покупательную способность населения и позволит Европейскому центральному банку продолжить снижение процентных ставок, стимулируя тем самым оказавшуюся на грани рецессии экономику.

Падение канадского доллара смягчило негативные последствия от падения цен для компаний-производителей целлюлозы Canfor Pulp и Mercer International, сообщают компании в своих ежеквартальных отчетах. Цены на целлюлозу к концу квартала упали ненамного, но с тех пор снизились еще больше, поскольку падает спрос и накапливается товарный запас, сообщает издание Vancouver Sun. В течение третьего квартала канадский доллар продавался примерно за USD0,96, теперь же его курс варьируется в районе USD0,77. Для компании Mercer, расположенной в Ванкувере и располагающей двумя заводами в Германии и одним – в Кастлгар, более выгодый курс валют и статус предприятия, производящего продукцию с низкой добавленной стоимостью, позволит преодолеть кризис, говорит президент компании Джимми Ли. «Более сильный американский доллар выгоден для нас, поскольку производственные расходы в основном считаются в евро и канадских долларах, хотя цены на целлюлозу в основном котируются в американских долларах».

Редкую картину можно наблюдать в обменных пунктах Женевы: с утра к кассовым окошкам выстраиваются очереди желающих приобрести евро, передает корреспондент РИА Новости. По словам кассиров, резкий рост спроса на единую европейскую валюту был отмечен в конце минувшей недели, когда курс евро по отношению к швейцарскому франку начал стремительно снижаться. А во вторник, когда курс упал до 1,46 франка за 1 евро, спрос приобрел почти ажиотажный характер. Как пишет в среду газета Tribune de Geneve, накануне некоторые обменные пункты в центре города вынуждены были даже прекратить работу, поскольку исчерпали все запасы наличности. По данным издания, основные покупатели евро – это жители Женевы, которые имеют возможность совершать поездки в приграничные районы соседней Франции, чтобы делать там покупки.

Несколько месяцев назад, когда валютный курс доходил до 1,68 франка за 1 евро, а цены на нефть и нефтепродукты были очень высокими, количество желающих совершать шоп-туры во Францию было не так велико. Теперь же, когда ситуация изменилась, женевцы скупают евро, чтобы отправиться к соседям и запастись подешевевшим бензином, дизельным топливом и другими товарами. Довольно курьезный пример, но он наглядно показывает, как работает механизм рыночной саморегуляции. Если во Франции дешевле, чем в Швейцарии, то покупать будут французское, а не швейцарское. Как и у нас покупали бы украинское, например, а не белорусское, если бы не «засады» на дорогах.

Во втором квартале этого года в США даже рассылали населению чеки с деньгами на поддержку расходов и тем самым искусственно стимулировали потребление. Метод, по-моему, довольно оригинальный, но его тоже можно считать вариацией снижения цен. Просто в США государство не может приказать снизить цены, а вот чек послать может. Массовое же снижение цен самими производителями началось несколько позже.
В США резко снижаются цены на бензин: за последние две недели октября цены упали на 53 цента, говорится в докладе компании Lundberg Survey, которая занимается анализом бензинового рынка США. «Средняя цена самого дешевого бензина, по данным на пятницу, составила 2,78 доллара за галлон, средняя цена 10 октября составляла 3,31 доллара», – говорится в докладе. Десятого октября было зафиксировано падение на 35 центов – самое большое за 60-летнюю историю наблюдений Lundberg. Самая высокая цена на бензин в США была зафиксирована 11 июля: 4,11 доллара за галлон. С этого времени, как отмечается в докладе, цена снижалась из-за понижения цены на нефть и уменьшения спроса. В соответствии с прогнозом главы Lundberg Survey Трибли Ландберг, цены продолжат снижаться и далее, но не так резко.

В сентябре текущего года в США был отмечен неожиданный рост объема продаж новостроек, сообщает агентство Bloomberg. В частности, за сентябрь 2008 года в США было продано 464 тысячи жилых домов, что на 2,7% выше аналогичного показателя за предыдущий месяц, составлявшего 452 тысячи. Агентство отмечает, что это первое увеличение количества продаж после того, как в прошлом месяце объем заключенных сделок в секторе жилой недвижимости снизился до своего 17-летнего минимума. Однако, несмотря на неожиданный рост, общий объем заключенных сделок в этом секторе рынка в сентябре все равно остается ниже аналогичного показателя за прошлый год на 33%. Отметим, что приведенная статистика указывает на неточность августовских прогнозов, предполагавших, что за сентябрь количество проданных новостроек снизится на 2,2% и составит 450 тыс. домов. Участники рынка полагают, что увеличение объема продаж вызвано, в первую очередь, падением цен. В сентябре средняя цена нового жилого дома в США достигла минимального значения с 2004 г. и составила USD281.400, что на 9,1% ниже аналогичного показателя за прошлый год. Как видим, и на многострадальном американском рынке недвижимости, с которого все и началось, наметились первые проблески оздоровления.

И вообще «у них», похоже, стали проявляться первые признаки общего «выздоровления». Мировая экономика уже прошла самую опасную фазу финансового кризиса, считает лауреат Нобелевской премии по экономике Роберт Манделл (Robert A. Mundell). «Экономика не в такой плохой форме, как может показаться из новостей. Реальная экономика не рухнула. Худшее позади», – цитирует корейское информационное агентство Ренхап слова нобелевского лауреата на открытии Мирового форума лидеров (World Leaders Forum), проводимого в честь 60-й годовщины основания Южной Кореи. С ним пока еще не все согласны, но только в том, пройден или не пройден пик кризиса. В том, что экономика выкарабкается, сомнений практически уже не осталось.

У нас ситуация несколько иная. Как мы видим, даже наши действия противоположны «их» действиям. Может наше руководство считает иначе, но как мне кажется, и результат должен быть противоположным. Ведь, в принципе, сегодня в области ценовой политики мы действуем противоположно даже тому, как сами действовали в 1994 и 1998 годах. В 1994 г. наша продукция стоила значительно дешевле, чем аналогичная у соседей.
Поэтому не только официальный экспорт ее был обеспечен в любых посильных нам количествах, но и с розничного, более дорогого чем оптовый,  рынка было выгодно вывозить товары за рубеж. Мы даже заслоны на дорогах ставили, чтобы продукцию с внутреннего рынка не вывозили. Заслоны – это конечно лишнее, ведь чем больше спрос, тем лучше для производителя. Но заводы, как и обещал молодой тогда руководитель – «запустили». Правда, тогда он еще был ориентирован на интересы народа, то есть общества в целом, а не только номенклатуры. В 1998 г. мы кризиса даже и не почувствовали, ведь после российского дефолта спрос на нашу тогда еще дешевую и относительно качественную продукцию только вырос, а значит выросли и доходы от экспорта.

А сейчас мы «нюх потеряли», ведь сегодня наши товары едва ли не самые дорогие и, как лично мне кажется, практически самые некачественные в регионе, а разговоры о необходимости повышения цен продолжаются. Может чиновники считают иначе, но это мнение потребителя, и многие потребители со мной согласны. Кто нашу продукцию за рубежом вообще до сих пор покупает, я не очень представляю. Как мы ее продаем внутри страны, в общем, понятно, но это тоже совершенно тупиковый путь. И никакие кредиты нас в таком положении не спасут, ведь кредиты в конечном итоге приводят к тому, что продукция у того, кто их берет, становится только дороже – кредит надо не просто отдавать, но отдавать с процентами. Соответственно, как минимум, на сумму процентов и будет дороже конечная продукция. Кредиты вообще-то берут во время бума, а не кризиса, чтобы быстро нарастить производство. Поскольку цены в период бума всегда растут, то на сбыт продукции необходимость платить проценты влияет незначительно, тут важно побыстрее занять максимально возможную часть растущего рынка.

Хотя без системных  изменений любые наши действия большого эффекта не принесут. Нужны изменения в структуре экономики. Ведь просто использовать наш прошлый опыт уже не получится. Например, нефтегазовая «халява» для нас вот-вот закончится. Один этот фактор требует структурных изменений. А ведь, к сожалению, этот фактор не один.

 

09:34 13/11/2008




Loading...


загружаются комментарии